Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Записки сумасшедшего

Рождественское чудо: «Щелкунчик» Бойковой-Козловского

Японский перевод / Japanese translation -- здесь / here.

 

Предпраздничная суета и особый дух Рождественского и новогоднего времени уже витает в воздухе, все куда-то спешат за подарками, за новогодними мандаринами и прочими яствами, католический мир замер сегодня в ожидании Рождества, ну а мы, как и положено в такие дни, как заведено в приличном и уважающем себя обществе, отправляемся сегодня … смотреть «Щелкунчика». Пойти на эту рождественскую историю в канун Рождества — дело вполне естественное и вроде бы не требующее дополнительных извинений, но тут еще и повод нашелся просто превосходный: в город Саранск заехали с гастролями два прекрасных артиста из северной столицы, два юных дарования: Александра Бойкова и Дмитрий Козловский. Об этих воспитанниках прославленной Тамары Москвиной уже не первый год ходит народная молва: что, мол, исключительно талантливы, усидчивы, начитаны, учены, да еще и исключительно красивы. Нужно ли что-то еще добавлять? Идем на спектакль!

По прибытии в театр, конечно, прежде всего заглянем в программку. Что предлагают нам сегодня эти два юных дарования? Поскольку основная часть труппы предпочла остаться дома, из всего «Щелкунчика» хореографом Петром Чернышёвым были отобраны прежде всего два центральных дуэтных номера: начало второй картины 1го акта («Еловый лес зимой»), в центре которой прекрасный дуэт Маши и превратившегося в прекрасного Принца Щелкунчика, и, конечно, ключевое па-де-де второго акта (в оригинале -- между Феей Драже и Принцем Оршадом, но в постановке, на которую я буду ссылаться в дальнейшем, эти партии исполняются все теми же Машей и Принцем). Все сложные перепетии и сюжетные тонкости балета оставляем в сторону — нас ждет погружение в красивую лирику.

Устраиваемся поудобнее, выключаем телефоны. Зал постепенно погружается в темноту, а напряженная тишина заполняется музыкой Чайковского. Представление начинается…

 

И начинается сразу с па-де-де. Начальная поза, особенно у партнера, конечно, совершенно балетна: классическая 4ая позиция рук (правая красиво вытянула вверх, левая — в сторону), только у правой руки вместо закругленной позиции (arrondi) — удлиненная (allongé).

Первая треть спектакля на музыку па-де-де (вплоть до 1:28 на видео, приведенном ниже) включает в себя два прыжковых элемента: тройной сальхов и каскад 3-2-2 тулупами. Наш достойный ответ балетным дубль тур анлерам.

Помимо прекрасной прыжковой техники, зрители, конечно, сразу отметили для себя и тонкость музыкальной задумки, ведь оба прыжковых элемента поставлены в концовки двух очень близких музыкальных фраз, так что возникает красивая арка, ведущая от одного элемента к другому.

 

Между 1:28 и 1:29 — очень тонко сделанный музыкальный переход от материала па-де-де во вторую картину первого акта. Не отметить здесь работу музыкального редактора просто невозможно: окончание фразы из первого номера в тональности ми-минор отлично стыкуется с фразой, взятой уже из второго (эта фраза тоже в ми-миноре). Для тех, кто не знает музыку «Щелкунчика» наизусть, будет практически невозможно определить момент стыка.

Вторая часть, под лирический танец Маши и Принца — 1:29-3:10 — включает в себя подкрутку, первую поддержку (4Li), выброс (3S) и комбинированное вращение. В музыкальном плане особенно запоминается подкрутка, вращательный момент которой совпадает с движением мелодии вверх, а четкая фиксация заключительной позиции в арабеске— с кульминационным ударом тарелок.

Не менее эффектным выглядел и первый выброс, с его точнейшим приземлением в музыкальный «акцент» (на сильную долю такта) и затем очень «длинным» и красивым выездом партнерши.

Финал программы возвращает нас в сказочный мир па-де-де (и вновь нельзя не отметить в скобках, как естественно и незаметно происходит музыкальный переход от одного номера балета в другой — отличный пример для подражания). Весь финал, по сути, построен на повторении одной музыкальной фразы, но эти повторения идут по нарастающей, создавая единую мощную динамическую волну.

Здесь же располагаются и наиболее эффектные в динамическом плане элементы программы — еще один выброс и две самые «дорогие» поддержки. Особенно эффектны и эффективны в плане подчеркивания динамической волны две поддержки: обе делаются в кульминационной фазе музыкального развития, на вершине (или около) мелодической волны. Конечно же, опытные любители балета сразу опознают здесь балетные аналогии, ведь в классической постановке Мариинки (в версии Василия Вайнонена) эта музыка также сопровождается эффектными поддержками. В приведенном ниже видео поддержки из программы Бойковой-Козловского и поддержки из балетной версии совмещены вместе для удобства сравнения:

Программа заканчивается тодесом, мерное вращательное движение которого очень хорошо соответствует ровному ритмическому рисунку музыкального материала. В заключительной позе легко читаются балетные параллели.

 

Уверен, всем зрителям на арене в Саранске, а также всем тем, кто смотрел этот спектакль по телевизору, программа вечера не могла не понравиться. Блистательное, безупречное в техническом плане исполнение, профессионально сделанная постановка, музыкальная чуткость как в самой нарезке двух номеров балета, так и в соответствии всех исполняемых элементов динамике и структуре музыкальной мысли — все это не может не восхищать, не захватывать, не увлекать за собой в сказочный мир балета Чайковского.

И как здорово, что эта постановка так громко прозвучала именно в канун рождественских и новогодних праздников!

С ними автор и поздравляет всех своих читателей.

 

Мира, добра и красивых постановок нам всем!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+