Блог Медвежий угол

Про то, как пропагандист Шейнин в допинге разбирался

Случайно наткнулся на вышедший пару недель назад выпуск программы «Время покажет», которую ведёт на Первом канале пропагандист Шейнин. Передача была посвящена очередному допинговому скандалу, который, по словам ведущего, может вскоре стать «ярким событием нашей информационной повестки».

Этот выпуск, озаглавленный «Снова допинг?» заслуживает разбора, потому что он ярко показывает всю убогость провластной пропаганды – даже такой высокооплачиваемой, как первоканальная.

Начать нужно с приглашенных в студию гостей-экспертов: из шести человек только один имел отношение к спорту – редактор газеты «Советский спорт» Ярёменко. Остальные – люди от спорта совершенно далёкие: политолог Сытин, политик Станкевич, международный обозреватель Строкань, депутат Журавлев и журналист Шахназаров. Это очень и очень важно: федеральный телеканал, заявляя на всю страну допинговую тему, не стал приглашать к разговору профессионалов.

Если у кого-то мало времени, дальше этот текст можете не читать, вот его квинтэссенция: пропагандисты как огня боятся профессионального разговора на любую тему, потому что при профессиональном, детальном разборе моментально вылезет наружу их некомпетентность и беспомощность.

В этом смысле показательна первая же реплика Шахназарова, дословно:

-Давайте абстрагируемся от спорта, давление идет на всех фронтах. У них стоит задача: любыми путями нас не допустить.

Ну так, естественно. Когда ни хрена не знаешь о спорте, лучше всего от него абстрагироваться.

Собственно говоря, главная задача Шейнина и заключалась в том, чтобы как можно быстрее увести разговор от спорта и допинга (то есть от фактов и документов) к политике (то есть к болтовне и пропаганде). Решая эту задачу, Шейнин даже не думал маскироваться:

-Это не только про спорт и даже не столько про спорт

-Для меня этот разговор точно не про спорт как таковой

-Мы обсуждаем проблему политическую, и решать ее нужно как политическую

-Мы говорим уже не про спорт. Мы говорим про подход: как нам действовать, когда к нам субъективно относятся?

-Мы ушли из сферы спорта и перешли в сферу чистой политики.

Всё правильно. Как ты будешь обсуждать предполагаемую фальсификацию базы данных московской лаборатории с политиками и политологами, без юристов, программистов и сотрудников РусАДА?

Никак.

Хотя начиналось всё очень многообещающе: была изложена суть претензий ВАДА к России, а когда Журавлев проорал байку про то, что базу испортил уголовник Родченков, Шейнин сказал:

-Давайте попробуем не кричать. Попробуем впервые разобраться, для разнообразия.

Золотые слова. Шейнин дал блестящую оценку своей многолетней работе. Более того, он даже посмел поставить вопрос ребром: кто те люди, которые могли в очередной раз подставить страну и о которых в коротком сюжете сказала Ласицкене?

Но разве можно на Первом канале обсуждать подобные вещи, от которых за версту несет экстремизмом? Поэтому Шейнин тут же формулирует более привычную тему для обсуждения:

-По традиции у нас две точки зрения: либо мы там сами чё-то понаковыряли, либо кто хочет докопаться, тот докопается.

Дальше, как вы понимаете, о первой точке зрения уже ни слова. "Понаковыряли" даже не рассматривается, предвзятое отношение к России зацементировано, забетонировано в качестве исходной посылки, как аксиома. Ну а следом выстраивается убийственная логика:

1)на Россию со всех сторон идёт давление; причина – мы стали ключевым игроком на международной арене.

2)поэтому какой смысл наводить порядок, если к нам всё равно придерутся

3)что делать, когда к нам относятся предвзято: терпеть унижения или развернуться и уйти?

Последний вопрос очень интересовал Шейнина; не исключено, что таким образом Кремль зондирует общественное настроение по поводу возможного ухода России из мирового олимпийского движения. Сторонники изоляции приводят идиотский пример с ПАСЕ и уверяют, что мировой спорт в слезах побежит за Россией, умоляя вернуться.

При этом никто, включая Шейнина, не замечает фундаментального, вопиющего противоречия в их рассуждениях: с одной стороны, Запад всячески выдавливает Россию из спорта, с другой – Запад не сможет в спорте без России. Ок, будем считать, что Запад – это сборище идиотов, действующих вопреки своим интересам.

С теми, кто за изоляцию, Шейнин не спорит. Нормальным гораздо сложнее:

(Сытин)

-Нам самим нужно просто научиться не врать и не воровать, жить по закону. Пример с ПАСЕ неудачный, там смысл в площадке для диалога. А в спорте диалог не нужен, они спокойно проживут и без нас. Наш же спорт просто умрёт.

(раздосадованный Шейнин про Сытина)

-Он испытывает удовольствие от белого флага. Но что делать тем, кто не испытывает? Бесконечно терпеть и бесконечно что-то в себе исправлять?

(Сытин)

-Терпеть, хлебать, учиться и работать, пока не будем соответствовать всем требованиям. Нужно быть как все.

(Шейнин)

-Как все – это как кто? Как США? Сегодня 18 лет, как США начали войну в Афганистане.

Гейм овер. Аргументация – не подкопаешься.

Кстати, если вдруг журналист Шахназаров читает эту заметку. Обосновывая необходимость ухода России из мирового спорта, вы сказали:

-Терпеть может только маленькая страна. Бенилюкс какой-нибудь.

Нет такой страны – Бенилюкс. Не позорьтесь вы.

Любые попытки участников дискуссии заговорить о проблемах с допингом в России моментально блокировались Шейниным в стиле «а у них негров линчуют». На реплику кого-то из гостей о том, что репутация России в спорте безнадежно испорчена, Шейнин выдает тираду, смысл которой в следующем:

Репутация предполагает, что те, в чьих глазах она потеряна, сами заслуживают уважения. А у них – норвежские астматики и мускулистые гимнастки. Поэтому Запад гроша выеденного не стоит.

Перепутал пропагандист выеденное яйцо и ломаный грош, бывает.

В итоге норвежские астматики всплывали в передаче раза три как минимум, оправдывая, таким образом, наглую аферу с базой. Человека, который рассказал бы Шейнину и всей стране о том, что такое спортивная астма и как выдаются разрешения на терапевтическое использование (ТИ), в студии не было и, ясное дело, не будет никогда. Потому что тогда полетит ко всем чертям вся выстроенная схема.

Забавно, что совершенно безобидный Строкань чуть не испортил Шейнину всю концовку выпуска, когда сказал: объясните мне, далекому от спорта идиоту, почему нельзя сделать так, чтобы с нашими пробирками было все нормально?

Шейнин:

-Вы нас вернули в начало программы, давайте уже без пробирок.

Действительно, какие пробирки, какая база данных? Тут речь о национальной гордости зашла, а ты опять по теме что-то вякаешь.

Или другой пример. Депутат Журавлев, ходячая кремлевская методичка, вдруг в сердцах выдаёт: у нас без объяснения причин отменено заседание Комитета Госдумы по спорту, на котором министр Колобков должен был объяснить, что происходит.

Думаете, кого-то это заинтересовало?

Как бы не так. Шейнину гораздо интереснее обсуждать норвежских астматиков, чем отказ министра спорта рассказать депутатам о сути надвигающейся катастрофы с российским спортом.

И очень забавно было наблюдать, что самые большие проблемы Шейнину доставил именно Ярёменко – человек, отмечу, совершенно лояльный и патриотически настроенный. Но даже с учетом лояльности то, что в силу профессиональных знаний говорил редактор «Советского спорта», заставляло Шейнина всячески изворачиваться, перевирая смысл сказанного и забалтывая суть проблемы.

Шейнин (отмечу, что он тоже плавает в вопросах спортивного права) говорит, приводя в пример Коулмана: американцы активно решают свои проблемы с помощью юристов, действуя строго по регламенту. А у нас некто Васильева рассказывает про путаницу с часовыми поясами, а сама, как выяснилось, даже не заходила в систему АДАМС.

Шейнин, чувствуя, что разговор идёт не туда, делает совершенно дикий вывод:

-То есть американцы мухлюют хитро, при помощи юристов, а мы так мухлевать еще не научились.

Ярёменко рассказывает о том, что подготовка к запрету мельдония шла почти три года, и всё это время Россия никак не протестовала, голосуя за все предложения.

Шейнин, не зная что на это возразить, тупо поворачивает на любимые рельсы:

-Возвращаемся в политику: а если мы всё-таки сделаем у себя так, как американцы или норвежцы – к нам будут относиться с теми же критериями?

А что было бы, если бы Шейнин Гануса пригласил?

Либерал Станкевич констатирует очевидный факт: мы на все проблемы даем исключительно пропагандистский ответ. Его перебивает Шейнин: ты уже полторы минуты об этом говоришь, вместо того, чтобы сказать что-нибудь по делу.

Самое смешное, что именно в эти полторы минуты и говорилось «по делу». Говорилось о том, что для решения проблем нужна не пропагандистская болтовня, а реальная работа.

В итоге за час обсуждения - ни слова о том, что такое база данных ЛИМС, кем она была опечатана, кто мог вносить в неё изменения, чем это может грозить России и какие есть пути выхода из ситуации. Ни фактов, ни версий, ни документов. Вместо этого байки про легальный допинг, теория заговора и вставание с колен. 

Резюмирую.

Лично мне Шейнин был больше известен по полученным от украинского десантника плевкам. Но вот представилась возможность узнать, какой он эксперт по допингу.

Короче говоря, я при просмотре этой лажи получил огромное удовольствие. Знаете, от чего? От того, что любой читатель нашего блога знает о сути происходящего в разы больше, чем все эти «эксперты» Первого канала вместе взятые.

И это очень круто.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья