Реклама 18+
Блог Фонарь

Вау, Газоль. 7 главных впечатлений от Евробаскета-2015

Блог «Фонарь» рассказывает о главных сюжетах чемпионата Европы.

Драма Тони Паркера

Наверное, именно это главная история турнира. Паркер вернулся в сборную, приехал на чемпионат во Францию и должен был сделать очень многое – помочь французам выиграть на глазах собственных болельщиков, стать главным героем турнира, реабилитироваться за сезон. В итоге все обернулось слезами боли после поражения от Испании и огромным знаком вопроса, нависающим над уже следующим сезоном «Сперс».

Вроде бы по всему выходило, что Паркер в этой Франции, и без него добравшейся до бронзы чемпионата мира, должен был стать чем-то вроде экстренного плана спасения, суперменом, прилетающим в сложную минуту, непременным залогом итогового успеха. Исходя из такой предпосылки, Венсан Колле вроде бы обязан был беречь своего туза и выложить его уже «на погоны». Но баскетбольные пути Франции всегда нестандартны. Доминировавшая все лето сборная вдруг предстала какой-то болезненно неуверенной в себе. Так что на красную кнопку тренер начал ожесточенно жать уже в первом матче с Финляндией. Паркер в среднем отыграл больше всех в команде и, даже несмотря на передышку по ходу группового этапа, к полуфиналу с Испанией откровенно доходил.

Последняя четверть и овертайм с испанцами превратились в настоящую агонию. Сначала разыгрывающий французов как обычно бодро бегал, но не мог довести свои традиционные броски до ума, все попадая в переднюю дужку. Затем каждый следующий рывок стал выглядеть последним напряжением сил, подвигом всей жизни. Наконец, Паркер оказался на злополучной линии штрафных, где ему самому все стало ясно – два промаха подряд, ощущение абсолютного бессилия и неумолимый бой биологических часов.

Еще год назад Паркер казался тем, кто может замахнуться на рекорд Брайанта по количеству сезонов в одной команде. Сейчас Европа потеряла единственного игрока, который был командой сам по себе и мог крушить гигантов в одиночку. В поражении главного фаворита есть много составляющих, но они все меркнут перед самым важным: если бы пробеганные с рекордными скоростями километры на начали проявляться так явно, так безжалостно, то настоящий Паркер устранил бы все недочеты.

Его будет не хватать не только французам.

Красочное доминирование Пау Газоля

Что бы ни случилось дальше, Газоль останется в памяти MVP турнира. (Собственно, таким же MVP он был и в прошлом году, разве что тогда блок-шот Гобера – без которого не обошлось и в этот раз – на последних минутах имел фатальные последствия для испанцев).

Здесь нет ни малейшего элемента какого-либо удивления.

Газоль по-прежнему самый техничный центровой мира с таким разнообразным арсеналом приемов, что у любого игрока нового поколения закружится голова.

Газоль переживает вторую молодость в «Чикаго», психологически раскрепостившись после бегства от удушающего давления «Лейкерс» и разнообразных Майков (а, возможно, и Брайанта).

Газоль традиционно раскрывается в национальной команде, где под него созданы все условия: даже на фоне всех испанских звезд первенство Пау не подвергается сомнению, и все быстроногие защитники сфокусированы лишь на том, чтобы отдать мяч в его любимые (и уже давно хорошо известные) точки.

Слабые стороны Газоля в сборной менее очевидны. В защите рядом с ним оказывается Фелипе Рейес, а он скорее даст себя убить, чем кого-то пропустит под щит. Остальные тоже помогают, так что здесь центровой Испании не теряет почвы под ногами: он остается самим собой – огромным, подвижным, разбрасывающим свои мухобойки и просто нависающим над толпой. Команда помогает ему избежать самых унизительных моментов, сопровождающих его в НБА – физического подавления в «краске», жалоб к арбитрам и диких воплей.

Ну, и еще у Газоля нет соперников на Евробаскете: по сути, единственными, с кем ему было интересно, оказались Радулица (участник чемпионата Китая в прошлом сезоне) и 23-летний парень, которого быстренько посадили на фолы.

Удивительно не то, что Газоль доминирует. Удивительно, как смачно он это делает.

Топчет субтильных итальянцев на подборе.

Забрасывает поляков из-за дуги.

Подключает весь арсенал бросков со средней, финтов в посте и пик-н-ролльных забегов с Грецией.

Теряет рассудок и превращается в устрашающего берсерка с французами.

Это все так логично, закономерно и правильно. Но от этого невозможно отвести глаз – доминирующие «большие» все еще существуют, дело происходит в не признающей гениев-индивидуальностей Европе, человек, которого всю жизнь дразнили бородатой женщиной и страусом, раскидывает всех вокруг и влюбляет скептиков в 35 лет. В этой картине гораздо больше от средневековых сюжетов, чем от баскетбольных реалий, но смотрится завораживающе.

Старая-добрая нелепая Франция вернулась

Сборная Франции – это как французское кино. Домашнее, слегка нелепое, местами забавное, гарантирующее благостное настроение, но не качество.

Два года они притворялись кем-то еще. В них видели будущих многолетних властелинов Европы, команду, душащую любого запредельным атлетизмом, монолитное целое, выбрасывающее из своих глубин в нужный момент блистательного Батюма, харизматичного Бориса, любого ветерана с «трешечкой» или закрывающее небо эбеновый лес. Они сменили Испанию в качестве самой звездной, неприлично звездной команды Евробаскета, но при этом не вызывали того отторжения.

…И все завершилось довольно неожиданно и воскресило в памяти подзабытый набор штампов: вызывающий постоянное недоумение Гомельского тренер Колле, ощущение, что команда, так здорово смотрящаяся перед турниром, не вышла на пик в плей-офф, потерявшиеся одновременно лидеры и вставшая без альтернатив атака.

Никак не отделаться от ощущения, что в полуфинале с Испанией судьи как-то целенаправленно играли в пользу создания интриги. Но то, как именно проиграла Франция, подчеркивает лишь ее неустойчивую природу.

При невероятной глубине Колле умудрился взять молодого Лео Вестерманна, который почти не играл, но оставить за бортом опытного Эртеля. В главном матче Тони Паркеру пришлось отбегать 37 минут.

При наличии двух сильных пятерок все сводилось к вкладу лидеров.

При вроде бы такой мощности и сыгранности Франция будто бы постоянно играла в энергосберегающем режиме, а в итоге так и не смогла включиться.

Штука, наверное, в том, что Франция всегда отталкивалась от чистого вдохновения. Будь это супермощная команда Ноа-Паркера или молодая играющая на кураже Батюма-Диао банда прошлогоднего чемпионата, им всегда требовался какой-то спонтанный неопределенный импульс.

Доведенный до совершенства механизм Евробаскета-2013 появился скорее самопроизвольно – просто выкристаллизовался из запредельной уверенности и внутренней сплоченности. Повторить это не удалось. Им было скучно вот так по заказу превращаться в «синюю Феррари» и сметать всех на своем пути. Возможно, именно поэтому их всегда и любили, в отличие от соседей.

По сравнению с чемпионатом мира ощущение новизны тоже притупилось: Батюм перестал источать магический ореол, Диао ушел в тень молодежи, мотор Паркера уже начал выпускать синий дым из выхлопной трубы, Нандо ДеКоло подумал о ЦСКА и самоустранился в концовке…

И все же приятнее думать, что отличная команда не пала жертвой коварных судей, а лишь не сумела обрести какой-то внутренний стержень, который бы помог справиться со всем.

Ребятки из НБА как приятное будущее

Никто не разочаровал. Это если выразиться мягко.

Немецкий Рондо выполнил программу оригинального Рондо практически в полном объеме:

– побил рекорд Евробаскета по количеству скоростных проникновений под щит;

– сделал свой ловкий «скуп» знаковым броском турнира;

– наплевал на любые авторитеты;

– разругался с тренером;

промазал решающий штрафной в матче с Испанией.

Деннис Шредер напомнил свой прототип в лучших проявлениях и черной вспышкой носился между оборонительными редутами. Это все завершилось ровно так, как должно было завершиться, но совершенно точно разбередило аппетиты.

Три пробежки Янниса Адетокумбо отделили Грецию от полуфинала.

Забавно, что так получилось в лучшем для греческого «фрика» матча на турнире. Именно с испанцами выяснилось, что Адетокумбо – ключевая фигура для греков, которую просто нельзя убирать с площадки. Он успевал и страховать с шикарными блок-шотами, и доминировал на обоих щитах, собрав 17 (8+9) подборов, и в важный момент начал попадать. Греки могли бы чаще задействовать его в посте, где против него защищался Руди Фернандес, но стали делать это слишком поздно.

А потом произошли три пробежки. Европейские судьи своим буквоедством решили отбить у Адетокумбо охоту возвращаться домой.

(Да, еще он начал бросать трехочковые, но пока это европейские трехочковые, так что поглядим).

Италия как главное достояние турнира

В некоторых – нужно признать, смелых – предтурнирных прогнозах Италия фигурировала в качестве одного из претендентов на медали. Как обычно, все закончилось громким пшиком, пуком, figuraccia (называйте, как хотите), но зато каким.

Наверное, Пьяниджани так долго ждал всех звезд Италии не для этого. Наверное, у коллектива в целом случилась звездная интоксикация, отразившаяся на всех, кто не попадает в троицу Белинелли-Барньяни-Галлинари. Наверное, после этого турнира Барньяни потребуются услуги психотерапевта – а хотя нет, у него уже выработался иммунитет. Наверное, намерения главного тренера подпадают под определение «волюнтаризм». Да, наверное, так вообще в баскетбол нельзя играть, ведь это преступление перед здравым смыслом.

Но как же здорово, что кто-то еще играет.

Каждый матч Италии оказался праздником (не без слез на глазах). Почти в каждом Италия выполняла норму и набирала по 80-90 очков. Почти в каждом взрывался кто-то из звездной троицы и устраивал пиршество трехочковых, торжество mamma mia! и hot sauce!, аттракцион безудержного куража.

Жемчужиной даже на этом фоне стала победа над Испанией – самый смешной матч Евробаскета и совершенно обязательная вещь на тот случай, если испанцы станут чемпионами. Это было форменное издевательство, троллинг 80-го уровня: испанцы работали как одержимые, выиграли подбор, Газоль затоптал всех и набрал 34 очка (10 из 17, 10 подборов) – но что поделать, если главные любители позакидывать шапками встали с правильной ноги. Белинелли работал в режиме «бог» (7 из 9 из-за дуги, почти все во второй половине), Данило Галлинари (7 из 12 с игры) и Андреа Барньяни (8 из 13) тоже не особенно жаждали идти под щит, но не давали защите почувствовать удовлетворение. У самой атакующей команды Евробаскета невозможно выиграть, когда она в огне. И будет символично, если публичное надругательство все же произошло над будущим чемпионом.

У итальянцев есть приличный запас, их вполне классные резервисты потерялись за всей этой пальбой, и наверное, Пьяниджани мог бы придумать что-нибудь поэффективнее. Но, слава богу, этого не произошло. Через три месяца чемпиона Евробаскета не вспомнят, а то, какими глазами испанцы смотрели на Белинелли, останется навсегда.

Сербия как баскетбольное явление

Сейчас, конечно, можно рассуждать о разных «косяках» сербской сборной. О том, что они все в целом оказались не готовы к запредельной жесткости, к подавляющему физическому напору, и потерялись в хаосе, навязанном им Литвой. О том, что Теодосич остается Теодосичем, единственным игроком, для которого разница между гениальностью и глупостью составляет ровно один бросок. О том, что Бьелице, как бы хорош они ни был, чего-то еще не хватает, и не факт, что когда-нибудь будет хватать. О том, что иллюзия жизнерадостного подавления любых крупных парней больше не сопровождает бородатого Радулицу. О том, что скамейка не спасла оказавшуюся неготовой команду. О том, что Джорджевич, наверное, где-то и ошибся, и не раз.

Только разница между поражением и победой в полуфинале для Сербии все равно ознаменовалась единственным эпизодом – пьяным проходом Богдана Богдановича, которому не хватило одного толчка, чтобы сравнять счет (и победить, так как в овертайме Литве некем было бы играть).

Много это или мало? Совершенно точно меньше, чем дикий проход Джентиле в концовке с той же Литвой. А возможно, настолько мало, насколько вообще возможно.

Сербия шла в финал. Джаггернаутом проехалась по группе смерти. Не собиралась останавливаться в плей-офф. Довольно неожиданно предстала на уровень хуже в ключевом для себя матче турнира и не выполнила поставленную задачу.

Здесь, конечно, есть место для рассуждений. Который год Сербии не хватает немного до самого совершенства: раньше это списывали на молодость команды, потом (на чемпионате мира) на то, что совершенство присутствует, но не номинальное, ведь США – это совсем другое. Это происходит, во-первых, по вполне объяснимой причине: потому, что «золотого поколения» (такого, какое есть у Испании или Франции) у сербов нет, нет такого уж запредельного таланта. Но есть еще и «во-вторых», и разбираться вот в этой части можно бесконечно.

Только это не нужно делать. Сербы, конечно, рассчитывали на большее, и поражение в полуфинале (как и возможное непопадание на Олимпиаду) – это разочарование.

Но не более. Они приедут и в Рио, и через два года будут вновь бороться за золото. Вполне возможно, уже с совсем другой командой, с превратившимися в европейских звезд Недовичем и Кузмичем.

Сербия крута именно как исключительный феномен, как постоянно обновляющийся ансамбль. Пау Газоль бегал за Испанию еще в 2003-м; из сербской сборной, игравшей в полуфинале чемпионата мира в 2010-м, осталось три человека, из той, что играла в финале чемпионата мира в 2014-м – шесть.

Поразительная текучка кадров на фоне первоклассного баскетбола, зашкаливающий престиж главной команды страны, невероятное обожание болельщиков – неловкая походка Богдановича не отменила основного послания Сербии на этом чемпионате.

Сборная Литвы как главная история турнира

Литва так же запредельна, как любовь к баскетболу в Литве. И совершенно необъяснима.

Команда Казлаускаса состоит из уязвимых мест.

Единственный разыгрывающий – но это вообще роскошь, в прошлом году не было ни одного – бегает по 35 минут и соответственно теряет мяч почти по 4 раза за матч.

Центровой, который вроде бы должен цементировать сзади, выглядит столь медлительным и тяжелым, как будто приехал не из НБА, а с Марса.

Стартовый второй номер не бросает трехочковые.

Номинальный мощный форвард в наличии тоже один.

Еще треть команды – дебютанты. И так далее.

Но когда это останавливало Литву?

На этом чемпионате вроде бы прошла удивительный путь – от команды, которая была в шаге от того, чтобы проиграть Украине, до полноправного финалиста. От сборной, главным образом опирающейся на неуступчивость и сыгранность, до вполне себе добротной системы, которая способна справиться со всеми недочетами, бросить неожиданного лидера на тушение пожара, навязать вроде бы более талантливому сопернику свою игру (со скрипом атакующую – в случае с Италией, или отчаянно защитную – против Сербии). Йонас Казлаускас и его штаб просто феноменально ведет игру. Выгадывает иногда секунды отдыха для основы, химичит с сочетаниями, тасует исполнителей под разные роли: Явтокаса и Валанчюнаса, Милакниса и Сейбутиса, отправляет Кузминскаса или Мачюлиса играть четвертого – и терпит вместе с теми, кто находится на площадке.

Если учесть, как они начинали. Если посмотреть на всегда скептически воспринимаемый состав. Если вникнуть во все внутренние проблемы. Если все это сделать, то покажется, будто сборная Литвы – классический «андердог», выпрыгнувший благодаря цепкости, удаче и армии болельщиков.

Проблема в том, что эта команда показывала что-то такое уже не раз. И на чемпионате мира-2010, и в прошлом году. Получается, что это вечный «андердог», который удивляет каждый год?

На самом деле, сборная Литвы – это наилучшая иллюстрация того, что такое баскетбол. Здесь нет того ощущения вечного праздника, который сопровождает итальянцев. Здесь нет глубины и звездности не встречающих сопротивления сербов. Есть лишь фундамент – необходимость отбиться, граничащая с какими-то небаскетбольными ассоциациями, отбиться, дабы отстоять веру, которая для Литвы и есть баскетбол. А все остальное достраивается сверху.

Литва – это команда, которая пережила болезнь Валанчюнаса, разрываемого Пачулией. Команда, которая доверяет ключевые броски Паулюсу Янкунасу. Команда, которая чутко прислушивается к каждому: будь то опытный Мачюлис, решающий провести матч всей жизни, или молодой Кузминскас, почувствовавший неуважение со стороны сербов. Для нее восемь потерь единственного разыгрывающего или кошмарный, вообще не соотносящийся с современным баскетболом процент из-за дуги (2 из 14) не становятся катастрофой. Это команда, которая вроде бы играет так, как может – а может она это делать крайне непривлекательно, зачастую сумбурно и мучительно. Но находит свою точку опоры и, перемалывая все недостатки, переворачивает Землю.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья