Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Записки сумасшедшего

The Land of ... Нейтан Чен

Прокат Нейтана Чена под песню Woodkid ‘The Land of All’ (Земля для всех) на чемпионате мира в Сайтаме вряд ли оставил кого-то равнодушным: идеальное исполнение всех элементов, стоячие овации трибун, рекордная оценка в ПП, рекорд по сумме, второй подряд титул чемпиона мира. И все это — на фоне сезона part-time, в течение которого фигурист совмещал учебу в престижнейшем Йельском университете с поездками на турниры (все они в итоге были выиграны) и тренировками по скайпу. Само это сочетание учебы и спортивной карьеры на высшем уровне поражает воображение не меньше самих прокатов на чемпионате мира. Разве могут быть после этого какие-то вопросы?

Вопросы, тем не менее, появились — к программе Мари-Франс Дюбрей/Сэма Шуинара, к оценкам за компоненты (94), к образовавшемуся в результате этого разрыву между золотым и серебряным медалистами (23 балла), к… — список вопросов и сомнений можно продолжать еще долго. Часть этих сомнений, конечно, можно списать на радикальный фанатизм определенной группы болельщиков, частью можно спокойно пренебречь. И все-таки, пересматривая раз за разом этот удивительный прокат, вслушиваясь и всматриваясь в программу, мне хотелось бы одним вопросом задаться всерьез. Вопрос этот можно сформулировать так: насколько хороша сама эта программа, какие у нее сильные и слабые стороны и с какой стороны она раскрывает именно данного конкретного фигуриста — усиливая его плюсы и камуфлируя минусы (и какие плюсы, а какие минусы?).

Этот пост — не ода великому прокату (которую вполне можно было бы написать) и не односторонняя критика некоторых современных тенденций (которую тоже несложно было бы предложить), а именно попытка разобраться, как сделан этот продукт и какие внутренние механизмы (в музыке, хореографии) задействованы, чтобы зрители поверили в эту программу и приняли ее такой, какая она есть — и почему эти механизмы работают на одних, но не работают на других. В этом смысле данный пост — «земля для всех»: все читатели приглашается порассуждать на ту же тему — спокойно и взвешенно, без тех эмоций, которые горели вокруг этого проката еще несколько месяцев назад.

 

Начну с общей концепции программы, которая, возможно, не всем известна. Песня Woodkid «The Land of all» — это саундтрек к фильму Desierto (Пустыня, 2015). Песня звучит в самом конце, на фоне титров, и художественно обобщает основные мотивы фильма. В фильме речь идет о группе мигрантов, — тема для нынешнего времени очень острая и актуальная — которые пытаются незаконно пересечь мексиканско-американскую границу. До поры до времени их продвижение идет нормально, но затем группа натыкается на крайне жестокого и циничного охотника с собакой, который начинает отстрел группы. Последними в живых остаются два главных героя, которым удается сначала похитить грузовик охотника, а затем, после длинной серии стычек и злоключений, все-таки уничтожить своего главного врага. В конце фильма оба героя, раненые и измученные, выходят на шоссе, ведущее в новый мир, к которому она так стремились.

В песне все основные мотивы фильма преобразуются в мечту о «земле для всех», о «другой стороне», о «красивой радуге», ради достижения которой основной герой «ломает стены вокруг», несмотря на все сомнения в том, «сможет ли он когда-нибудь назвать это место домом» и свою ностальгию по родным местам:

 

I miss the friends I had to leave behind

My dad saying "I'm proud of you son"

It makes me wanna go home

Could I ever call this place home?

I came to break the wall that rose around you

To see the land of all

I will fall for you

I will fall for you

 

 

Концепция программы, конечно, не случайна, и дело здесь даже не столько в актуальной ныне политической теме мигрантов, сколько в тщательно продуманном соответствии тем «преодоления», «пересечения границ» и «ломания стен вокруг» (с выходом в новый мир) катанию самого фигуриста — вернее, тому, как это катание обычно позиционируется: с переходом к многоквадовым (и сложноквадовым) программам, с преодолением и сломом старых технических границ, с выходом в новый мир стилистики модерна, и так далее. Зритель словно бы приглашается вступить в этот новый мир, увидеть там «красивую радугу» — например, в виде третьего подряд четверного в первой половине программы:

 

And a beautiful rainbow

Such a beautiful rainbow: четверной тулуп

 

Еще одним несомненным плюсом является выбор музыкального сопровождения, которое отлично подходит для создания эффекта «роста» и динамичного развития: начинаясь с густого низкого регистра и тяжеловесного «гудения» басов, песня постепенно развертывается вперед и вверх, ускоряясь и усложняясь, постепенно подключая все новые и новые выразительные средства. Кульминация этого музыкального развития приходится на хореографическую дорожку почти в самом конце программы, в которой этот подъем в полной мере обыгран хореографически: все самое оригинальное и смелое, что есть в этой программе (и, на мой взгляд, несомненно все самое лучшее), сконцентрировано именно на этом относительно небольшом «пятачке» программы.

 

 

Что это дает? Ощущение естественности и цельности программы, эффект постоянного развития от начала к концу. Но только в том случае, если зритель «удержал» свое внимание в первой половине, которая такой эффектностью не отличается.

Особенность же первой половины заключается в том, что внимание зрителя должно быть (по задумке) в полной мере поглощено техническими элементами: главным образом, сложными и многочисленными четверными. В чем здесь секрет восприятия? Бытует мнение, что есть техника, а есть выразительность, как будто бы это отдельные непересекающиеся друг с другом прямые, но это не совсем так. Выразительность подразумевает техническую отточенность, полный контроль над своим телом. Блестящая техника же, в свою очередь, легко становится выразительным (и даже эстетически значимым) элементом — в сложных прыжках есть своя красота, которой можно наслаждаться не меньше, чем красивыми позировками или выразительным скольжением. Но, конечно, удержать внимание при таком раскладе возможно только в том случае, когда все делается кристально чисто и сложно. Представьте себе на минуту прокат первой половины с тройными вместо четверных — это просто-напросто не зазвучит. Столь же плохо будет смотреться грязное исполнение любой сложности. Прокат Нейтана на ЧМ, однако, получился именно сложным и чистым, так что, скорее всего, внимание большинства зрителей (в том числе и мое) удержать удалось. Даже когда в течение 8-9 секунд в программе не происходит ничего, кроме самого банального захода на прыжок,

 

 

последующий элемент позволял как бы «компенсировать» этот относительно блеклый кусок вау-эффектом от сложности и чистоты исполнения.

 

 

Еще одна особенность первой половины, на которой мне бы хотелось остановиться отдельно — это ее безакцентное музыкальное сопровождение. Самое начало — примерно минута музыки, в рамках которой делаются сразу два сложнейших технических элемента (лутц и флип) — представляет собой медленное движение крупными длительностями (выражаясь на музыкантском жаргоне, «картошками»), в котором есть определенное напряжение, «натяжение» музыкальной ткани за счет использования терпких диссонантных созвучий в началах фраз, но совершенно не ощущаются ритмические «акценты». За счет этого, с одной стороны, создается своеобразная атмосфера напряженного ожидания, очень подходящая для исполнения сложных элементов, с другой — фигурист «освобождается» от всего лишнего, что может помешать прыжку. Если говорить конкретно, такой музыкальный материал позволяет прыгать практически в любом месте — везде прыжок, если он исполнен хорошо, зазвучит одинаково хорошо. Соответственно, не обязательно слушать музыкальный материал, не надо приспосабливаться и подгонять прыжок под тот или иной акцент, не надо думать о лишних вещах — можно спокойно сосредоточиться на самом прыжке. Дело здесь не в том, плохо это или хорошо — это просто очень прагматичное решение, подходящее именно для данного контекста и при той задаче, что стоит перед фигуристом. Оно работает при чистом прокате, не работает при грязном. Но один вопрос, который в данном случае остается без ответа — это вопрос музыкальности и «хореографичности» фигуриста. Такое решение просто-напросто этот вопрос снимает.

 

Так что же в конце концов остается после просмотра этой программы — восхищение от технического блеска или разочарование от пустот? Наслаждение модерном в конце или внутреннее несогласие от блеклых заходов в начале? Вау-эффект от прыжков или неприятие того, что можно воспринять как некое музыкальное и хореографическое «читерство»? Увлеченность общей концепцией и дыханием программы в целом или скептицизм от понимания того, как работают внутренние «механизмы» этого продукта и как зрителем манипулируют для достижения нужного эффекта? Все это вопросы, которые имеет смысл задавать и на которые у каждого зрителя — в зависимости от его пристрастий или просто даже настроения — будут разные ответы. Я совершенно не призываю отвечать на них однозначным «да» или «нет», даже не призываю отвечать на них одинаково — только лишь задуматься над самими вопросами.

Название этого поста возникло под влиянием двух факторов. С одной стороны, известного афоризма, принадлежащего итальянскому комментатору Массимилиано Амбези, который после одного из выдающихся прокатов нынешнего главного соперника Нейтана, Юдзуру Ханю, сказал буквально следующее: «добро пожаловать на планету Ханю. Житель — один: он сам». Словосочетание «планета Ханю» с тех пор обрело большую популярность среди его поклонников. И действительно, Юдзуру в своих лучших прокатах кажется почти недосягаемым, почти неземным, как будто с другой планеты. Совсем другое дело — Нейтан, человек вполне «земной», простой. Чуть ли не свой в доску парень.

Второй фактор — это название произвольной программы самого Нейтана: «земля каждого» (The Land of All). Но каждого ли? В фильме из группы мигрантов, отправившихся пересекать границу Мексики и Америки, выжило только двое, и то чудом. Эта граница, казавшаяся такой близкой и такой доступной, на деле стала смертным приговором почти для всей группы. Не то же ли и с программой Нейтана? Рецепт ее успеха будто бы доступен каждому: просто катай чисто, просто прыгай. Просто делай то, что должен. Только прыгать надо много, и сложно, и к тому же под огромным давлением. В Японии, после прекрасного выступления у себя дома фигуриста с другой планеты. И вот в итоге оказывается, что на все это вместе в данный момент оказался способен только один человек. Только «свой парень» с планеты Земля.

Так что «земля для всех» — в какой-то степени обманчивое название. Пока что, пересекши границу и сломав стену, на эту землю ступил только он. Пока что это — по праву —земля Нейтана Чена.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+