Поворот не туда
Блог

Пандемия спасла будущее «Ф-1»: расходам свыше $400 млн – конец, впереди – невиданная конкуренция

Гламур уничтожат новые потолки бюджетов.

«Формула-1» уже целый месяц вместо соревнований карантинит вместе с остальным миром: официально отложены уже 9 Гран-при, почти неизбежный перенос ждет и заезд во Франции в конце июня, нового календаря пока нет и не предвидится. Ситуация печальная и опасная: без гонок серия не получает взносы от промоутеров и деньги от телевещателей и спонсоров, не платит командам призовые и вообще впадает в экономический ступор.

Однако у менеджерской компании «Ф-1» на самом деле ситуация еще не настолько плачевная: судя по отчету рейтингового агентства Moody’s, на счетах организации на 31 декабря находилось более 400 миллионов долларов, и еще 500 миллионов – резервы в неиспользованной кредитной линии. Также чемпионат заключил многолетний спонсорский контракт с самой дорогой компанией мира – Saudi Aramco: саудовские госнефтянники пообещали по 40-45 миллионов за сезон. Хоть сейчас активная фаза партнерства и зависла на неопределенный срок, частично «Формула-1» уже отбивает вложения, брендировав под Aramco виртуальные заезды (которые транслируются в ютубе бесплатно вместо перенесенных реальных).

Финансовая ситуация команд намного тяжелее: шесть коллективов («Хаас», «Рено», «Макларен», «Рейсинг Пойнт», «Уильямс» и «Альфа Ромео») уже сократили гонщикам зарплаты и отправили персонал в неоплачиваемые отпуска с неопределенным сроком возвращения. Сейчас зарплату по большей части выплачивают правительства Великобритании и Швейцарии, но это вовсе не означает, что расходные статьи организаций обнулились. К тому же, без доходов от спонсоров и выплат от «Формулы-1» возникают большие нехватки ликвидности – возможно, команды не смогут в должной мере профинансировать перемещения по миру и развитие машины, когда сезон перезапустят.

К примеру, советник программы «Ред Булл» Гельмут Марко оценил потери от переноса пяти гонок в 100 миллионов долларов для своей команды – а это почти 30 процентов бюджета!

Ситуация в «Уильямсе» еще сложнее: англичане вошли в кризис как раз на дедлайне по выплатам кредитов на 97,5 миллионов долларов (около 78 миллионов фунтов). Естественно, в нынешнем положении девятикратные чемпионы мира не сумели бы погасить хотя бы часть долга – но ситуацию спас отец новичка команды Николя Латифи. Канадский миллиардер Майкл Латифи через одну из фирм выкупил и реструктуризовал кредит команды – вместе с залогом в виде вообще всего имущества «Уильямса» от базы и земли до сотни исторических машин (суммарно – около 62 миллионов). Более того, под обременение попала и лицензия организации на выступление в «Ф-1» – так что формально семья Латифи в случае неуплаты стала бы полным собственником легендарного бренда, но договор сформулировали в более щадящем виде: Николя будет катать за «Уильямс» вплоть до полного погашения долга. А ведь еще совсем недавно команда продала контрольный пакет инженерного подразделения (с оборотом в 50 миллионов в год стоимость явно стартовала минимум с сотни) для сбора бюджета – можете представить, насколько бедственные и панические настроения сейчас переживают в Гроуве!

Однако потенциальный конец пророчат не только «Уильямсу»: боссы конкурентов, ФИА и «Формулы-1» сходятся на шатком положении сразу четырех команд. Но даже если в итоге обойдется без банкротств, конец 2020-го и 2021-й превратятся в операционный ад даже для топов: вряд ли все акционеры (включая «Мерседес» и «Феррари») оттянут из бизнесов по 100-200 миллионов в разгар кризиса только ради спасения гоночной команды. Армагеддон-2008 доказал: крупнейшие и богатейшие заводы готовы уйти в любой момент.

Однако не стоит мысленно кремировать «Формулу-1» вместе с раздутыми бюджетами и штатами в 400+ человек: процесс спасения будущего уже начат. Команды день и ночь обсуждают сокращения расходов (доходит даже до принципиального вопроса экономии около 12,5 миллионов долларов в год) и ограничения трат в следующих чемпионатах. Причем речь не о временном ответе на кризис, вызванный пандемией: серию ждут огромные постоянные изменения. «Формула-1» больше не будет прежней.

Потолок бюджетов не просто реален: его уже снизили на 25 миллионов и опустят еще сильнее

Расходы команд раскручивались долгие годы, но в 2000-х приобрели просто умопомрачительный масштаб благодаря щедрости «Тойоты». Японский автопроизводитель решил залить гонки деньгами: построить сверхнавороченные заводы, вести две параллельные ветки разработки двигателей и шасси (так соревновались базы на островах и Европе) и поскорее что-то выиграть. Итог: бюджет по 500-600 миллионов в год (не менее 4 миллиардов за 8 лет!), 13 подиумов, 0 побед и доведенная до абсурда гонка вооружения.

Брат Михаэля Шумахера тоже ехал к титулу «Ф-1». У него были лучший мотор и богатые команды, но все разбилось об упрямство боссов

Сейчас по образу «Тойоты» работают все топы: и «Феррари», и «Мерседес», и альянс «Ред Булл» с «Хондой»: конструирование нового болида параллельно развитию старого стало обыденностью. Бюджеты выросли соответственно: теперь немцы тратят около 450 миллионов в год, а итальянцы – под 480 миллионов (и это без расходов на разработку моторов!).

Команды поменьше при этом остались с бюджетами в пределах 140-200 миллионов (исключение – только «Макларен», давно превратившийся в инженерную компанию), из-за чего с 2016-го возникла колоссальная пропасть между большой тройкой и остальными. В данный момент «Феррари», «Мерседес» и «Ред Булл» выигрывают у конкурентов больше секунды с круга – и даже «Рено» с заводом и четвертым бюджетом серии не может их догнать.

Все деньги «Формулы-1»: главные команды тратят по $400 миллионов в год, но прибыли не добивается никто

Раскручивание трат сократило желание других компаний входить в «Ф-1» до минимума: за последние 10 лет (после масштабного набора трех бедных аутсайдеров, обанкротившихся к 2016-му) лишь «Хаас» пришел в чемпионат с нуля. Большие концерны вроде «Порше» не желают связываться с огромными расходами ради туманной перспективы до бесконечности догонять лидеров. А простые джентльменские соглашения о снижении бюджетов в мире больших гонок не сработают: та же Скудерия ни за что не устояла бы перед соблазном потратить больше ради доминирующего преимущества. Итальянцы доказывают это и сегодня: пока в мире царят пандемия и карантины, моторное подразделение «Феррари» уже планирует внедрение нового двигателя с прибавкой в 20 л.с. на старте сезона.

В итоге ФИА вместе с владельцами коммерческих прав на Гран-при из «Либерти Медиа» вернулись к старой идее спасения команд от их самих: потолок бюджетов. В соответствии с новым регламентом, стартующим в 2021-м, предельные траты команд на производство болидов ограничивалось суммой в 175 миллионов долларов (на 22-23 гонки – в случае числа роста Гран-при кепка росла бы из расчета «дополнительный этап – дополнительный миллион»). Правда, в нее не вошли затраты на гонорары пилотов и топ-3 ключевых сотрудников базы, а также многие другие расходы – к примеру, маркетинг.

В «Формуле-1» революция: новые машины, много ограничений и потолок бюджетов. Все ради обгонов и сокращения затрат

Переносы гонок из-за карантинов заставили отложить внедрение технической части регламента до 2022-го, но от перехода к новой реальности в виде директивного ограничения бюджетов команды отказываться не стали.

В «Ф-1» сдвинули переход на революционные машины на 2022-й. Ради спасения команд от банкротства из-за пандемии

Более того, предполагаемое падение доходов от призовых и спонсорства заставило топов и середняков вернуться к переговорам насчет границы кепки: в «Формуле-1» установился полный консенсус насчет необходимости дальнейшего снижения потолка. Первые договоренности уже достигнуты: босс ФИА Жан Тодт и руководители нескольких команд рассказали о решении снизить порог расходов до 150 миллионов.

Правда, и эта сумма не удовлетворила всех.

«150 миллионов долларов – большой шаг вперед, – согласился Тодт. – Маленькие команды будут тратить 150 миллионов. Но большие – больше 300 миллионов, учитывая статьи, выведенные из-под ограничения. И это без затрат на разработку двигателей. Просто безумие! Для больших команд затраты на выведенные из-под потолка пункты могут быть больше, чем на все остальное. Сейчас топы хотят увеличить число исключений параллельно сжатию потолка, но я против».

У команд за пределами топ-3 собственное видение здравого потолка расходов.

«Думаю, бюджет в $100 миллионов – хороший вариант для «Формулы-1» – объявил руководитель гоночной части «Макларена» Андреас Зайдль. – Важно, чтобы в «Ф-1» по-прежнему были быстрейшие машины, чтобы она оставалась главным фронтом технологического развития. Я убежден, что это возможно с бюджетом в $100 млн».

Правда, «Феррари» и «Ред Булл» изо всех сил сопротивляются подобному снижению. Но боссу «Макларена» есть что им сказать.

«Нынешний кризис стал последним сигналом, который должен разбудить всех – в нашем спорте сложилась нездоровая ситуация и сейчас мы дошли до того момента, когда «Формуле-1» требуются действительно существенные перемены», – заключил Зайдль.

И война за перемены уже идет.

Варианты дальнейшего снижения потолка

Радикальным реформаторам, желающим уйти от затрат на сотни миллионов, все же придется принять реальность: автоспорт слишком дорог, чтобы самая продвинутая серия столько стоила.

«Здравый разговор о подобных суммах возможен, только если забыть о всей современной «Ф-1» и начать все с чистого листа, – согласен Тодт. – С кепкой в 50 миллионов долларов без исключений отдельных пунктов чемпионат превратится в «Супер-Формулу-2» (японская моносерия гонок на открытых колесах – самая быстрая в мире после «Ф-1» – Sports.ru). Такой полный рестарт невозможен при нынешней структуре «Формулы-1». Мы потеряем слишком много команд, включая гигантов».

Какие же варианты предлагают команды? Пока чаще всего обсуждаются три схемы:

• снижение потолка до 130 миллионов в сохранением всех старых исключений

• запуск со 140 миллионов в первый год с дальнейшим снижением до 130 миллионов в 2022-м и до 120 – в 2023-м

• самый свежий вариант из инсайдов BBC: 145 миллионов с 2021-го со снижением до 125 миллионов в 2022-м

На них наворачиваются еще несколько фокусов с потолком – к примеру, заводские команды требуют более высоких границ из-за большого количества оригинальных разработок, впоследствии приобретаемых организациями поменьше. Идеальный пример – взаимодействие «Хааса» и «Феррари»: американцы покупают у итальянцев не только двигатели (11 миллионов долларов за сезон), но и подвеску, кучу электроники, коробку передач и еще десяток мелочей. Общие затраты аутсайдеров на платежи лидерам доходят до 50 миллионов в год – другое предложение, по словам Тодта, заключается в выносе всех подобных деталей за лимит ради уравнивания шансов.

Ясно лишь одно: желаемые топами исключения сильно порежут или уберут вовсе.

«Мы не можем лгать себе: когда рассуждаем о любой сумме от 140 до 120 миллионов – она должна быть без исключений», – подтверждает босс ФИА.

Но в то же время какое-то дальнейшее снижение все-таки неизбежно.

«Я четко вижу уверенность и понимание каждой стороны: мы в большом кризисе и нас нужно принимать большие решения для защиты команд и «Формулы-1», – выразил уверенность Тодт.

«Формула-1» лишится части лоска и гламура, но превратится в конкурентный бизнес

Кризис из-за карантинов, вызванных пандемией, привел к переосмыслению множества вещей во всех частях экономики и занятности населения – и автоспорт не стал исключением. Начинает казаться, будто коронавирус – лучшее, что могло случиться с «Ф-1» на пороге перехода на новый регламент.

Посудите сами: перед публикацией технических правил ходило много слухов о желании некоторых команд и автоконцернов поучаствовать в Гран-при: от туманной испанской организации «Пантера» до «Порше». Однако все в итоге отказались от этой идеи – необходимые расходы даже с учетом потолка виделись слишком высокими.

Теперь же бюджеты всех участников переживут массированную срезку, и конкуренция однозначно увеличится. Более того, с увеличением количества борьбы на трассе могут подрасти и суммы теле-и спонсорских контрактов – а значит, гоночные организации получат шанс на генерирование прибыли.

К тому же, кризис крепко врезал не только спорту: рынок нефти и нефтепродуктов оказался в глубоком нокдауне после обвала цен в 2-3 раза (в зависимости от сорта и времени заключения контракта). Падение стоимости топлива полностью разворачивает ситуацию на авторынке: если при дорогих нефтепродуктах электромобили год за годом отжирали аудиторию и долю у традиционного рынка (пусть и медленно), то теперь владеть обычной машиной с ДВС снова станет дешевле. Причем низкая цена нефти с учетом огромного перепроизводства и безумных накопленных запасов сохранится точно не на одни лишь ближайшие несколько месяцев – обстановка грозит перерасти в новую реальность на годы.

Такие условия – настоящий шанс для «Формулы-1» на возвращение крупных заводов к себе для возрождения колоссальной маркетинговой площадки для новой битвы гигантов. И сниженный потолок бюджетов – лучший способ убедить новичков в допустимости риска: одно дело терять в случае провала по 280 миллионов в год (как «Рено»), и совсем другое – 100-120 миллионов.

Конечно, Гран-при больше не будут прежними и потеряют нехилую часть гламура самого дорого вида спорта. К примеру, в «Формуле Е» годовые бюджеты команд уже сейчас колеблются на уровне 50-60 миллионов в год – и с новыми ограничениями две серии практически сравняются по пафосу и элитарности. Но все-таки намного лучше получить в итоге более дешевое, но захватывающее зрелище, чем новое поло (только на машинах): там тоже гоняют богачи и вкладывают миллионы в скаковых лошадей, вот только те матчи никто не смотрит кроме родственников и любовниц.

Станут ли болиды медленнее? Поначалу, конечно, да – новый регламент, построенный на упрощении деталей и сокращении затрат, срежет 6-7 секунд с круга и оставит надежды на рекордные круги в прошлом. Но «Формула-1» по-прежнему останется самой быстрой серией в мире с рекордным количеством прижимной силы – а со временем лучшие умы найдут способы оптимизировать правила под увеличение скорости. Все-таки конкурентов у Гран-при все еще нет: «Формула Е» сознательно ушла на городские трассы, чтобы не вступать в открытую конфронтацию.

Фактически из всей ДНК «Ф-1» выпадет лишь один элемент: с новым потолком бюджета команды не смогут привозить старое количество обновлений (а иногда и целый аэродинамический обвес) под отдельный трек. Что ж, зато инженерам нужно будет разрабатывать более сбалансированный болид – либо расстановка сил начнет сильнее меняться в зависимости от автодрома. Трудно назвать это однозначной потерей.

В конце концов, потолок зарплат не убил НХЛ или НБА – теперь там даже интереснее, а богатейшие команды вроде «Рейнджерс», «Лифс» или «Никс» не могут выиграть десятилетиями. Финансовый фэйр-плэй не казнил европейский футбол – теперь в плэй-офф Лиги Чемпионов выходит «Аталанта», «Аякс» и «Тоттенхэм» играют в полуфинале, а в групповые этапы временами прорываются «ростовы». «Формула-1» тоже не изменится – просто станет чуть здоровее. Если, конечно, новая волна пандемии не снесет вообще всех.

Гран-при «Ф-1» срывали войны, революции и нефтяной кризис. И даже бунты пилотов с криво положенным асфальтом

«Ф-1» без Хэмилтона в «Мерседесе»: Алонсо – минимум пятикратный, Льюис – чемпион в «Феррари», Феттель – в «Ред Булл» с Ферстаппеном

Гонорары пилотов «Ф-1» в 2020 году: $185,5 миллиона на 20 гонщиков, Квяту платят в 12 раз меньше Ферстаппена

Фото: East News/HOCH ZWEI/DPA/East News; globallookpress.com/HOCH ZWEI, nph/Bratic, Christoph Schmidt/dpa

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья