Блог С миру по Нитке

Спокойная неделя, или крыша никуда не едет

Неделя на «Уимблдоне» выдалась спокойная. Дабы не портить воскресный вечер, вашему вниманию предлагается небольшая порция развлекательного чтения. Кого Грег Гарбер признал обладателем Пулитцеровской премии недели на «Уимблдоне»; чего ждет-не дождется обозреватель Times Гил Смит, а также несколько забавных цифр от FOX Sports в очередном выпуске блога «С миру по Нитке».

Начнем с премии: «Достойное номинации на Пулитцеровскую премию откровение недели принадлежит Бруклин Декер, новоиспеченной жене Энди Роддика. После того, как Энди на Twitter покритиковал ее музыкальный вкус – он был раздражен ее любовью к Бритни Спирс, Майли Сайрус и Тейлор Свифт – бывшая модель ответила ему в том же духе.

«Один из его любимых исполнителей – Рик Эстли, – пишет она на Twitter, – Еще он знает несколько танцев ‘N Sync, и он ЛЮБИТ Келли Кларксон. Я утверждаю, что это гораздо хуже».

Явно возмущенный Роддик объяснился на ближайшей пресс-конференции: «Она вспомнила Рика Эстли. Не могу отрицать, он есть в моем iPod’е. Но бьюсь об заклад, что он есть и в вашем. Так что замолчите».

Ээээ… Там его нет, Энди», – заканчивает свою номинацию Гарбер.

Далее в статье, названной «Охохо, тихая первая неделя на «Уимблдоне», Грег Гарбер перечисляет хорошие новости, которые являются просто-напросто отсутствием плохих новостей. Среди них стоит отметить признаки все приближающегося сестринского финала, спокойное превосходство Роджера Федерера, бесконечный сериал о криках, в главной роли которого Мичель Ларчер де Бриту, марафонский забег Томми Хааса, впечатляющий «Камон» Ллейтона Хьюитта, а также отсутствие дождя.

Вот об этом самом отсутствии дождя пишет и Гил Смит в своей статье для Times. «Дождь. Это то, о чем мы просим Всевышнего. Всего один приличный дождь с лужами, зонтиками, промокшими ботинками. Добрый традиционный английский дождь. Господи, неужели мы просим слишком многого? Тогда, наконец, мы смогли бы как-то применить эту, так называемую, крышу над Центральным кортом, о которой все говорят. И что мы имеем вместо этого? Постоянную хорошую погоду. Сухо, тепло и непрерывный теннис.

Это просто смешно. На протяжении всей недели рассерженные зрители бродили по окрестностям и говорили: «Знаете, сколько мы заплатили за эти билеты? И мы еще не видели, как открывается крыша. Она еще даже ни разу не шевельнулась».

Отчаяние – это основная эмоция. Его же можно увидеть на лицах оргкомитета Всеанглийского клуба. Они мечтают о дожде. В конце концов, никто не потратит миллионы (прим. – крыша стоила 80 000 000 фунтов) на крышу без надежды когда-нибудь укрыться под ней. Ной чувствовал бы себя полным идиотом, если бы потоп не случился. Целую неделю Всеанглийский клуб чувствовал себя, как Ной во время непрогнозируемой засухи.

Правда, крыша отдвигалась на несколько футов пару раз, чтобы предохранить от палящего полуденного солнца гостей королевской ложи. Нет, я не выказываю никакого неуважения к ним. Но если единственной целью этого сложного архитектурного проекта было сохранить голову Брюса Форсайта (прим. – британская 81-летняя телезвезда) от напекания, клуб мог с гораздо большим успехом потратить деньги на пару зонтиков.

Вчерашний день выглядел многообещающим, прогноз гласил, что увеличивается вероятность дождя. Дождь предсказывался ровно в час, точно тогда, когда Федерер должен был сыграть свой матч третьего круга. Сью Баркер задумчиво объясняла аудитории ВВС, как достойно это выглядело бы, если бы король тенниса сыграл первый уимблдонский матч под крышей спустя всего день после трагической смерти короля поп-музыки. Есть о чем подумать, Сью, спасибо.

В любом случае, облака сгущались многообещающе, толпа жаждущих крышезрителей собралась на Центральном корте в полдень, в тот самый момент, когда назначенный час открытия приближался.

Напряжение нарастало, голуби продолжали восседать на балках (если вы голубь, то последняя вещь, которую вы ждете от жизни – это то, что вас придавит открывающейся крышей). Наконец в 12:23 без фанфар, салютов, предупреждающих гудков крыша начала двигаться.

Как это было грациозно и как тихо, никаких оглушающих ударов метала о метал, никакого скрипа мела по доске, только низкое аристократическое урчание, примерно как в животе у герцога при приближении времени чаепития.

Хотя подождите, крыша поехала назад – пока полностью не открылась. Потом остановилась и так больше и не закрылась. А облачка уплывали, и небо светлело на наших глазах. Вздох. Еще одна ложная тревога.

Три вещи, которые вы не знали про крышу Центрального корта.

1. Ее снабжает энергией команда из 450 ручных хомяков, которые бегают в своих колесах. Хомяков держат на высоко-белковой диете в оснащенном кондиционерами подвале под зданием «Миллениум» в состоянии постоянной готовности.

2. Полотнища пластика, которые формируют покров крыши, включают 14 уникальных панелей, изготовленных из сценических костюмов, которые носил во время своей карьеры сэр Клифф Ричард.

3. С момента постройки крыши, члены клуба изобрели игру, известную как «крыш-серфинг», в которой соревнующиеся должны удерживаться на ребре полотнища во время движения крыши и при этом держать равновесие, оставаться в вертикальном положении как можно дольше. Рекорд принадлежит Фредди «Орангутангу» Пинкертону, который проехал на крыше дистанцию в 15 метров 14 июня 2009 года, закрыв, таким образом, классную вечеринку с сыром и вином для штата председателя клуба.

Ладно, все это неправда. Но пока мы не увидим эту широко анонсированную крышу в действии, мы вольны думать о ней все, что хотим. Все, чего мы жаждем – и в жизни зачастую тоже – это завершенности. Изведаем ли мы ее когда-нибудь?».

И напоследок, немного о еде. FOX Sports сообщает, что цена на клубнику увеличилась на 25 пенсов по сравнению с прошлым годом, и теперь она заморожена на отметке 2.25 фунта за кулечек из 10 ягод. Кроме того, за время «Уимблдона» болельщики съедят 25 тонн клубники с 7 000 литров сливок; 1 800 работников кухни приготовят и подадут 12 тонн копченой лососятины и семги, 32 000 порций fish and chips (рыба с картошкой), 22 000 кусков пиццы, 190 000 сэндвичей, 135 000 порций мороженого и 300 000 чашек чая и кофе; все это зрители запьют 200 000 стаканов Pimms’а, 100 000 пинт пива, и 17 000 бутылок шампанского.

Вот и все, а завтра будут матчи, завтра начнется новая и не такая спокойная неделя на «Уимблдоне». И темы для разговоров будут более серьезные. Может, и крыша поедет.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.