Реклама 18+
Блог Драйв-н-кик

Толстый ролевик. Про ЛаМаркуса Олдриджа

Из античной истории до нас дошло описание эпирского царя Пирра. Настоящая суперзвезда своей эпохи, человек, которого великий Ганнибал ставил выше себя в рейтинге 50 лучших баскетболистов, он считался одним из самых опасных врагов Рима – но деяния самого Пирра не поспевали за его репутацией. Добившись огромного веса в античном мире, Пирр никак не мог сосредоточиться на доведении какой-либо задачи до конца, разбрасывался, бросал одно дело и переходил к другому – и в результате, несмотря на несомненный талант полководца, с треском проиграл большинство войн, в которых участвовал, а затем довольно бесславно окончил жизнь, получив по голове куском черепицы (от женщины) при штурме осажденного Аргоса.

Так военная история донесла до нас имя одного из первых чокеров.

alt

Формализованного определения чокерства в природе не существует, хотя вряд ли кому из поклонников баскетбола не вспоминаются ласковые глаза и тянущиеся к горлу руки Реджи Миллера. Так что условимся считать: чокер – игрок, претендующий на звездный статус, но раз за разом теряющийся в ответственных играх и против сильных соперников. 

Эта дефиниция, конечно, весьма размытая, поэтому пользоваться ей нужно очень осторожно. При определенной нехватке стыда и совести в бесславные ряды чокеров можно записать Тима Данкана (Олимпиада-2004), Кобе Брайанта (6-й матч финала-2008), Майкла Джордана (первые годы в «Чикаго», а еще он плакал на церемонии включения в Зал славы – ну не чокер ли?)... То бишь, мы приходим к хрестоматийной ситуации, когда малолетние завсегдатаи баскетбольных онлайнов начинают крыть «чокерами», как бубновым тузом, всех подряд, не особо вникая в смысл самого выражения.

Казалось бы, при чем здесь ЛаМаркус Олдридж?

Конечно же, ЛаМаркус Олдридж здесь совершенно ни при чем. Или все-таки?.. Во всяком случае, уничижительное «чокер» Олдриджу в этом сезоне слышать доводилось. Отчего бы не окинуть взглядом первую регулярку ЛаМаркуса в «Сперс» через эту призму?

(Полтора месяца назад мы уже увидели всесторонний тактический разбор игры ЛаМаркуса в этом сезоне. Не задаваясь целью дополнить его с фундаментальной точки зрения, посмотрим на Олдриджа в «Сперс», так сказать, метафизически).

В межсезонье я написал небольшое превью, в котором смог более-менее угадать ключевые тренды игры «Сан-Антонио» в этом сезоне: ну, вся эта тяжелая низкотемповая игра «от больших», временами неказистая, временами и вовсе уродливая, с изоляциями, «хард дифенс» и отходом от ажурных стеночек и забеганий. Короче говоря, возвращение в старые добрые времена «some nasty».  Все это, впрочем, легко читалось: когда тебе в руки падает такой фрукт, как Олдридж, странно делать из него нового Тьяго Сплиттера, подстраивая суперзвезду под совершенно чуждую ей игровую систему.

базик

В одном прогнозе я, однако, облажался жалким образом. Я предположил,что теперь-то из Кавая перестанут делать всестороннюю автоматическую машину, используя его менее эффектно, но более рационально.  Логика тут тоже была понятна: к вам в команду приходит один из самых опасных скореров НБА, умеющий в нападении все вплоть до трехочковых – понятно ведь, кто теперь в команде будет лидером атак?

Впервые увидев Олдриджа в межсезонье в форме «Сперс» на общем плане телетрансляции, я принял его за Бориса Диао.

Олдридж вернулся в родной Техас, отягощенный грузом прошлого, неимоверной задницей размером с Айзейю Томаса и целым рюкзаком кирпичей. Поначалу это даже умиляло и казалось частью хитрого плана Поповича: дескать, раз уж из ЛаМаркуса делают центра в новой системе «Башен-близнецов», масса ему как раз нужна. 4 из 12 в первой (проигранной) встрече с «Оклахомой» особо не тревожили. 4 из 14 в матче с «Вашингтоном» уже заставили насторожиться; что характерно, и этот матч «Сперс» тоже проиграли. По-прежнему нагрузка в нападении ложилась преимущественно на Кавая, которого вроде бы решили разгрузить. Сам же Олдридж при любой возможности доставал из своего волшебного рюкзака кирпичи – и бросал, бросал, бросал: от дуги, с лицевой, с элбоу, с разворотом, через руки – в общем, в системе Поповича™ внезапно появился свой толстожопый и не особо элегантный Кобе Брайант. Мы как будто слишком много внимания уделяем заднице Олдриджа, но ведь и впрямь: смотреть на то, как костяная нога Данкан бежит в быстрый прорыв, а в пяти метрах позади лениво колыхает телесами новая суперзвезда команды, порой было невыносимо. И это он еще, слава богу, перестал бросать трехочковые!..

Всеобщее недоумение достигло апогея во время пресловутого январского матча против «Воинов», когда Олдридж был разжижен и повергнут ниц Грином и К. Отовсюду зазвучало пронзительное: «А не чокерок ли ты часом?» – а в среде болельщиков «Голден Стейт» родилась чеканная, выбитая в граните формулировка: «Бесполезный толстый ролевик за сто миллионов». Немедленно вспомнилось, как в 2014-м году Олдридж выбил в двух матчах против «Хьюстона» поразительные 89 очков, но уже в следующем раунде был задушен безобиднейшим Тьяго Сплиттером. Вспомнился и следующий плей-офф, где Олдридж вроде бы и тянул крутую по именам команду, но подвиги его оказались вполне мусорными. И то верно – одно дело набивать свои тридцатки против опереточных «больших» ЛАЛ и ПТБ, другое – матерые андерсайзовые волчары, за которыми с такой кормой не особо и побегаешь.

Тем временем Олдридж сразу после игры совершил резонансное действие: удалил аккаунты из соцсетей. Сказать по правде, выглядело это типичной страусиной тактикой и живо напомнило мне момент из моего нищего ниггерского детства: тогда я украл у одноклассника пачку вкладышей, попался, выдержал суровое общественное порицание, а потом неделю притворялся больным, потому что мне было стыдно ходить в школу. Однако, как выяснилось позже, Олдридж вовсе не собирался прятаться, и аналогия тут была скорее с Рокки, который после поражения от Клаббера Лэнга забросил гламурные залы и отправился молотить мясо и рубить дрова.

И вот во второй половирне сезона мы увидели не просто прогрессировавшего игрока, а игрока, системно другого, нежели прежде.

alt

Грубо говоря: что такое орегонский Олдридж? Это вынужденный Новицки, вдобавок не имевший своего Чендлера. Игравший в разные годы от тридцати пяти до сорока минут Ламаркус с каждым годом все отодвигался и отодвигался и отодвигался от кольца, шлифуя свой обаятельный быстрый джампер – будто птичка клюнула. Проблема в том, что от Новицки никто никогда ничего другого и не ждал – ну пулемет и пулемет, что с него взять? От Ламаркуса, с его мощным телом и шикарным набором движений в посте, ждали олдскула, ждали всяких дримшейков и шимми-фейдов, ждали разнообразия.   

Однако ждуны постмувов не учитывали одну деталь: главная угроза «Портленда» с заката Роя и до расцвета Лилларда просто не могла играть иначе. Когда ты элитный атакующий «большой», при этом не Шакил и еще играешь во втором десятилетии 21-го века, у тебя просто нет иного выбора, кроме как ограничивать свое присутствие в «краске» (как чужой, так и своей) – или рисковать ежегодными пропусками ...дцати матчей, разрушенной спиной и коленями, резким снижением эффективности к тридцатилетнему возрасту.

Совершенно без всякой связи мне вспоминается Дуайт Ховард.

Совершенно без всякой связи мне вспоминается Амаре Стаудемайер.

Совершенно без всякой связи мне вспоминается Эл Джефферсон.

В «Сперс» первое время все было так же. Очевидно не понимавший, что ему делать, Олдридж пытался снова и снова разыгрывать карту «Черного Дирка», но в итоге получался какой-то карикатурный Моррис Спейтс – хреноватый атакующий защитник, который случайно вымахал до семи футов. Сам Олдридж с его талантами системе «Сперс» также абсолютно не был имманентен. Шок адаптации преследовал обе стороны – и Олдриджа, который весьма эпизодически напоминал грозного скорера «Блейзерс», и самих «Шпор», показывавших самую унылую игру за последние лет десять.

Все это лопнуло гнилым грибом в матче против «Уорриорз», и этот катаклизм оказался очень полезен – потому что изрядно прибавивший по части мотивации Олдридж наконец-то явил нам те тонкие изменения, что вносил Попович в его игру: сход-развал, вулканизацию шин и особенно балансировку задней ходовой. Шутки шутками, но извечная проблема баланса наконец перестала преследовать «Л-трэйна», и всему причиной оказалось то, что он больше не был, как выражались в газете «Спорт-Экспресс», главным «наконечником копья» («острием атаки»).

В статье Кирилла Свиридова, о которой я уже вспоминал, есть замечательная инфографика, демонстрирующая, как изменился Олдридж только в нападении. «Хитрый лис» (с) Попович провел внушающую уважение деконструкцию одномерной суперзвезды в толстого ролевика, плавающего по всему фронту атаки, пробивающего себе путь в «краску» и вылавливающего там любой кривой-корявый пас благодаря своим волшебным ручищам (сейчас же включите NBA 2K, откройте редактор ростера и выставьте Олдриджу показатель «Hands» на 97. Я настаиваю). Резко сократились игровое время, «usage», количество бросков и, конечно, результативность – но возросла вариативность, уменьшилась физическая нагрузка, серьезно поднялся защитный уровень, а любимые дажмперы с двухсантиметровым прыжком наконец стали чаще всего открытыми. И все благодаря Системе Попо... ну, как минимум, системе распределения нагрузок Поповича. Олдридж серьезно зарубился со своим обидчиком Грином во втором матче с «Голден Стейт» и достойно смотрелся в четвертом – третий оказался скомкан травмой пальца, и...

alt

Да. Минуточку. Вывих пальца – это, конечно, хорошее алиби, но давайте посмотрим: январские матчи против «Кливленда» – один плох, один провален подчистую;

– февральский матч против «Клипперс» – провален подчистую;

– февральский же против «Сакраменто» – провален по всем фронтам несмотря на победу команды;

– третья игра против «Голден Стейт» и последующая игра против «Оклахомы» не дают серьезной пищи для размышлений (потому что «палец»), однако с «Воинами» Олдридж все-таки отыграл свои честные полчаса и смотрелся откровенно слабо. 

О чем это все говорит? Тренд «чокерства» или неприятное стечение обстоятельств, на которые (в регулярке) и внимания-то обращать не стоит? Тут пригодится заскорузлый штамп «Ответ на этот вопрос вы узнаете в следующей серии!», потому что серию против «Мишек» «Сперс» прошли бы и с Олдриджем, и без Олдриджа, и с Павлом Коробковым вместо Олдриджа. Однако уже совсем скоро, во втором раунде, ЛаМаркусу предстоит встретиться со своей бывшей ролевой моделью Дирком Новицки, и тогда...

Нет. Ладно. Это уже прогноз, а в прогнозах, как выяснилось, я не силен. Никто сейчас не может сказать, поразит ли Олдриджа в матчах против серьезных соперников вирус «чокерства», как это, например, произошло в прошлом ПО с Каваем Ленардом – который, казалось бы, и вовсе не имеет психики и от таких конфузов застрахован. Предыдущие эпопеи Олдриджа в плей-офф напоминали заключительную сцену из «Цельнометаллической оболочки» Кубрика: когда морпехи горделиво уходят в горящую ночь, распевая «Гимн клуба Микки Мауса», и это выглядит с одной стороны красиво, а с другой – как бы и нелепо, да и кроме того, уходят-то они побежденными. Здесь и сейчас ЛаМаркус Олдридж – лучший толстый ролевик в истории НБА последних лет; чтобы «Сперс» бросили вызов многоголовой гидре «Уорриорз» (да и вовсе дошли бы до этой гидры), ему все-таки нужно быть чем-то большим.

Фото: Gettyimages.ru/Ronald Cortes, Streeter Lecka; REUTERS/Kyle Terada/USA TODAY Sports

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья