Перехват
Блог

«Когда сидишь в яме с дерьмом, никто не поймет тебя лучше, чем сидящие рядом». Янис Тимма дал интервью про «Химки»

Экс-форвард «Химок» сейчас во Флориде, но не забывает радовать нас оттуда отличным контентом. Он дал первое за несколько лет интервью на родном языке, а портал Delfi бережно все запротоколировал.

«Перехват» приводит самые интересные отрывки двухчасового разговора.

Описать прошлый сезон? Не думаю, что для этого есть слова. Нельзя рассказать в несколько слов или предложений, это материал для книги. В один прекрасный день можно будет сесть и все рассказать (вздыхает). Когда я начинаю делать что-то новое, то у меня обычно есть собственное видение того, что именно я хочу получить. Но в этот раз я не только ничего не достиг, но и все уничтожил. Все планы, идеи, все хорошее, что было уже сделано и что было достигнуто. В эмоциональном плане это был самый тяжелый год в моей жизни. Если раньше мне казалось, что я прошел более-менее все в своей баскетбольной карьере и меня уже ничем не удивить, то история с «Химками» заставила меня осознать, что я на самом деле еще маленький мальчик, едва в детский сад пошел. Слово «катастрофа», возможно, хотя бы частично описывает тот сезон. Серию таких ошибок и странностей было бы невозможно повторить, даже если очень постараться.

---

Когда пришла пандемия, мы были в нашей лучшей форме. Сезон в тот момент закончился, но в клубе амбиции были уже в небе. Тогда начал усиливаться состав, и думаю, что именно тогда все начало разваливаться. Делались ужасные вещи — не для того, чтобы сплотить игроков, а, напротив, чтобы отравить отношения и микроклимат. <…> Я не хочу называть фамилии, потому что ребята действительно хорошие и дружные — я до сих пор общаюсь с большинством иностранцев. Потому что, знаете, когда ты сидишь в яме с дерьмом, никто не поймет тебя лучше, чем сидящие рядом.

---

Никому было не понятно, как сплотить нас, поменялся стиль нашей игры. Поменялся и микроклимат — все начали друг друга обижать, начали жаловаться на игровое время. Абсолютно все пошло не так. И тут в клубе начали искать виноватых — буквально пальцем показывали: ты, ты и ты. Этот слишком старый, этот такой-то, этот не умеет играть. У меня, конечно, возник вопрос, а зачем тогда взяли таких игроков? Не с закрытыми же глазами, ведь на таком уровне знают об игроках вообще все. «Ты уже сам ушел в шоу-бизнес»… Я говорю, какой шоу-бизнес?! В прошлом году не ушел, а теперь ушел? В прошлом году все было хорошо, а теперь все плохо — так, может, это не моя вина? Этот старый, потерял первый шаг… За четыре месяца постарел.

---

Один за другим из команды начали выпадать иностранцы. <…> Один попросил пойти домой, клуб дал ему разрешение, но потом просто разорвал контракт — потому что это соглашение не было оформлено на бумаге и никак нельзя было доказать, что он не просто так уехал (речь, очевидно, про Йонаса Жеребко). Ужасные вещи делались. Это не собирало игроков воедино, а, наоборот, отравляло отношения и микроклимат.

У меня нет ответа, кто именно это начал, но, однозначно, это исходило от «верхушки» — от людей, которые руководили клубом. К нам приходили менеджеры, приходил директор — все складывали пальцы и рассказывали, какие мы плохие и бесполезные. Понятно, что все происходило на фоне финансовых проблем. В начале сезона игроки получили первые две зарплаты, вот и все. После этого никому ничего не платили. Но по контракту было так: как только зарплата задерживается на 45 дней, смело идите куда хотите. Так оно и было — как только настал 45-й календарный день, заявления написали практически все иностранцы.

Я, как хороший и преданный команде парень, решил не писать и подождать, ведь, может, все решится. Но я ждал, ждал, из команды уходили игроки один за одним, и нас в конце концов осталось трое иностранцев. Я продолжал помогать команде без зарплаты, я не написал заявление, но сказал, что если мне не будет места на площадке, то пустите меня туда, где мне разрешат играть в баскетбол.

Вы даже не представляете, насколько это было противно и болезненно. Я мог уйти из команды уже в январе, когда все уже начало рушиться и было ясно, что денег больше нет. В то время у меня было предложение из Турции, от другого клуба Евролиги, но меня не отпустили, потому что формально мне не хватало пяти дней в контракте с «Химками», чтобы я мог присоединиться к началу второго раунда.

---

«Химки» понимали, что сезону конец, и уже тогда пытались оптимизировать расходы — любыми методами. Как я уже говорил, один иностранец уже уехал, другого «бросили» самым жестоким образом — я думаю, он все еще судится, но сомневаюсь, что он сможет вернуть свою зарплату. Одна часть разъехалась по домам сразу после того, как прошли отведенные 45 дней — потому что, в отличие от других ведущих клубов, наше руководство не смогло сделать так, чтобы к игрокам, которые не видели свои семьи по несколько месяцев из-за пандемии, приехали к ним. Следующим был я — еще один кандидат на то, чтобы лично подписать приговор.

ℹ️ Тимма, видимо, имеет в виду то, что если бы он сам дождался 45 дней с момента задержки зарплаты и написал заявление об уходе, то не получил бы денег за эти полтора месяца — так, по его мнению, в «Химках» хотели сэкономить.

Я был хорошим до последнего — не писал представлений, не угрожал, не ходил в суды, хотел все уладить по-человечески. Сказал: «Давайте играть, вернете деньги, когда будут». Но в этом случае доверие превратилось в доверчивость, и в конце концов уже не имело значения, хожу я по судам или нет. В итоге деньги я получил напрямую через главных спонсоров клуба — мы все поговорили и договорились. В этом смысле действительно снимаю шляпу перед теми людьми, которые давали «Химкам» деньги. Представьте, что 10 лет вы отдаете деньги клубу, который ничего не выигрывает! Просто ни-че-го. Нулевой титул!

Знаете, я лучше остановлюсь на этом. Если я продолжу сейчас, это может плохо кончиться ... (смеется) Пусть это останется для книги. Потому что мне есть что сказать об этом клубе.

В любом случае, если кто-то скажет, что Россия не любит баскетбол, то давайте объясним так: как еще назвать ситуацию, когда 10 лет вы отдаете из вашего кошелька плюс-минус 20 млн долларов команде, которая продолжает проигрывать? Огромный респект этим людям! Потому что они действительно любят спорт, который я люблю.

Форвард рассказал и о той ситуации, которая вынудила его покинуть команду.

История гласит: 28 февраля Янис Тимма разминался перед игрой с «Зелена Гурой», но на паркете не появился и вообще с тех пор не выступал за «Химки». Как узнал тогда «Перехват», форвард оказался недоволен тем, что не попал в стартовый состав, и в ярости ушел с арены. Говорят, что за ним бежали, но бегает он хорошо и смог скрыться.

Но у этой истории есть и предыстория, которую сейчас, спустя более полугода, сам Янис Тимма рассказал порталу Delfi. Итак, вот как оно было по версии от первого лица.

По словам форварда, в клубе просто принесли его в жертву. Потому что два других оставшихся к тому моменту легионера — Джордан Мики и Эрик МакКоллум — были незаменимы, они играли на позициях центрового и разыгрывающего, и их было просто некем менять. А вот «тройки» и «четверки» у химчан имелись, он насчитал четыре человека, поэтому в клубе, по мнению самого Тиммы, могли на него и подзабить.

— Я стал играть меньше, причем порой все настолько противоречило логике, что это стало трудно игнорировать, — говорит игрок.

В пример он привел матч с «Локомотивом». У соперника в старте вышел Кузминскас, которого Тимма прекрасно знает и знает, как против него играть. Однако сам Янис остался на скамейке. В итоге Миндаугас набрал 24 очка, а «Локо» победил на последних секундах.

Когда «Химки» вернулись в Москву, Тимма созвал консилиум из себя, главного тренера Андрея Мальцева и генерального директора Павла Астахова. На встрече он сказал: «Если я вам не нужен, то отпустите меня». Он и так играл за «спасибо», но хотел хотя бы получать игровое время.

Тимма сказал, его упрекнули в том, что он стал играть без энергии и что у него перестали гореть глаза. Однако ему все еще продолжали говорить, что он необходим команде. На это игрок ответил, что готов выходить в любой момент, а не только тогда, когда команда виснет на «-10». Потому что он не новичок и пришел не для того, чтобы давать передышку каким-то лидерам, а в прошлом сезоне играл по 30-35 минут. В тот день Янис попросил начать хотя бы одну игру в стартовом составе и, по его словам, получил обещание, что так и будет, — пообещали якобы и главный тренер, и гендиректор.

После этого собрания у «Химок» была командная тренировка, где Тимма оказался в той пятерке, которая имитировала игру соперников. Обычно это означает, что игроков не рассматривают для старта. Но Янис подошел к тренеру и еще раз удостоверился, что тот не поменял мнения, — форварду по-прежнему обещали место в старте.

Уже на разминке перед «Зелена Гурой» стартовая пятерка не была названа вплоть до момента, пока судья не свистнул трехминутную готовность. Тимма говорит, что Мальцев подошел к скамейке и стал перечислять игроков: ты, ты и ты. Когда в этом списке не оказалось Яниса, он просто встал и ушел.

— Я сделал все, я честен: попытался понять их и заставить их понять меня, не прятаться от этого. Речь никогда не шла о деньгах, я просто попросил шанс поиграть! И мне дважды сказали, что да, все будет хорошо. А на следующий день — вот так, специально тянули резину до последнего момента и потом дали по морде. Ну, объясни ты перед матчем: понимаешь, сегодня нет места в старте, но ты будешь много играть, а потом — да там посмотрим. Но ведь ни слова. <…> Я понял, что меня там не уважают ни как баскетболиста, ни как человека. Я пошел в раздевалку, принял душ и ушел, — рассказывает Тимма.

Он говорит, что Куртинайтис никогда бы так не поступил. Если он пообещал, то так оно и будет. Но к тому моменту Римас уже полтора месяца как покинул клуб.

В следующие несколько дней после того матча Тимме звонил только Алексей Швед. По собственной инициативе, а не по просьбе клуба. Он рассуждал, что делать, потому что он сам мог быть следующим.

Но Тимма и сам не знал, что делать, потому что ему запретили даже тренироваться. Было это так: команда улетела на четыре дня, и когда игрок позвонил руководству и спросил, когда можно будет прийти в зал, ему ответили, что это надо согласовывать, и вообще!.. Он очень удивился, ведь он выступает за этот клуб, и попросил своего агента разобраться в ситуации. Агент быстро сделал пару звонков и перезвонил Янису — да, действительно, главный тренер распорядился не пускать игрока в зал.

Тимма говорит, что тут же написал сообщение Мальцеву, сказал, что, кажется, опять произошло какое-то недоразумение, что надо встретиться и поговорить. На это тренер ответил: «Мне нужно обсудить это с командой». Игрок обрадовался, ведь у него не было никаких конфликтов с партнерами. Но не тут-то было.

— Мне тогда казалось, что в команде все нормальные ребята, что все будет хорошо. Это русские парни, которых я знал полжизни, и мы были очень хорошими друзьями. Но через несколько часов я получил SMS от главного тренера: «Ваш агент вам все сообщит». Он поговорил с командой, поэтому я спросил тренера, что, может, он сам мне все расскажет. «Нет, поговорите с агентом ...» Я позвонил и получили примерно такой ответ: команда решила не забирать меня обратно. Точка, — утверждает Тимма.

Он считает, что в этот момент начался такой этап, когда каждый стал думать только о себе. Что все «слили» его за возможность получить больше минут и, возможно, получить больше денег — в этот момент «Химки» как раз начали потихоньку расплачиваться с игроками. Тимма называет это ударом в спину и отмечает, что ни с кем из химкинских россиян с тех пор не обмолвился и словом, исключение — Швед.

— После всех тех ситуаций, когда я весь год старался сохранить команду, улаживал отношения между россиянами, легионерами, тренерами, как звонил, говорил, убеждал и успокаивал, как сделал все возможное и невозможное, мне сказали, что я больше не смогу вернуться в клуб. В тот момент во мне что-то поломалось. Я не смотрел баскетбол даже по телевизору. Целый месяц я не хотел слышать даже это слово, у меня было максимальное отвращение. Самый сложный этап в жизни, честное слово. Я даже не знаю, с чем это сравнить. Может быть, с человеком, который всю жизнь водил машину, но потом попал в серьезную аварию. После этого сложно снова сесть за руль и вернуться на дорогу, — говорит Тимма.

Если вам нравится российский баскетбол, подписывайтесь на мой телеграм-канал.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные