Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Поворот не туда

Русский гонщик собирался в «Формулу-1» на родительские деньги. Но отца арестовали за коррупцию

Кажется, карьере конец.

На Гран-при России в Сочи произошло немало событий — от объявления официального возвращения Даниила Квята в «Формулу-1» до противоречивой победы пилота «Мерседеса» Льюиса Хэмилтона. А вскоре после финиша гонки прогремела еще одна история: правоохранительные органы РФ задержали Валерия Маркелова – отца вице-чемпиона «Формулы-2» и резервного пилота «Рено» Артема Маркелова. Бизнесмен подозревается в даче огромных взяток и уже доставлен в Москву в Басманный суд для выбора меры пресечения — он пробудет под стражей минимум до 1 декабря. Что еще удивительнее – следствие связывает Маркелова-старшего с полковником Захарченко, при обыске у которого два года назад обнаружили 8,5 миллиарда рублей.

«Король госзаказов»

Валерий Маркелов – владелец 28,33 процента компании «1520» – строителя и проектировщика железных дорог и крупнейшего подрядчика РЖД. В 2018-м фирма стала первой в России по объемам госконтрактов, заключив сделок на 218 миллиардов рублей — но вообще «Форбс» неоднократно называл всех акционеров фирмы «Королями госзаказов». Тем не менее, Маркелов зарабатывал не только на строительных сделках: также ему принадлежит 80 процентов крупнейшего в стране топливного трейдера «Мобойл», получившего с 2014 года госконтрактов от РЖД на 80 миллиардов рублей. Еще владельцы «1520» контролируют «Росжелдорпроект» и «Ленгипрогаз» – еще одних крупных подрядчиков

В портфолио Валерия входит и 28,67-процентная доля «Интерпрогрессбанка». На слушаниях о мерах пресечения бизнесмен назвался сотрудником именно этой организации.

За что его задержали

В соответствии с показаниями бывшего сотрудника «Интерпрогрессбанка» Германа Голубцова (покинул Россию после потери бизнеса в 2011-м, пережил покушение в 2012-м), компании Маркелова были напрямую связаны с полковником МВД и бывшим сотрудником антикоррупционного главка Дмитрия Захарченко (на фото). Именно его дело громко взорвалось в 2016 году, когда у высокопоставленного чиновника полиции по делу о коррупции нашли огромные суммы в 8,5 миллиарда рублей, двух миллионов евро и 120 миллионов долларов наличными, а помимо них и имущество на 9 миллиардов рублей: 27 квартир и машиномест, четыре дорогостоящих автомобиля и коллекцию драгоценностей.

Теперь же источники богатства полковника начали проясняться: по рассказам Голубцова, Захарченко помогал «1520» и «Мобойл» с закрытием проверок расхода средств по госконтрактам и решал в пользу компаний прочие вопросы. В качестве «гонорара» полицейскому платили по 150 тысяч евро каждый месяц с 2007 по 2016 годы — всего 2 миллиарда рублей. Помимо «зарплаты», Захарченко также получал «комиссию» в размере 5 процентов со всех госконтрактов компаний Маркелова.

По версии суда, задержание не было внезапным: Валерий якобы скрывался от правоохранительных органов и потому в итоге был заключен под стражу — несмотря на протесты адвоката о полном отсутствии повесток или вызовов куда-либо для дачи показаний по делу. Бизнесмен уже выразил желание сотрудничества со следствие: по словам защиты, он готов рассказать «больше, чем они могут себе представить». Кажется, дело рискует из крупного перерасти в очень крупное.

Маркелов спонсировал гоночную карьеру сына

На российский автоспорт новые подробности «дела Захарченко» влияют напрямую, ведь бизнесмен принимал активное участие в финансировании команд Артема. Например, на болиде «Русского Времени», за которую и выступает в данный момент 24-летний гонщик, хоть сейчас можно найти наклейки и «1520», и «Мобойла», и «Интерпрогрессбанка».

