Блог Баскетбол. 63-й регион
Трибуна

Легкая атлетика в Литве, жена в России, последний самолет из Индонезии. География тренера «Самары»

От редакции: вы читаете пользовательский блог «Баскетбол. 63-й регион», где рассказывают о буднях российского баскетбола в суперлиге. Подписывайтесь, чтобы не пропустить.

За функциональное состояние игроков в женской команде «Самары» отвечает литовский специалист Марюс Ясевичюс. В большом интервью он рассказывает, почему в детстве выбрал легкую атлетику, а не баскетбол, как впервые попал в Россию, как становился чемпионом Индонезии и с какими приключениями выбирался оттуда в разгар пандемии.

Профиль на сайте БК «Самара»

- В баскетбольной, как принято считать, Литве ты выбрал легкую атлетику. Почему так вышло?

- Беговые упражнения, прыжки — мне с детства это нравилось, вот и начал этим заниматься. И я быстро учился, схватывал, как правильно выполнять упражнения. К тому же и старшие братья занимались именно легкой атлетикой. Когда я был в третьем-четвертом классе, тренер увидел, что у меня может что-то получиться. И ведь угадал: каждый раз, когда я ездил на юношеские, а потом на молодежные соревнования — я их выигрывал или занимал второе-третье места. И прошел все сборные Литвы по возрастам. Особенно мне удавались спринтерские дистанции и прыжки в длину и высоту.

Баскетбол, конечно, тоже был мне всегда интересен — ведь это по-настоящему спорт номер один у нас в стране. Но с каждого турнира по легкой атлетике я приезжал с медалями — и это, как у любого ребенка, поддерживало во мне интерес к ней. Легкоатлеты ведь универсалы: они могут не только бегать, но и неплохо играть в футбол или волейбол, плавать. И я параллельно с тренировками по легкой атлетике любительски играл в волейбол и баскетбол.

Меня даже в спортшколе в Вильнюсе хотели привлечь в команду по баскетболу. Но мой тренер по легкой атлетике сказал: пойми, ты живешь в Литве — и как легкоатлет можешь добиться здесь очень большого успеха, а как баскетболист? в лучшем случае ты будешь игроком среднего уровня. Не сказать, что он меня прям сильно уговаривал — но в 9-10-м классе (у нас в Литве 12-летнее обучение в школах) я уже сосредоточился только на легкой атлетике. Сам я из маленького города Ширвинтос (население — около 7000 чел. — прим. авт.) в 50 км от Вильнюса, но постоянно выезжал на кэмпы, где тренировался с более опытными и сильными спортсменами — и к 12-му классу, когда заканчивал школу, у меня было приглашение от университета.

- Самое большое твое достижение в легкой атлетике?

- Чемпион Литвы и чемпион Прибалтики. В прыжках в длину я получил звание мастера спорта. Но на крупные соревнования вроде Универсиад я не выезжал: представительство Литвы на них скромное, и нужно пройти жесткий отбор. У литовского чемпионата хороший уровень, но чтобы попасть на международные старты, нужно быть еще сильнее. Если ты второй-третий в чемпионате страны — ты уже на них не попадаешь, и даже если стал чемпионом — нужно еще пройти отбор в Прибалтике. Например, мой результат в прыжках — 7 м 47 см — достаточно неплохой для Литвы, но на крупных турнирах с ним ты точно не сможешь претендовать на медали.

- На кого ты учился?

- В университете Каунаса я получил степень бакалавра как тренер по легкой атлетике и тренер по физической подготовке, а так же степень магистра как спортивный менеджер. В университете во мне и проснулся интерес к работе тренера. Биомеханика, физиология — я это все понимал, но, конечно, именно в университете получил тот багаж знаний и умений, которым владею сейчас.

И тогда же я все-таки попал и в баскетбол. Наш декан всегда помогал тем студентам, у которых было желание работать по будущей специальности. А я на втором курсе как раз хотел попробовать себя в роли тренера, применить полученную информацию. И вот через декана я встретился с представителем федерации баскетбола — и представьте мой шок: первым моим местом работы стала сборная Литвы! Пусть и U18 — это была такая мотивация! Тем более мы тогда стали вторыми на чемпионате Европы! Первый опыт работы — и такой праздник, такие эмоции... После того лета я уже не мог желать ничего другого, кроме как продолжать работать в баскетболе.

Прошло 15 лет с того первого «баскетбольного» лета — но я продолжаю получать от работы удовольствие. Баскетбол для меня сейчас — это не просто работа, это хобби, позволяющее получить интересный опыт, познакомиться с новыми людьми, побывать в экзотических странах и понять разные культуры. Это классно!

- С кем из известных литовских тренеров ты поработал?

- Изначально мне повезло, что все произошло, как в поговорке: в нужное время я оказался в нужном месте. Быть в отличном «стаффе», в отличной команде, выиграть медали Евробаскета U18... В первый мой сезон с молодежной сборной, когда мы заняли второе место на Евробаскете U18 в 2006 году, работал Рутянис Паулаускас, известный в России по работе в ЦСКА и подмосковном «Динамо». Я работал и с Мантасом Шерниусом, который сейчас возглавляет женскую сборную Литвы — с ним мы стали вторыми на первенстве Европы U16 в 2016 году. Мантас, кстати, тоже поработал в России — в «Спартаке» времен Шабтая. Чуть позже у меня было и предложение от сборной, с которой работал Казис Максвитис, сейчас возглавляющий «Парму», но тогда я уже договорился со сборной другого возраста — поэтому с «золотым» поколением, которое с Максвитисом выигрывало только «золото» в Европе и мире, я немного разминулся.

- Из тех, с кем ты работал в молодежных сборных, кто вырос в самую большую «звезду»?

- Мартинас Гецявичюс, который с «Олимпиакосом» дважды подряд выигрывал Евролигу. С ним мы вместе работали в сборной U20 в 2008 году, когда Литва стала второй на Евробаскете. В 2016 году в сборной U16 играли Рокас Йокубайтис из «Жальгириса» и Дейвидас Сирвидис, который на днях подписал контракт с «Детройт Пистонс». Можно еще упомянуть и Эдгараса Улановаса, который в этом сезоне играет в «Фенербахче». Много было парней, которые, может быть, не стали «звездами» — но играют на довольно неплохом уровне в Европе. Например, Рокас Узас, поигравший в Греции, Франции и Испании.

- Ты и сам после нескольких лет работы в Литве переехал в Россию...

- У тренеров, как и у игроков, рано или поздно возникает желание попробовать себя на новом месте — в новой команде, в новой стране. Последние два года в Литве я работал с женской командой «Vici Aistes» из Каунаса, которая выступала в Евролиге. Это лучший клуб Литвы: к 2012 году он выиграл чемпионат страны 13 раз подряд! Но каким бы ты ни был лучшим — все равно хочется развиваться. В сборной я тогда работал с Альгисом Паулаускасом, который в России тренировал курское «Динамо» и УГМК. И он предложил мне поехать в Иваново. А уже после Иваново я работал в Курске, Казани, Красноярске...

- Ты тренировал и мужчин, и женщин — в чем главная разница в плане общефизической подготовки?

- Мне нравится работать и с девушками, и с парнями. К девушкам нужен более индивидуальный подход. Парням можно просто в общих чертах объяснить, как делать то или другое упражнение — и им этого достаточно. Девушкам же нужно объяснять и показывать более детально, и вообще подход нужен более деликатный. Они не любят большие веса. Хотя, конечно, силовые тренировки иногда нужны — и они терпят, все выполняют, потому что ты им объяснил, зачем это нужно. И вопрос психологии: не все ты можешь сказать девушкам, что можешь сказать парням. Но на самом деле разницы не так много: мышцы ведь одни и те же. Хотя девушки, конечно, более нежные. Даже если посмотреть статистику: они больше подвержены травмам, например, крестообразных связок.

Парни могут работать с бОльшими нагрузками, с той же штангой — а девушкам здесь стоит быть аккуратными: если перегрузить их, результат может быть печальным. И это самое главное, и приходит это с опытом. Не забываем про психологию: сезон закончился — и девушки хотят отдохнуть, хотят быть именно девушками, быть красивыми. Парни же — самцы, все хотят быть самыми сильными, даже отработав девять-десять месяцев, они могут и дальше тренироваться. Каждый из них понимает все свои «минусы» — вот над ними и можно поработать в межсезонье, хоть на баскетбольной площадке, хоть в тренажерном зале.

Вообще же и девушкам, и мужчинам нужна индивидуальная работа. Баскетбол хоть и командный вид спорта, но важно, чтобы каждый работал над собой, превращая свои недостатки в плюсы.

- А как же баскетболистки-американки? Вот уж где зачастую горы мышц...

- Здесь вопрос в их системе отбора. Я общался со многими тренерами и понимаю это так. В США не так пристально смотрят на технику, не особо обращают внимание на физиологию и восстановительные процедуры — а грузят «физику». И «выжившие», прошедшие эту систему отбора — приезжают к нам и показывают результат. А мы удивляемся: посмотри, какие мышцы! Но нам эта система не подходит, мы работаем по-другому. И даже если бы мы стали грузить наших девочек штангой, бегом с утяжелителями и тому подобным — хорошо, если бы одна-две из двенадцати это выдержали. Они бы стали той самой «горой мышц» — но какой ценой это было бы достигнуто? Мы можем просто сломать девочек — а результата не получить.

Не стоит гнаться за быстрым результатом — нужно постепенно развивать лучшие качества, которые они могли бы затем показывать в игре. Не стоит спешить, здесь как раз подходит русская поговорка про «поспешишь — людей насмешишь». И к парням, и к девушкам в подготовке нужен интеллектуальный подход: мы должны понимать, для чего нам нужны именно эти упражнения. Я все свои тренировки планирую, обсуждаю их с главным тренером, стараюсь получить обратную связь от игроков.

- «Заминка», которую после матчей команда дружно выполняет под твоим руководством — часть твоей «философии»?

- Да, для меня это принципиально. Каждая тренировка имеет свое начало и свое завершение — и организм должен это понимать. Мы должны хорошо втянуться в тренировку: провести разминку, «разбежку», выполнить какие-то подготовительные упражнения — но и уходить с тренировки тоже нужно правильно. Нужно помогать мышцам расслабляться и восстанавливаться. И для этого можно использовать не только растяжки, но и различные роллеры, мячи-триггеры. Да можно просто бегать кругами, и это давно известно: бег на пульсе 120-140 ударов в минуту помогает быстрее выйти из больших нагрузок. Если ты получил большую нагрузку и сразу пошел домой — это неправильно, организм испытывает шок.

- Тренер по ОФП всегда находит взаимопонимание с «баскетбольными» тренерами? Наверняка им часто хочется забрать у тебя немного времени, скажем, под отработку комбинаций?

- За свою карьеру я видел, наверное, все. Скажу так: все главные тренеры хотели бы все два часа тренировки посвятить именно баскетболу: броски, комбинации... Тренеры по ОФП, раз мы говорим конкретно про них, конечно, хотят от этого «пирога» свой кусок. Но нельзя просто сказать главному: дайте мне 15 минут! Ты должен аргументировать, на что ты потратишь эти 15 минут с командой — и чаще всего тренер с тобой согласится.

Хотя есть, конечно, и такие тренеры, которые считают, что сами могут выполнять функции и тренера, и тренера по ОФП, и менеджера, и журналиста — и помощь от специалистов, даже если они уже есть в штате клуба, они принимают не очень охотно. И я тоже встречал таких. Но и к ним можно найти подход.

Работа в тренажерном зале, беговые упражнения, реабилитация и восстановление после нагрузок — это те моменты, с которыми тренер не может не согласиться. Тем более сейчас практически все тренеры читают литературу и понимают важность правильного построения тренировочного процесса и важность приглашения «узких» специалистов.

Вообще же, изначально все тренеры хотят заложить игрокам функциональную базу. Но чем ближе сезон, а тем более когда он уже начался, они «забывают» про нее, сокращают время в пользу баскетбольных упражнений. В спортивных же школах наоборот упор делают как раз на физическую подготовку. Я об этом знаю, потому что сам работал в спортшколах — и советовал им, чтобы баскетбол был чуть ли не на втором месте: если у тебя не развиты ноги, не готова спина и другие мышцы — не будет ни правильных бросков, ни жестких заслонов или боксаутов. Прыжки и приземления, стартовый шаг и смена направления — на первоначальном уровне подготовки (то есть как раз в спортшколе) это закладывается лучше всего. На это там и нужно делать упор. Если ты не овладеешь этими базовыми моментами — ты не сможешь бороться с соперником, твое тело и твой организм будут к этому не готовы.

При всем этом я понимаю, что команды должны играть в баскетбол — а не просто бегать, стараясь перебегать и перепрыгать соперника. Сейчас баскетбол становится все более интеллектуальным. И подготовка должна быть такой же.

«Кем ты хочешь быть? Психологом!» Играть в Суперлиге, изучать психологию личности и мечтать переехать в Питер

- Приезжая в Россию восемь лет назад, думал ли, что задержишься здесь так надолго?

- Сначала я приехал в Иваново. А это не тот город, где хочется остаться (хотя именно там я впервые познакомился с будущей женой). Думал, что отработаю сезон — и поеду дальше. Есть другие города, другие страны, где хотелось бы поработать. Но и в России немало команд, имеющих отличные условия для тренировок. Тот же Курск: великолепный игровой зал, тренажерный зал, куда команду привозят и увозят на автобусе — все условия, в которых ты можешь заниматься и кайфовать от этого процесса.

- Ты жил и работал во многих российских и зарубежных городах. Как тебе Самара? Надолго ли планируешь тут остаться?

- Сейчас, сами понимаете, сложно что-то загадывать. Если откроют границы — конечно, вариантов будет гораздо больше. Но пока мне нравится в Самаре. Это и сам по себе красивый город, особенно после той работы, что здесь проделали к чемпионату мира по футболу. Но особенно мне нравится самарская природа. Волга... Когда я впервые сюда приехал, я удивился: как можно жить «за Волгой»? Но сейчас я понимаю, насколько это классно — выбраться туда один-два раза за лето. Да и сам город: набережная, парки...

Что еще мне здесь нравится: Самара — очень спортивный город. Я сам много лет в спорте, поэтому для меня это важно: футбольная команда, хоккейная, баскетбольные команды девушек и мужчин... Из минусов — пробки. Но в каких городах их нет?! Друзья, которые к нам приезжают, всегда остаются под впечатлением от Самары. Я всех приглашаю в гости, всем рассказываю: это отличный город, где можно и отдохнуть, и съездить на природу, где есть прекраснейшие места, много турбаз и, к примеру, лодочных станций. К сожалению, Литва — это не та страна, из которой легко приехать в Россию, визы оформляются довольно долго.

- Но все же из Литвы в Россию попасть вполне реально. А вот как ты оказался в Индонезии?

- Предыстория здесь, опять же, про нужное время и нужное место. Каждый год я оформляю в России необходимые для проживания и работы документы. В 2018 году получилось так, что для оформления РВП (разрешения на временное проживание — прим. авт.) мне нужно было выехать в Литву. И процедура почему-то затянулась. А один из моих литовских друзей, Гедрюс Жибенас (сейчас он ассистент главного тренера в «Летувос Ритас»), уехал тренировать в Индонезию — и ему как раз нужен был человек и для индивидуальной работы с игроками, и для командной. Мы переписывались на уровне «привет — привет», но когда он узнал, что я сижу в Литве и не могу попасть в Россию — предложил прилететь в Индонезию. И я даже не раздумывал над этим предложением. Хотя в России меня ждали в «Енисее» — но не мог же я просто сидеть в ожидании документов?! И полетел в Индонезию.

- Что можно сказать о тамошнем баскетболе?

- Если говорить об уровне чемпионата — в России, думаю, можно сравнить с мужской Суперлигой. Если взять первые команды и сыграть против, например, «Самары» — игра получилась бы ровная. Раньше там можно было приглашать двоих иностранцев на команду, в прошлом сезоне разрешили уже троих. Конечно, в Индонезии очень любят приглашать американцев. И вообще любят копировать НБА, начиная от предматчевых шоу, стараются все делать красиво для зрителей. Хотя местные игроки не очень высокие — но вот бросать они умеют и атакуют с хорошим процентом. Подбираешь добротных американцев — и получается неплохая команда.

Вышло так, что мы с товарищем были первыми европейскими тренерами в Индонезии. Там вообще работают практически только местные или с Филиппин. И тут мы — первые белые! Конечно, к нам было много внимания, все хотели с нами сфотографироваться. Так мы еще и выиграли предсезонный турнир, в котором команды участвовали без легионеров. Вроде бы просто турнир — а все наши игроки начали плакать после победы. Оказывается, у них считается очень важным выиграть такой турнир — где играют только свои, местные.

Конечно, раз мы выиграли турнир собственными силами, потом, когда подъехали американцы, от нас ждали, что мы и в чемпионате будем только побеждать. Но мы проиграли первый матч — и пошли обычные разговоры: «А, значит, это была только случайность!» Хотя потом-то мы раскачались — и выиграли чемпионат Индонезии! И это, считаю, было хорошей работой, ведь мы приехали с другого конца света, из другого мира, из другой баскетбольной системы. И мы многого не знали, и местные не знали, чего от нас ждать — но был классный сезон, и мы выиграли!

«Вау, ты из России? Это же далеко… Водка, медведи…» Как российский баскетболист играл в Австралии

- И вы решили остаться там еще на год...

- Да, только нас пригласила уже другая команда, «Prawira Bandung». И там тоже все складывалось неплохо — но началась пандемия... И руководство команды, скажем так, оказалось не совсем честным — с нами разорвали контракты. Формально они, может быть, и правы — но человеческий фактор ведь никто не отменял. Когда все было в порядке — мы были им нужны, случилась беда — и они с нами уже не знакомы... Но это бизнес. При этом меня приглашали в Индонезию и на этот сезон. Но мне хочется развиваться. Да, там хорошо, тепло — но хочется развиваться. Плюс поступило предложение из Самары — а это, наверное, то, чего я и хотел: я много лет отработал в России, чувствую себя здесь своим, моя жена — из Самары (Наталья Ясевичене, игрок «Самары» — прим. авт.). Плюс, с профессиональной точки зрения я понял, что мне здесь интересно, я могу помочь команде.

Возвращаясь к Индонезии, могу сказать, что это было классное время. Другой менталитет, другой уровень баскетбола — это хорошо развивает твое понимание баскетбола и вообще учит тебя на многое смотреть по-новому. Когда твоя тренировка идет, как в пословице, без окон и без дверей, потому что на улице — за 30°C, и ты должен найти баланс, чтобы тренировка была не слишком активной, но и не пассивной, и понять, как строить восстановление, для которого нужно больше льда — ты всему этому учишься и развиваешься как профессионал. И эти два сезона, хотя и складывались так по-разному, принесли мне много пользы.

- Чем еще запомнилось время в Индонезии?

- Прекрасные люди! Хотя условия для тренировок — не самые лучшие. И залы грязные, и кошка может через площадку пробежать во время занятия, и кондиционеров нет, что странно — и ты приходишь в зал уже весь мокрый. Про все это можно делать отдельное интервью. Но ко всему этому можно привыкнуть, скажем, за первый месяц — и остается только работать, для чего ты и приехал.

- С рабочей этикой у индонезийцев проблем не возникало?

- У нас — нет. Мы не местные, а индонезийцы, как ни удивительно, хорошо знают, что Литва — это баскетбольная страна. Они знают и Арвидаса Сабониса, и Жидрунаса Илгаускаса. Хотя, думаю, не каждый знает, где находится Европа, а уж тем более Литва. Когда мы приехали в первую команду, «Stapac Jakarta», менеджер клуба хотел, чтобы мы больше работали с игроками индивидуально. И когда пошли победы — те увидели, что наш подход работает, сами втянулись, предлагали пойти в тренажерный зал, просили написать им программы — и потом выполняли их от и до. И во втором сезоне, в другой команде, тоже никаких проблем в плане работы не было.

- А в бытовом плане?

- Могу сказать, что индонезийская кухня — точно не самая моя любимая! Там и сладкое, и кислое, и рис, который я не очень люблю... Но первый сезон мы жили в Джакарте, столице Индонезии, где можно найти любую кухню. Поэтому дома мы и не готовили, а выходили покушать куда-нибудь в кафе.

Проблема была только одна — большие, очень большие пробки! Все мы знаем московские пробки. В Москве живет 13 миллионов человек, в Джакарте — чуть меньше, 11 миллионов. Но посмотрите на карту: насколько площадь Джакарты меньше, а плотность населения выше! Пробки просто сумасшедшие. У нас был водитель, который возил нас — и мы, получается, буквально жили в машине: час-полтора добираться до тренировки, столько же — обратно, съездить покушать — еще минут сорок.

Во втором сезоне мы жили в городе Бандунг. Он расположен в горах, там очень красиво и не настолько жарко, даже довольно прохладно, плюс приятная влажность. Этот город известен своей кухней. Город не такой большой, как Джакарта, всего 3 миллиона человек, но пробок гораздо меньше. Много кафе — и мы могли экспериментировать, пробовать разную кухню. А потом, когда мне надоело по утрам куда-то ездить, я заказывал, чтобы мне привозили рыбу и салаты — и сам готовил.

Свежие соки, свежие фрукты — с этим проблем в Индонезии, конечно, не было. Странно, что они не умеют делать салаты. Вот это было проблемой. И привычные нам помидоры и огурцы там совсем другие, без вкуса, думаю, это даже не стоит и кушать. В остальном же с едой все хорошо: и говядина, и курица, и рыба, и даже картошка — все это можно найти. Первое время может быть немного «напряжно», но потом ты находишь свои «точки».

Индонезийцы — любители всякого фастфуда и уличной еды. Иногда это выглядит, конечно, отвратительно, но местные очень любят есть на улице. Нас приглашали за компанию — но нам такого не понять: мухи летают, курица жарится во фритюре в масле, которое непонятно когда вообще меняли... Уровень гигиены явно не самый высокий.

Был случай, когда мы с командой поехали на ужин в кафе. А кафе такое, где нет ни стола, ни стульев — ничего. Нужно сидеть на полу на коврике, а он уже выглядит неприятно: на нем и до нас немало сидели, весь в соусе... Коты бегают, мухи летают — и тебе приносят рис и курицу во фритюре. Никаких приборов — нужно кушать руками. И мы сказали: сорри, но мы лучше поедем домой.

- Как на это реагировали местные?

- Они понимали, что для нас это не очень привычно — поэтому проблем не возникало. К тому же, если нас куда-то приглашали — мы всегда ехали, но предупреждали: если нам не подойдет, то мы посидим немного и уедем. Подколы, конечно, были, но не больше. К тому же и у самих индонезийцев бывают похожие ситуации: недавно национальная сборная ездила на сборы в Сербию — и столкнулись там с проблемами с едой. Картошка есть, мясо есть — но где рис, где курица, где соусы?! Это все, конечно, и в Сербии есть — но приготовленное совсем по-другому. Просто отваренный рис и поджаренная куриная грудка — индонезийцам этого не понять.

«Едва я прилетел в Дублин, мне предложили открыть баночку Guinness». Парень из Перми карьеру в профи начал в Ирландии

- В Индонезии ты застал и зарождение коронавирусного кошмара...

- Сейчас я немного подзабыл всю ту историю. Но вообще, конечно, можно писать книгу о том, как я оттуда выбирался. Когда страну закрыли — была угроза, что я смогу уехать оттуда только к концу лета. Если бы мы знали, что все так повернется, нужно было брать с собой все вещи и оставаться в России еще в феврале, когда я приезжал в Самару на роды нашего сына. Но чемпионат Индонезии к тому моменту еще не остановили, я вернулся — и мы поехали на выезд. Приехали в другой город — и стало известно, что матча не будет, да и следующих, видимо, тоже. Вернулись в Бандунг, и вот тут и началось самое интересное.

Когда в других странах уже приняли решения о приостановке своих чемпионатов и распределении итоговых мест — в Индонезии все еще думали, как им поступить. Встречи с менеджерами и представителями всех клубов, руководством городов — в плане принятия решений индонезийцы очень медленные. Если что-то случается неожиданное — им нужно посмотреть, как в таких ситуациях поступают другие страны, как они реагируют. И вот пока они все ждали — последний мой самолет улетел, и я физически уже не мог вылететь из Индонезии. Оставалось ждать...

Время шло, прошел месяц. Мы ничего не делаем: игр нет, тренировок нет — только сидим и ждем хоть какую-то информацию. Хорошо, что Россия через портал «Госуслуги» начала собирать данные на своих граждан, кто не мог вернуться из-за рубежа, чтобы им помочь. У меня была одна проблема: я не гражданин России — но жена и ребенок у меня россияне, и находились в тот момент в России. Я зарегистрировался на «Госуслугах», описал свою ситуацию и попросил помочь мне вернуться в Россию, где я жил все последние годы, где живет моя семья и где у меня есть РВП. Мне отвечали: поскольку вы не гражданин России, помочь вам не можем, но если самолет из Индонезии будет не полным — я все-таки смогу улететь.

И мы ждали... Наталья ежедневно обзванивала консульства в разных городах, звонила в разные инстанции. Нам давали надежду — то же самое, про самолет со свободными местами. И вот через два месяца появилась новость: на острове Бали собирают россиян для вылета в Самару. Это же идеально! Прямой рейс в Самару! Лучше и не придумаешь! Но снова проблема: я-то в Бандунге. Для начала нужно приехать в Джакарту — а это без пробок три-четыре часа, с пробками — все восемь. Из Джакарты вылететь на Бали — это еще три часа. Но в период пандемии города начали закрывать, если ты куда-то едешь — нужен пропуск...

Мало того. Завтра у меня самолет с Бали в Самару — а власти объявляют, что сегодня последний день, когда самолеты еще летают. Все — завтра аэропорты закрывают! И я все бросил, не представляешь, какая у меня была суета — только бы успеть попасть в Джакарту. Еще и билет на самолет до Бали можно было купить только на месте, онлайн-продажи были закрыты... То есть в Джакарту я ехал с риском, что у меня это не получится. Но все получилось. Если рассказывать коротко — не передать все эмоции, которые у меня тогда были. Ведь если бы что-то сорвалось — я застрял бы в Индонезии еще на два-три месяца!..

- А все это время ты был уже без контракта?

- Когда стало понятно, что чемпионат не будет доигрываться — контракты с нами разорвали. И мы жили за свой счет. То есть мы, по сути, были уже обычными «туристами». Клуб уже никак нам не помогал. Хотя мы, конечно, пытались как-то на него надавить. И когда нужно было попасть в Джакарту, я попросил, чтобы мне помогли с транспортом — и, пусть и без особого желания, но эту проблему решили. Но здесь снова нужно понять, что в Индонезии все делают по-другому, не так, как мы привыкли. И очень, очень медленно!..

- Как закончилась твоя эпопея с «побегом» в Россию?

- На Бали-то я прилетел. Но ведь еще не факт, что я получу место в самолете до Самары. Когда я зарегистрировался на «Госуслугах» — я был в списке пассажиров. Но потом регистрировались все новые и новые граждане России — и я в списке опускался все ниже и ниже... Слава богу, что самолет в итоге был не совсем полный: когда мы взлетали, свободными оставалось мест 15-20.

Вот так я и вернулся в Самару. Здесь я еще две недели провел на карантине. Тоже не самое лучшее время. Но я был очень рад, что вернулся и могу быть рядом с семьей, все остальные моменты меня уже не волновали.

«Приехал в Ижевск, осмотрелся — и сказал: здесь хорошо!» Российская «одиссея» воспитанника «Црвены Звезды»

- Как сейчас смотришь на то, что произошло в Индонезии?

- Нужно понимать, что индонезийцы живут очень небогато, зачастую в условиях, которые нам сложно представить. Большинство населения — мусульмане, а у мусульман, как мы знаем, большие семьи, которые нужно кормить. И мужчины вынуждены много работать, чтобы зарабатывать свои два-три доллара в день. Еще и привычные им нормы гигиены очень простые, многие ходят босиком — какие уж тут маски?! Поэтому я даже не представляю, как управлять такими городами и такими странами в условиях коронавируса, который очень быстро и очень легко распространяется. Люди просто не думают о нем, продолжая жить своей жизнью.

Мы жили в гостинице, стараясь как можно реже куда-то выходить, в основном в магазин, а магазин всегда полон народа. Мы, конечно, использовали маски и антисептики. Но половина населения никаких мер санитарной гигиены не придерживалась — а это, конечно, провал, все усилия властей по сдерживанию эпидемии в этом случае уже ничего не значат.

Было ли нам страшно? Нет. Больше пугали те изменения, которые внес коронавирус в нашу жизнь. Если уж Олимпийские игры перенесли на год... Да, время было опасное. Но если ты знаешь и соблюдаешь самые основные правила, реже появляешься в людных местах, моешь руки и носишь маску — это помогает. А дальше уже не от нас зависит.

Фото: БК «Самара» и из архива Марюса Ясевичюса

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья