android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Капитан за бортом, «Рено» идет ко дну

Каждый день дело об умышленной аварии Нельсона Пике-младшего на Гран-при Сингапура обрастает новыми подробностями: признаниями, допросами, радиопереговорами, картинами телеметрии с болидов «Рено», увольнением верхушки руководства команды. Sports.ru подбивает итоги последних событий, ищет тех, кому это все выгодно, и пытается предсказать будущее участников скандала.

Капитан за бортом, «Рено» идет ко дну
Капитан за бортом, «Рено» идет ко дну

Несмотря на то, что Совет ФИА состоится только 21 сентября, волна событий вокруг «Рено» может привести к тому, что вердикт Федерации по делу об аварии Нельсона Пике-младшего на Гран-при Сингапура 2008 года может превратиться в чистую формальность. Руководство концерна поспешило избавиться от подозреваемых в сговоре лиц – руководителя команды Флавио Бриаторе и исполнительного директора по технологиям Пэта Симондза – и заявило, что не будет оспаривать решение ФИА. «Рено», таким образом, по сути, признал свою вину.

Уроки тактики от ФИА

Полномасштабное расследование дела началось 26 июля 2009 года, когда трехкратный чемпион мира Нельсон Пике сообщил ФИА, что его сын намерен сделать важное заявление о Гран-при Сингапура 2008 года. К этому моменту бразильское семейство уже знало, что Нельсиньо будет уволен из «Рено», что и привело в движение мстительные планы. Но, несмотря на данные пилотом показания, прямых подтверждений сговора не было. Единственное, что Пике-младший смог порекомендовать ФИА в качестве улик – данные телеметрии и собственное честное слово.

Уволив Бриаторе и Симондза, а также заявив о том, что не будет оспаривать решение ФИА, «Рено» по сути признал вину

Во время проведения Гран-при Бельгии Федерация допросила Фернандо Алонсо, Пэта Симондза и Флавио Бриаторе, получила телеметрию обоих болидов и записи радиопереговоров и отправилась переваривать полученные данные. Поначалу ФИА молчала и даже подавала всяческие признаки того, что до заседания Всемирного совета ничего никому не расскажет. Быстрое изложение всех фактов не шло ей на руку, да и вообще, она любит держать козыри в рукаве до последнего момента, выдавая важную информацию небольшими порциями и предоставляя жертве возможность либо еще больше запутаться в своих словах, либо прийти с повинной до наступления страшного суда. Но вскоре как гром среди ясного неба грянули отсканированные документы, на страницах которых Нельсон Анджело Пике раскрывал страшную тайну о событиях 27-28 сентября 2008 года.

Следует отметить, что показания Пике выглядят складно. Для того чтобы точно определить место вылета, куда кран-эвакуатор не мог быстро дотянуться, нужен был долгий анализ и неплохое стратегическое мышление. Поворотов, в которых краны недоступны, на трассе несколько, и нужно хорошенько обмозговать, в каком из них лучше разбить болид таким образом, чтобы не возбудить к себе всеобщее подозрение. При всем уважении к Нельсону-младшему, вряд ли ему мог прийти в голову подобный план.

Разумеется, большинство обитателей паддока, соглашаясь, что пока фактов нет, трудно о чем-то говорить конкретно, признавали, что версия Пике о произошедшем на Гран-при Сингапура выглядит правдиво.

Ясно, что когда происходит утечка информации – это чьих-то рук дело. Британский журналист Джеймс Аллен, например, предположил, что подобная история имеет политические корни, связанные с выборами президента ФИА. Однако на деле ситуация могла быть намного проще. Во-первых, утечка выгодна семейству Пике. Да, собственной репутации нанесен урон, однако информация о том, что именно Пике «настучали» на «Рено» Федерации, рано или поздно, обязательно бы всплыла. Зато подобный выброс данных сформировал мнение общественности, неблагожелательно настроив его по отношению к команде. Кроме того, в испанской прессе проплыли слова Берни Экклстоуна о том, что Пике-старший намерен «уничтожить» Бриаторе.

Выброс данных сформировал мнение общественности, неблагожелательно настроив его по отношению к команде

Впрочем, еще выгоднее утечка была ФИА, которая хоть и заявила, что знать ничего не знает, и даже начала расследование, призванное выяснить, кто все рассказал журналистам, на деле же она могла преследовать свой интерес. Не секрет, что наказание «Макларена» в 2007 года за шпионаж против «Феррари» было воспринято негативно почти всем миром, поскольку Федерация не демонстрировала почти никаких материалов по делу, а затем в один момент словно рубанула мечом по невинной команде. Во время проведения Гран-при Италии Макс Мосли разъярился из-за непонимания людей, считавших штраф в 100 млн долларов катастрофическим, в то время как по его мнению, конюшня заслуживала дисквалификации. Возможно, те 100 млн долларов благотворно подействовали на мозги ФИА, заставив ее действовать куда умнее и выпускать информацию по делу небольшими порциями, чтобы общественность могла как следует осознать новые факты. 

Следует отметить, что все документы по делу первыми появлялись в разных авторитетных изданиях – Autosport, Times, Telegraph, что создавало ощущение, будто источник постоянно был разным. Не исключено, что именно такого мнения от людей хотели добиться личности, отправлявшие копии документов журналистам. Кто знает, может быть через десяток лет Макс Мосли выпустит автобиографию, где расскажет о том, как он поздней ночью сидел за копировальной машиной…

Защита Бриаторе

Чтобы не создавалось ощущение однобокости информационного потока, в медиа появлялись и мнения с противоположной стороны. Уже на следующий день после опубликования рассказа Пике, всплыло давнее письмо Бриаторе к Пике-отцу о неприятии шантажа, а затем Флавио разродился гневными и едкими высказываниями.

«Нарушает правила тот, кто их нарушает. Если я предложу пойти ограбить банк, вы сами должны решить, стоит ли это сделать. Я не считаю, что несу какую-то ответственность, и мы не думаем, что сделали что-то неправильно», – в подобных заявлениях защитная линия или не просматривается совсем, или выбрана крайне неудачно.

Некоторые эмоциональные замечания Бриаторе были правдивы, но пусты по существу. К тому же, сообщая сомнительные подробности личной жизни Пике-младшего, Флавио не сильно отличался от Пике-старшего, не раз клеветавшего на своих соперников в былые годы. Говорят, словоблудие Флава несколько огорчило директорат «Рено» в лице Карлоса Гона. Итальянец даже посещал штаб-квартиру французской компании, где наверняка речь шла не только о поддержке, но и о поведении Бриаторе.

Некоторые эмоциональные замечания Бриаторе были правдивы, но пусты по существу

Наконец, за день до решающего объявления об уходе Бриаторе и Симондза Times опубликовал кусочек стенограммы радиопереговоров «Рено» во время Гран-при Сингапура 2008 года, в которых никаких доказательств, разумеется, тоже не было, и весь интерес представляли экспрессивные высказывания Флавио в адрес Нельсона Пике-младшего – бразилец за свой маневр, мягко говоря, был назван «позорищем» и «не гонщиком».

Со стороны могло показаться, что обе стороны – Пике и «Рено» – находятся в почти равных условиях, с небольшим перевесом в сторону бразильцев, но, например, во время допроса Пэта Симондза ФИА вела себя так, будто заочно уже приговорила команду. Когда Пэт отказался отвечать на вопросы представителей Федерации, в ответ ему послышались угрозы и намеки о том, что бывает с мошенниками. Вообще, в данном случае ФИА действовала не только кнутом, но и пряником, предложив англичанину иммунитет в обмен на показания против команды, в которой он работал с 1980 года.

Впрочем, иммунитет (если он и был принят), все равно не мог сберечь Симондза от увольнения.

Случится страшное?

Совет ФИА – это не суд. Исходя из прошлых случаев – дела о шпионаже «Макларена» против «Феррари» в 2007 году, например, – Федерация, принимая решение, не стремится к доказательству вины. Достаточно просто серьезных подозрений. А учитывая, что логика проста – сначала определяется виновен или нет, и уж потом сочиняется наказание, скорее всего команда «Рено» будет признана виновной, тем более, что конюшня не собирается ничего опровергать.

Возможно, признаваясь в нарушении регламента (а речь идет о знаменитой статье 151c Международного спортивного кодекса) и сваливая вину на покинувших команду Бриаторе и Симондза, французский концерн надеется, что таким образом умилостивит ФИА. В 2007-м «Рено» пользовалась похожей уловкой, честно признавшись в шпионаже против «Макларена», а в этом сезоне уже «серебряные стрелы» умерили пыл Федерации отставкой Рона Денниса. Не исключено, что на исход дела может повлиять и незримое влияние Берни Экклстоуна, опасающегося ухода конюшни из «Формулы-1». С другой стороны, Макс Мосли сказал, что нынешняя ситуация серьезнее всех предыдущих, хуже шпионажа и «лжегейта», поэтому необходимо разобраться с виновными со всей строгостью. Кто-то может посчитать это личной местью Мосли Бриаторе, учитывая, что летом обе персоны основательно проехались друг по другу во время битвы между ФИА и ФОТА, но нельзя исключать и варианта, согласно которому Макс действительно намерен показать, что «Формула-1» должна быть чистым от жульничества спортом.

Признаваясь в нарушении регламента, французский концерн, возможно, надеется умилостивить ФИА

Вообще, в свете агрессивных высказываний Мосли по будущим обвиняемым, недавнее включение пока еще «БМВ-Заубера» «запасным» в список участников сезона-2010, наводит на интересные мысли.

Дальнейшая судьба Пэта Симондза и Флавио Бриаторе пока что выглядит неясной. Понятно, что Флав не пропадет. У него есть собственный бизнес, миллионы или даже миллиарды долларов, поэтому некоторое время итальянец может отдохнуть от «Формулы-1», а, скажем, через несколько лет выкупить ту же команду у «Рено», если вдруг французы надумают покинуть чемпионат мира. Возможно, Симондзу придется чуть сложнее, и он проследует по пути Майка Кафлана и Найджела Степни, после перерыва взявшись за работу в каком-нибудь автоспортивном проекте, но если не будет никакого запрета на работу в «Ф-1», то не исключено, что англичанин просто перейдет в другую команду.

Что касается Пике, неприглядно показавших себя в этой истории, то вряд ли нормальный руководитель конюшни «Ф-1» захочет иметь с бразильской семейкой что-нибудь общее. Где гарантии, что однажды два Нельсона не развернутся и не ударят ножом в спину? Скорее всего, карьера Нельсиньо в «Формуле-1» завершилась, а если Бриаторе надумает устроить вендетту, то и вся автоспортивная карьера. Так что если папа хочет видеть сына в спорте, пусть покупает ему собственную команду или учит игре в теннис – когда-то Пике-старший кроме острословия хорошо владел и ракеткой, подавал большие надежды.

Еще один герой прошлых скандалов на этот раз остался в тени. Пусть Нельсон Пике и пытался привлечь Фернандо Алонсо к ответственности за случившееся на Гран-при Сингапура, представители ФИА сразу исключили испанца из числа подозреваемых в сговоре. Кроме того, пересмотра результатов Гран-при Сингапура уже не будет, так что победа в той гонке останется на счету испанца. Не так уж плохо, учитывая последствия этой истории.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы