Блог Поворот не туда

«Формула-1» отказалась от грид-герлз. Феминистки победили

«Пусть номера гонщиков держат роботы».

Американцы из Liberty Media примерно год назад купили «Формулу-1» за 8 миллиардов долларов, клятвенно пообещав вернуть гонкам былое величие и не американизировать Гран-при. С тех пор новые владельцы полностью сменили административную команду (на место непотопляемого Берни Экклстоуна пришли: бывший босс «Феррари», «Мерседеса» и «Бенетонна» Росс Браун, Шон Братчес из ESPN и Чейз Кэри из 21 Century Fox) и бросились улучшать приобретенный продукт. Сперва аудитории нравились изменения, внесенные заокеанскими бизнесменами, но затем болельщики разъярились и возжелали крови новаторов из-за чрезвычайно радикальной смены логотипа и графического стиля серии. Еще новые владельцы умудрились настроить против себя команды с «Феррари» во главе, не найдя компромиссного решения по поводу регламентов на двигатели. На фоне внутренних неурядиц стоимость акций «Формулы-1» за 2017 год упала аж на 525 млн долларов, обеспокоив инвесторов..

Однако американская администрация продолжает ошибаться: теперь они отказались от приглашения грид-герлз на Гран-при и все гонки поддержки («Формула-2», GP3 и так далее). Мы больше не увидим девушек с номерами гонщиков на стартовой решетке, награждении и в боксах.

Почему убрали грид-герлз

«За последний год мы определили несколько областей, которые надо обновить, чтобы «Формула-1» развивалась в соответствии с нашим видением. . Появление грид-герлз было одним из основных продуктов «Ф-1» на протяжении десятилетий, но эта традиция не сходится с тем, что мы считаем главными ценностями «Формулы-1» как бренда. Это противоречит современным социальным нормам. Мы также не считаем, что данная традиция подходит современной «Формуле-1» и ее болельщикам – как старым, так и новым», – объяснил свое решение коммерческий директор «Ф-1» Шон Братчес.

Главная фраза, которая прямо указывает на причины изменений – «противоречие социальным нормам». Очевидно, речь идет о последствиях радикального феминизма, захлестнувшего Америку в последние годы. От него уже пострадали, например, видеоблогеры на YouTube — именно активистки, борющиеся за права женщин, спровоцировали революцию в определении «контента, разжигающего ненависть». Под удар попало бессчетное число каналов и роликов по всему миру: YouTube на время покинуло большинство крупных рекламодателей, а Google недосчитался 750 миллионов долларов. Скандал отгремел почти год назад, но последствия в виде багов, возрастных ограничений, отсутствия монетизации и нулевого заработка контент-мейкеры ощущают до сих пор.

Будучи американцами, владельцы «Ф-1» закономерно не захотели ждать, пока рука феминизма достигнет их активов, и сработали на опережение. Тем более что первое предупреждение (обращение женского спортивного объединения о «неприемлемости неравного положения») огласили как раз на излете 2017 года. Liberty Media и так потеряли полмиллиарда долларов на гонках и не собирались терять больше.

С другой стороны, модели, по сути, потеряли работу всего лишь из-за своего пола. Вот будет весело, если кто-то из них назовет решение боссов «Ф-1» дискриминацией и подаст в суд.

Грид-герлз — и правда традиция?

В начале и середине шестидесятых пилоты, жившие как рок-звезды, часто приглашали в боксы моделей и просто красоток. Девушки приходили в гости неофициально и никак в «Ф-1» не числились, но встречались в паддоке настолько часто, что получили в Англии прозвище pit babes («крошки с пит-лейн»). После экспорта гоночной культуры в Азию тренд быстро подхватили японцы, тонко подметив коммерческий потенциал явления. В результате в 1969 году нефтяная компания Cosmo Oil запустила новую рекламную кампанию, лицом которой стала модель и певица Роса Огава. Она появлялась на гонках в образе Мэрлин Монро со шлемом на голове, награждала победителей выполняла много представительской работы. Многие промоутеры на островах мигом подхватили идею и стали заключать официальные контракты с моделями для работы на заездах — причем их должность прямо именовалась как «race queen» (с английского – «гоночная королева»).

К середине семидесятых сформировалась полноценная профессия грид-герлз – она позволяла девушкам по всему миру получать неплохие деньги за привлекательный внешний вид, вывод пилотов на стартовую решетку под нумерованными табличками и работу с зонтиками.

Более того, сексуально объективированный образ грид-герл в бикини крайне откровенного вида популяризировали как раз американцы. В начале 80-х косметическая компания Hawaiian Tropic активно продвигала солнцезащитные кремы и возила на гонки собственных моделей, одевая их в максимально открытые наряды.

Времена меняются.

К отказу шли несколько лет

Любители девушек на стартовой решетке волновались еще с 2015 года, когда пошла первая волна разговоров о борьбе с «сексистским явлением». Тогда она накрыла чемпионат мира по гонкам на выносливость: грид-герлз убрали с легендарных «24 часов Ле-Мана», но «Формула-1», ведомая Берни Экклстоуном, устояла. Лишь в Гран-при Монако того же сезона промоутеры провели эксперимент и заменили девушек на парней — но встретили море резкой критики от пилотов и публики. Идея с копированием футбольного формата, где игроков на матч выводят дети, тоже не впечатлила — и новые владельцы обошлись без альтернатив. Просто отказались от всех посторонних людей на стартовой решетке.

Страховые компании вообще-то боролись против грид-герлз еще до того, как это стало мейнстримом — чуть ли не сразу после появления профессии «девушки с зонтиком». Они отмечали, что откровенно одетые (или скорее раздетые) модели увеличивают вероятность аварий. Конечно, у них были корыстные мотивы (лоббировали борьбу именно те конторы, в которых страховали гоночную технику), но в США они добились определенных успехов, законодательно продавив дресс-код для заездов на территории штата Нью-Джерси.

Мир «Формулы-1» противился изо всех сил

Пилоты и руководители команд высказывались чуть ли не громче фанатов. В целом их мнение можно выразить словами бывшей гонщицы программы «Уильямс» Сьюзи Вольфф: «Если спросить самих девушек на стартовой решетке, то вряд ли кто-то из них откажется от этой работы. Грид-герлз – часть «Формулы-1» и автоспорта в целом».

И правда: ни одна девушка, работавшая моделью на стартовой решетке Гран-при, ни разу не рассказывала об оскорблениях или принуждении к каким-либо неприемлемым вещам.

«Взгляды мужчин меня не раздражают! – утверждала в интервью «гоночная королева» из России Алена Елизарова. – Все-таки я модель, это нормальная практика для моей профессии. Я просто не обращаю на это внимания».

«Я была грид-герл Кими Райкконена в Сильверстоуне в 2014 году, и это был лучший момент в моей жизни! – вторила ей Шантель Георг из английского Милтон-Кейнса. – Команда, с которой ты работаешь, относится к тебе как к особе королевской крови. Грид-герлз представляют свою страну, и фанаты всегда рады видеть нас. Можно смело сказать, что мы были частью атмосферы, причем не только для публики и камер, но и для пилотов. Лично я никогда не чувствовала себя сексуализированной или неуместной и не считаю, что меня эксплуатировали. Мне все понравилось, я никогда не забуду те дни».

«Важно, что мы общаемся с публикой. Девушки находятся на трассе не только ради позирования фотографам, – объясняла Каролин Муни, отработавшая моделью в автоспорте 15 лет и ставшая дипломированным маркетологом. – Хорошие грид-герлз могут поддержать разговор о гонках и служат своего рода связующим звеном, ведь благодаря им болельщики не просто стоят в очередях во время автограф-сессий. Мы помогаем людям чувствовать некую причастность к той или иной команде».

Выходит, у моделей была важная, но незаметная по телетрансляциям задача – развлекать толпы фанатов. Интересно, чем американцы заменят девушек — ведь бизнесу явно не понравятся километры недовольных очередей.

Вторая важная претензия (наравне с бессловесным мебельным положением девушек) касалась излишне откровенных нарядов. Отчасти это так: раньше одежда моделей в самом деле мало что скрывала.

Однако та эпоха давно осталась в прошлом. В последнее время грид-герлз все чаще носят специально пошитые дизайнерские платья или командные гоночные комбинезоны. Еще одним популярным трендом стали национальные мотивы в костюмах девушек.

Реальная альтернатива

Конечно, номера и зонтики все равно кто-то должен держать — и сообщество «Ф-1» уже бросилось предлагать замену красоткам. Например, известный журналист Пабло Элизальде вместе с бывшим пилотом Алексом Вурцом придумали технологичный вариант:«Кажется, настало время роботов. Пусть теперь они держат стартовые номера. Я бы выбрал R2D2».

А редактор «Моторспорта» Джон Нобл остановился на известном персонаже из «Города Героев».

Пока робототехника не готова серийно производить подобные модели, командам стоит задуматься об альтернативе — тем более она уже существует как раз в американской культуре, несмотря на все последние феминистические взрывы. Речь, конечно же, о движении чирлидинга: в США практически у каждой спортивной команды (включая школьные и студенческие) есть свои группы поддержки. Конюшни могут обойти решение промоутеров серии, просто открыв официальные фанатские клубы чирлидинга. Благодаря им красотки вернутся в паддок и на стартовую решетку, а боссы «Формулы-1» сохранят лицо.

Инструментарий использования подобных групп поддержки даже шире, чем был у грид-герлз: например, команды могут организовать соревнования чирлидерш на каждом Гран-при, органично интегрировав его в гоночные шоу. Дополнительные бюджетные затраты на клубы не станут фатальными, да и местные маркетологи смогут компенсировать их благодаря запуску новых линеек с мерчем. Олдскульные болельщики же точно одарят инициативу любовью, восторгом и обожанием, а феминистки столкнутся уже не с определенной гоночной серией, а целым культурным национальным пластом — с ним одними лишь истериками не совладаешь.

Фото: Gettyimages.ru/Mark Thompson, Peter Fox, Mark Thompson, Clive Mason, Lars Baron; Global Look Press/Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com, imago sportfotodienst

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья