Блог Горячие парни холодной страны

История о том, как норвежские политики продали национальный спорт Китаю

Полный текст  статьи и видео  https://www.tv2.no/sport/11205480/

Трине Мельхайм, Йон Кристиан Луннстадсвеен, Пер Анжелль Бернтсен

 

После присуждения Нобелевской премии мира 2010 года Лю Сяобо, борцу с китайским режимом, отношения между Пекином и Осло стали холодными. Были заморожены все экономические и культурные проекты.

Однако в декабре 2016 г. ситуация изменилась. Причина перемен крылась в одном документе. О его появлении рассказывает член МОК Герхард Хайберг По его словам, он был единственным человеком, имевшим связи с правительственными китайскими чиновниками.

-Я был единственным, кто имел доступ к высшему китайскому руководству в течение ряда лет. Китайцы хотели совместной работы над развитием китайских спортсменов до 2022 г., которая обеспечила бы им олимпийские медали.

Китайский министр спорта Ло Шуган мечтал, что Норвегия поможет китайцам блистать во время домашних ОИ. В результате была заключена сделка, условием которой была помощь Норвегии китайским спортсменам. Норвегия должна использовать свой спорт для помощи в тренировках китайских спортсменов в лыжных гонках, прыжках с трамплина, лыжном двоеборье и биатлоне. Но Спортивный союз Норвегии не был официально уведомлен о сотрудничестве с Китаем.

По заказу Гоу Чжунвэня, директора Государственного управления спортом, был составлен проект протокола о намерениях. В нем говорилось: «Мы стремимся, чтобы прилагаемый текст соглашения был отправлен сегодня в посольство Китая. Хайберг заранее позвонит послу и сообщит, что соглашение уже вступило в силу », - показывает электронное письмо, отправленное Министерством культуры в Министерство иностранных дел 21 марта 2017 года.

Хайберг считает, что именно это соглашение определило судьбу норвежско-китайских отношений.

-Для этого мирного соглашения между Норвегией и Китаем, как мы его называем, насколько важна была спортивная составляющая? Для возобновления дипломатических отношений?

-Смею сказать, очень важна. Соглашение показало, что сотрудничество возможно. Показало, что мы миролюбивые люди и дорожим отношениями, которые были до этого бойкота.

-Был ли спорт решающим звеном?

-Не могу сказать именно так, но это была важная часть соглашения.

Эрна Сульберг отстаивает другую версию.

-Дипломатическое сотрудничество с Китаем было организовано задолго до подписания спортивного соглашения.

-Значит, спорт не имел значения?

Договор о спортивном сотрудничестве не имел никакого отношения с дипломатическим соглашением, утверждает премьер-министр Норвегии

И это несмотря на то, что Линда Хеллеланн, бывшая в то время министром культуры, подчеркнула после подписания соглашения:

-Это соглашение поможет укрепить отношения Норвегии с очень важной страной не только в области спорта, но и в целом.

Последующие события показали, что представители Норвежского спортивного союза по большей части не были в курсе условий соглашения. с Эрной Сульберг в Китай поехала гигантская делегация крупных норвежских компаний, включая Telenor, Statoil, Yara и NHO. Договор подписали посол Норвегии в Китае Свейн Уле Сэтер, министр Гоу Чжунвэнь, премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг и премьер-министр Китая Ли Кэцян.

-И никого из спортсменов или спортивных функционеров не было с Сульберг?

-Я не знаю.

-Может ли правительство заключить соглашение от имени общественной организации, не ставя ее в известность?

-Там был хороший контакт с представителями спорта по подготовке соглашения и последующей деятельности.

Можно предположить, что бывший президент Норвежского спортивного союза Том Тведт был проинформирован после встреч Хайберга с министерством спорта Китая. Уже тогда суть проекта была ясна. Тведт не пожелал прокомментировать ситуацию.

Спортивный совет узнал о соглашении через 20 дней после его подписания. Совет заслушал сообщение Герхарда Хайберга , который является его членом как представитель МОК.

«Соглашение поможет сделать лыжные гонки более популярными в Китае, способствует обмену новыми идеями и знаниями», - говорится в протоколе встречи от 20 апреля 2017 года. Соглашение вызвало много споров в Спортивном совете. Особенное беспокойство вызывало развитие детского спорта, соблюдение антидопингового законодательства и соблюдение прав человека.

-Вероятно, его скрывали так долго потому, что внешнеполитическое ведомство понимало, насколько это важно. Я говорил с Томом Тведтом, говорил и с другими представителями спортивной среды, но, вероятно, они не понимали, что это очень важно, говорит Хайберг.

На деле норвежские власти полагали, что Спортивный союз создаст команду, чтобы воплотить норвежско-китайское соглашение в практику.

-Все прошло ужасно быстро и многое было сделано прежде, чем мы что-то узнали. Когда сделка состоялась, у нас не было выбора. Мы были вынуждены внести позитивный вклад в поддержку этого, как чего-то хорошего для спорта, говорит Оддвар Йеннссен, бывший вице-президент Спортивного союза.

Оддвар Йеннсенн считает, что соглашение – часть большой политики.

-Это высокий уровень, когда премьер-министр встречается с премьер-министром Китая. И оно заключено на фоне многолетнего охлаждения между Норвегией и Китаем, поэтому имеет совершенно другое значение, чем обучение китайцев лыжной технике.

-Как вы отреагировали на то, что не смогли участвовать в подготовке соглашения?

-Большинство из нас понимало, что нас провели. И что кое-что осталось тайной. Но требование вернуть процесс обратно, чтобы мы могли участвовать в подготовке соглашения, не имело значения. -Насколько важное место занимает спорт в этом соглашении?

-Лично я считаю, что очень важное. Хайберг признает, что спорт сыграл ключевую роль.

-Правительство вас использовало, считая, что вы единственный имеете подходы к китайской верхушке? -Я встречался с ведущими политиками каждый раз, когда бывал в Китае, но я не привык к таким играм, совсем не привык.

-Т.е. вы не общались с правительственными чиновниками, чтобы рассказать о поручении в Норвегии? -Ну, у меня были хорошие контакты для того, чтобы сообщить о китайских предложениях, поскольку никто другой не имел доступа к китайскому руководству.

-Тогда между вами и правительством Норвегии начался диалог?

-Да, я должен это сказать. Но меня никто не назначал.

После того, как соглашение стало известно, в Спортивном союзе продолжались споры по поводу того, как организовать его выполнение. В связи с китайским проектом членам союза пришлось взять на себя ответственность за выполнение решений по подготовке спортсменов без учета международных границ и полномочий федераций Спортивное сотрудничество с Китаем стало настолько обширным, что за последние три года в Норвегию въехали более 200 китайских спортсменов. Десятки тренеров и сервисеров также участвуют в этом процессе, в том числе и тренер китайской сборной по биатлону Уле Айнар Бьорндален.

-Нам пришлось на это пойти, у нас не было выбора, ведь договор уже лежал на столе, говорит Оддвар Йеннссен.

-Было бы совершенно бессмысленно, если бы норвежские спортсмены сказали, что не будут в этом участвовать.

-Считаете ли вы, что норвежский спорт должен быть столь политизированным?

-Мне кажется, что нет. Спортивный союз Норвегии был обеспокоен тем, что его поставили перед фактом, в то время как он должен быть уверен в том, что общество его поддержит и сознательно взять на себя ответственность. Однако мы должны иметь в виду, что и политическая власть и представители бизнес кругов имеют большое влияние в структурах управления спортом

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья