Сергей Шубенков: «Нельзя судить о чистоте спорта по разговорам, мало ли, кто что говорит. Только вот головы рубят именно тем, кому хотят»

Чемпион мира в беге на 110 метров с барьерами Сергей Шубенков поделился мнением о ситуации с допингом в российском спорте. 

– Можно ли сказать, что этот скандал на дистанции действительно пойдет нам на пользу? Как там говорили в WADA и МОК: «Мы хотим очистить спорт России, чтобы все началось заново». 

– Перхоть можно вылечить шампунем, а можно гильотиной. Они выбрали второй вариант. Причем избирательный.

Вот почему в Германии, Америке так редко тестируют в сравнении с нами? Если слушать их разговоры – у них все чисто, прекрасно и хорошо. А у нас система, и ловят дофига. Но как только начинаешь сравнивать цифры с объективными данными, то видишь кучу немцев, которые выиграли чемпионат Европы, но которых мы не увидели на континентальном кубке. Почему, интересно? Это первое.

Второе. Все знают про американский спорт, у них олимпийские дисциплины более или менее чистые. А остальные виды спорта даже особо и не скрывают применение допинга, что НБА, что НФЛ. Вот я недавно узнал, почему людей с американских студенческих чемпионатов нигде нет.

Если парень бежит с барьерами 13,15, а второй спортсмен после меня в этом году – испанец Орландо Ортега – бежит 13,08, то почему бы ему не приехать на чемпионат мира или «Бриллиантовую лигу»? Да он просто понимает, что не пройдет допинг-контроль. У них внутренние рекорды не ратифицируются. К чему я это все? Да к тому, что нельзя судить о том, чист ли спорт, только по разговорам. Мало ли, кто что говорит. Только вот головы рубят именно тем, кому хотят.

– Но в 2014 году ты сам говорил, что в России есть проблема с допингом.

– Так все и было. К примеру, то, что ходоки делали вот это вот все, было ясно еще за несколько лет до скандалов. Но я был уверен, что всех нас это не затронет.

Как это: одни накосячили, а огребают другие? Оказалось, что раздуть скандал очень просто. Берешь газету The Independent, читаешь: в России выявлена масштабная, беспрецедентная, всепоглощающая система допинга. Всепоглощающая – это какая? Ну вот у всех 1%, не считая пресловутые терапевтические исключения, которые, как мы помним, допингом не считаются, а у нас 2,5 – это значит всепоглощающая.

– Стоп, но у нас отняли большую часть олимпийских медалей 2008 и 2012 годов. Это же позорно.

– В том-то и дело. Кажется, что это вау-вау-вау, у призеров забирают медали! А если рассмотреть это в масштабах спорта, то получается, что виновны единицы. Просто совпало, что медалисты приняли допинг и стали медалистами. Причем перепроверку-то устраивали только с русскими, потому что нашелся свой Родченков, точно указавший на пробы. 

– А в твоей жизни были Родченковы, которые говорили: «Сережа, съешь»?

– Нет. Ни один спортсмен сам не догадается, что, как и когда принять, чтобы это работало. Нельзя просто так сожрать что-нибудь – стероид, гормон, ЭПО, — а потом пойти и бахнуть всех.

Ты можешь хоть сейчас заказать стероиды, принять их, но не пробежишь барьеры быстрее меня. Ты даже сотку быстрее меня не сделаешь, учитывая, что я ее бегу не быстро, примерно за 10,6. Ты спрогрессируешь относительно себя, но не выиграешь», – сказал Шубенков. 

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья