Блог Не во сне, а наяву

«Развивающийся — не значит незначительный». Миран Тепеш — о новой работе в женском Кубке мира

Ветер перемен добрался в этом году и до руководящего состава: спустя 17 лет работы Миран Тепеш, правая рука директора соревнований Вальтера Хофера, известный публике как «судья на светофоре», покинул мужской Кубок мира и заступил на аналогичный пост ассистента рейс-директора Кубка мира среди женщин. Внутренний трансфер главного эксперта по погоде в FIS стал кульминацией периода климатической нестабильности, полного задержек, отмен и переносов соревнований. В чём действительно заключалась причина этого перехода, а также какую роль Тепеш-старший играет в грядущем возвращении мужского этапа в Нижний Тагил в 2017 году, мы решили узнать из первых уст.

 

Что вы можете рассказать о сегодняшних (субботних— прим. ред.) условиях соревнований?

Сегодня было весьма ветрено, вы сами видели, и ветер менялся очень часто, но тем не менее, погода оставалась в рамках допустимого и безопасного большую часть времени. Когда ветер превышал допустимые пределы, приходилось ждать, но это происходило не слишком часто: лишь двум-трём девушкам не повезло больше других. Нельзя сказать, что всё прошло совсем гладко, но в целом было приемлемо.

На этом комплексе вы работаете уже в третий раз, два других — в рамках мужского Кубка мира. Можете ли выделить какие-нибудь климатические или конструкционные особенности этого трамплина?

Когда трамплин расположен на возвышенности — на горе или холме, как в данном случае, — он более подвержен влиянию ветра. Для таких мест наличие ветровой защиты является обязательным требованием. Сейчас мы договорились о строительстве здесь системы ветрозащиты к следующему сезону: с её помощью проведение соревнований будет гораздо проще, безопаснее и справедливее.

А как влияют на проведение соревнований экстремальные температуры, такие как в пятницу?

Это не так уж приятно, но мы всё-таки зимний вид спорта, и порой нам приходится соревноваться и тренироваться в слишком холодную погоду. Сегодня (в субботу — прим. ред.) было уже получше, но и для вас это ощущалось так же.

В этом сезоне вы перешли из мужского Кубка мира в женский. Чем отличается работа с девушками от работы с мужчинами?

Женские прыжки с трамплина — это новый вызов для меня. И я на самом деле очень рад иметь возможность поработать с девушками. Атмосфера в женских прыжках несколько более расслабленная, нежели в мужском Кубке, где все гораздо более сфокусированы на результатах. А с девочками всё куда приятнее (смеётся). К тому же, женские прыжки — ещё только развивающийся вид спорта, тогда как в мужских всё давно свелось к бизнесу. Но развивающийся — не значит незначительный. Женские прыжки становятся всё заметнее.

В чём заключалась причина вашего перехода в женский Кубок мира после стольких лет в мужском?

Давайте остановимся на формулировке про «новый вызов» (смеётся). Иногда просто нужно сменить работу. Но к тому же в последнее время начали всё громче звучать разные возмущения касательно моих семейных дел (имеется в виду сын Юрий, постоянно выступающий в Кубке мира в составе сборной Словении — прим. ред.). Это воспринималось многими как конфликт интересов, и подобный переход был отличной возможностью избежать проблем, и в то же время приложить мой опыт к смежной сфере. А сейчас я рад работать на женском Кубке мира.

Какие моменты женского Кубка мира этого сезона обещают быть наиболее яркими?

Безусловно, чемпионат мира в Лахти. Но каждый этап Кубка мира сам по себе ярок. У нас подобрался круг очень сильных организаторов этапов. В том числе и здесь: нас очень радует, что женские прыжки привлекают так много внимания в России. Помимо этого, мы ожидаем многого от соревнований в Оберстдорфе на большом трамплине, в Холменколлене, в Японии. Женские прыжки растут как спорт, и нас ожидает множество интересных событий.

Также в календаре этого сезона есть и визит в Южную Корею, в место проведения следующих Олимпийских игр. Есть ли уже какие-нибудь представления о том, каким будет олимпийский трамплин?

Сложно сказать сейчас. Я уже был там с инспекционным визитом, и у них довольно неплохой комплекс для прыжков с трамплина сам по себе. Но ещё предстоит испытать его вместе с организаторами в этом году и набраться опыта. Им это необходимо перед Олимпийскими играми.

Вернёмся к трамплинам в Нижнем Тагиле. Почему всё-таки были отменены мужские соревнования и что именно позволило провести женские? В чём заключается разница в регламенте, из-за которой это стало возможным?

Дело в том, что большой трамплин гораздо больше подвержен воздействию ветра, чем средний. Есть множество примеров того, что в случае серьёзных проблем с ветром мы переносим соревнования с большого трамплина на средний. Именно из-за этой номинальной разницы в защищённости трамплинов нам пришлось отменить мужской этап, но мы смогли оставить женский, изначально запланированный на среднем трамплине. И на самом деле при сегодняшних (субботних) погодных условиях нам бы не удалось провести мужские соревнования на К-120. Поэтому можно сказать, что нам повезло: иначе бы весь Кубок мира сидел бы здесь без соревнования.

Но это было лишь первой причиной. Вторая заключалась в том, что мы в течение двух лет договаривались о строительстве системы ветровой защиты, и это не было сделано. Это было ключевым условием проведения соревнований в этом году: защита должна быть установлена, это безусловный стандарт для трамплинов, не защищённых от ветра естественным путём. Здесь же возникли проблемы со строительством, и это стало поводом для отмены этапа.

Вы были здесь в октябре, уже после отмены мужских соревнований, с инспекционным визитом по поводу строительства защиты. В чём заключалась суть поездки?

У нас была очень продуктивная встреча с организаторами, где мы обсудили возможности улучшения проекта. То, что они собирались построить, но не смогли, было слишком масштабным и дорогостоящим. Мы обсудили минимальные требования и возможности максимально снизить цену нового проекта, и нашли оптимальное решение. Обновлённое решение было одобрено Международной лыжной федерацией. Теперь ожидается открытый тендер на проект, и мы надеемся, что весной строительство начнётся.

И ещё немного о проектах, но на этот раз о более теоретических. В последнее время много разговоров ходит о концепции лыжного трамплина в закрытом помещении — например, недавно обсуждавшийся проект в Вернигероде (Германия), где, среди прочего, включена возможность создания любой ветровой ситуации. Возможно ли под крышей создать необходимые для прыжков климатические условия, а также нужное движение воздуха?

Имитировать настоящие потоки воздуха вполне реально, но нам для наших основных целей совсем не нужен ветер, в этом вся суть. Для тренировочных прыжков ветер в лыжи или в спину может быть полезен — и может быть сымитирован без большого труда, — но это существенно увеличивает стоимость проекта. А для соревнований это помеха, как известно. Поэтому строить очень дорогой объект и устанавливать туда не слишком помогающую для своих непосредственных целей ветровую систему кажется мне неоправданным и нереалистичным.

Тем не менее, это всё пока только проект. Я бы хотел увидеть нечто подобное воплощённым в жизнь, но пока это лишь разговоры. Найдутся деньги — будет что обсудить.

Фотографии: Дарья Сыркова (Darija)

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.