Собственно, команду и создали путем приобретения крепкой британской конюшни iSport International в 2013 году для запуска в GP2/«Формулу-2» Маркелова-младшего: она провела лишь один стартовый сезон без Артема, пока он в лучшем коллективе боролся за титул в «Формуле-3». И «Русское время» выиграло два командных зачета за пять лет — но так и не превратила сына фактического владельца в чемпиона и не особо помогла его продвижению в «Ф-1». Именно поэтому в коллективе тянули с объявлением об участии в «Ф-2» перед стартом текущего сезона: очевидно, Артем не был до конца уверен в направлении своей карьеры и рассматривал варианты в других сериях.

Теперь же судьба «Русского времени» под вопросом: в процессе разбирательства по деле о коррупции вряд ли связанные с государством компании рискнут продолжить нерыночное спонсорство. С другой стороны, при сокращении поддержки от «Мобойл» и «1520» команда может выжить благодаря наращиванию финансирования со стороны полностью частного «Интерпрогрессбанка», но сможет ли структура, генерирующая прибыль в районе 12 миллионов долларов, тратить половину из них на содержание гоночной команды — тот еще вопрос.

Скорее всего, «Русское время» ждет закрытие или продажа — благо высокий уровень персонала и материально-технической базы вполне может привлечь желающих попробовать себя в «Ф-2».

Маркелов собирался в «Ф-1»

Артем с начала 2018 года вошел в программу «Рено» и всерьез вознамерился получить место боевого пилота в следующем сезоне. Французы же пока готовы предложить ему расширенную подготовку сродни той, которую проходил перед дебютом в Гран-при гонщик «Уильямса» Ланс Стролл.

«Ему нужно учиться. Он мог бы делать это в рамках какой-то особенной программы, – подчеркнул руководитель «желто-черных» Сириль Абитебуль. – У нас есть программа и в этом году, но мы могли бы ее расширить в следующем: предоставить машину 2017 года, провести тесты, дать ему потренироваться – в том числе в работе с шинами. Но решение зависит не от нас – он должен принять его сам».

Фактически смысл послания звучал как «мы готовы поработать больше за увеличение спонсорских вливаний». По слухам, Лоренс Стролл заплатил за похожую подготовку сына (правда, с последующим дебютом в «Ф-1») от 60 до 80 миллионов долларов — и даже для заводской команды сходная по внушительности сумма была бы неплохим подспорьем для компенсации затрат на гоночную программу. Однако оба кокпита «Рено» заняты на два года вперед отличными пилотами Нико Хюлькенбергом и Даниэлем Риккардо — Маркелову не удалось бы подвинуть их при всем желании.

Именно поэтому он предпочел сперва рассматривать варианты за пределами французской команды — например, место в «Уильямсе». Но конюшня из Гроува предпочитает в последнее время исключительно рента-драйверов с поддержкой не менее 10 миллионов в год (Роберт Кубица привел 7 миллионов польской нефтяной компании «Лотос» и получил лишь должность резервиста), так что если суд над Валерием Маркеловым затянется хотя бы до февраля или быстро закончится обвинительным приговором — о «Формуле-1» Артем может смело забыть. Туда без денег попасть в данный момент почти нереально — особенно не имея длительного контракта с одним из «большой тройки». «Рено» же на данный момент не входит в число влиятельных коллективов и не способна протолкнуть куда-либо интересного ей воспитанника. К тому же, французы точно не запустят столь масштабную программу для русского пилота без вложений: у них в ростере присутствует немало собственных молодых пилотов, требующих внимания.

Карьера Маркелова под угрозой

В случае потери отцовского финансирования Артем и вовсе рискует столкнуться с полным отсутствием вариантов на 2019 год. Просто он уже вырос из того возраста, когда ему могли предложить место в одной из молодежных серий «за талант», да и способности пилота вызывают сомнения.

Да, он периодически удивляет весь гоночный мир абсолютно шикарными обгонами и прорывами, но даже в 24 года регулярно проваливает квалификации против более молодых соперников. Даже после пяти сезонов в «Ф-2» Маркелов по-прежнему часто начинает гонки за пределами топ-10 и проигрывает главным талантам по секунде в решающих попытках — и потом обыгрывает в гонках 18-19-летних пацанов на опыте и стабильности, присущей пилотам с его накатом. В итоге лучшим достижением Артема стало второе место в «Ф-2» в 2017 году, где из по-настоящему серьезных соперников был лишь дебютант Шарль Леклер. В текущем сезоне гонщик из Москвы не только снова упустил шансы на титул, но и благополучно уступил уже побежденным ранее Александру Албону и Нику де Врису. Не очень-то похоже на прогресс.

К тому же, в мире автоспорта важнее денег только репутация — и если за гонщиком закрепляется негласный титул рента-драйвера, то без финансирования ему потом почти невозможно найти работу даже в случае неплохих результатов на треке. Например, чемпион GP2 и победитель Гран-при «Ф-1» Пастор Мальдонадо после потери места в «Лотусе» в конце 2015-го почти три года просидел фактически без дела, лишь изредка тестируя шины для «Пирелли» – он нашел себе место в классе LMP2 чемпионата мира по гонкам на выносливость только в 2018-м. Похожая история случилась и с чемпионом британской «Формулы-3» и бронзовым призером GP2 Фелипе Насром: даже несмотря на 7 попаданий в очки на не самом быстром «Заубере» (включая одно пятое и одно шестое места) после потери поддержки «Банку ду Бразил»он вылетел из команды в конце 2016-го и целых полтора года провел в забвении. Тем же путем прошел и Рио Харьянто: после четвертого места в общем зачете GP2 (включая три победы) он перешел в «Манор», но с концом финансирования вылетел из аутсайдера «Манор» прямо посреди сезона и с тех пор так и не нашел себе другое место. Джонни Чекотто-младший тоже становился пятым в общем зачете GP2, выигрывал четыре гонки и 11 раз поднимался на подиум — но с потерей спонсора ровно также был изгнан из команды. Можно вспомнить и 25-летнего чемпиона GP2 Давиде Вальсекки: после знаменательной победы в молодежной серии он так и не нашел себе нового места в гонках (лишь в 2016-м пробовался в Blancpain GT на пару заездов) и в итоге ушел в комментаторы на Sky Sports. Похожая судьба ждала и обладателя девяти подиумов все той же серии Дани Клоса: после потери спонсорства гонки для него закончились и началась карьера видеоблоггера с почти полумиллионном подписчиков.

Даже в не самых топовых сериях вроде TCR, «Супер ГТ» или Blancpain гоняются за чьи-то деньги — более того, в них охотнее берут обеспеченных любителей с хорошем уровнем, нежели профессиональных средняков с сомнительной репутацией. И большинству серьезных европейских и американских команд с точки зрения имиджа определенно не захочется связываться с гонщиком с подобным реноме за плечами: все-таки обязательства перед действующими спонсорами часто предполагают отсутствие каких-либо скандальных шлейфов.

Выходит, единственным шансом Маркелова-младшего на продолжение карьеры в элите автоспорта стало бы сотрудничество с «СМП Рейсинг», поддерживающую Сироткина, Петрова, Алешина и многих других отечественных гонщиков. Однако трудно сказать, захотят ли Роттенберги в открытую помогать сыну потенциального коррупционера — вероятно, громкая история Захарченко эхом отзовется и здесь.

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов, Рамиль Ситдиков; globallookpress.com/Xavier Bonilla/NurPhoto; REUTERS/Maxim Shemetov; globallookpress.com/Xavier Bonilla/ZUMA Press, Hoch Zwei

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья