Блог Дикий, дикий запад

Теперь даже Чеферин за одноматчевый плей-офф ЛЧ. Но это только фантазии, пока никто не придумал идеальный формат

Может, у вас получится?

Вынужденный формат плей-офф еврокубков неожиданно перевернул сознание футбольных боссов. 

«Должен сказать, что эта система противостояния в одном матче кажется мне более интересной, чем система с двумя, – признался президент УЕФА Александер Чеферин. – Финал восьми – одна из интересных вещей, которые принесла пандемия. Нам пришлось создать такой формат. Были вынуждены так играть, но в итоге мы получили очень интересную систему.

Сейчас довольно сложно втиснуть финал восьми в календарь. Но мы увидели, что людям нужны захватывающие матчи. В одном матче Лиги чемпионов или Лиги Европы любой может победить. Так что в будущем нужно подумать об этом. Полагаю, в сентябре или октябре мы всерьез обсудим изменения».

Чеферин оперирует не только ощущениями, но и закрепляет мысль логически. Вот два его самых серьезных довода:

1. Исчезнут скучные стратегические расчеты. Пропустив гол, команда побежит отыгрываться, а не закроется, как делают некоторые, чтобы не пропустить второй.

2. Не будет бессмысленных ответных матчей. Ведь если в первой игре кого-то громят, то интерес к ответной стремится к нулю. В одноматчевом противостоянии нет такой проблемы.

«Командам было необходимо забивать голы, а не ждать второго матча. С системой в один матч было меньше тактики, а команда, пропустив гол, вынуждена атаковать, ведь второй игры не будет. Даже если мы получим меньше матчей, их ценность может вырасти, если продвигать их должным образом. Мои друзья из мира футбола и не только звонят мне и пишут. Все они в восторге от такого формата».

В восторге не только друзья Чеферина – просмотры матчей выросли на 30% по сравнению с двухматчевым форматом. 

Более того – у Чеферина, возможно, будет поддержка. По информации The Athletic, вариант с плей-офф в один матч нравится некоторым европейским клубам (каким конкретно – не уточняется), и дискуссии на этот счет идут на самом высоком уровне. Интересно, что настроение изменилось за несколько недель – от полного недовольства, когда УЕФА впервые показал схему доигровки турниров, до серьезной заинтересованности в переформатировании. Логика подсказывает, что среди сторонников перемен не суперклубы типа «Барселоны», а относительно скромные вроде «РБ Лейпцига» и «Лиона».

Аргументация этих клубов примерно та же, что и у Чеферина – зрелищность, больше риска, больше развлечения для нейтральных болельщиков. «Но эта идея трудноосуществима по многим причинам», – цитирует медиа источник в руководстве УЕФА.

Субъективные ощущения подтверждает математика – как минимум забивать точно стали чаще, хотя связь голов с новой системой не доказана. Вот вам линейка результативности матчей плей-офф ЛЧ: 2016 – 2,08 гола за матч, 2017 – 3,08, 2018 – 3,69, 2019 – 3, 2020 – 3,86. А вот число опасных моментов: 2016 – 3,7, 2017 – 3,9, 2018 – 5,2, 2019 – 4,2, 2020 – 6,4. 

А что со справедливостью? Ведь один матч – это много случайных победителей

Для начала держите историю, как вообще появилось двухматчевое противостояние. Его внедрили в первом же Кубке чемпионов в 1955-м (тогда не было группового этапа) – до этого еврокубков не существовало. Первыми стали «Партизан» и «Спортинг»: провели один матч в Лиссабоне (при 30 тысячах зрителей), а второй – через неделю в Белграде (при 15 тысячах). Это сделали по двум причинам: чтобы привлечь болельщиков и исключить разговоры о несправедливости. Но у первого розыгрыша были свои особенности: счет первой игры просто продолжили во второй, то есть начали играть при 3:3 (а во втором матче «Партизан» накидал португальцам пятерку).

С тех пор влияние домашнего преимущества на результат плавно угасало. Sky Sports анализировал результаты в АПЛ и Чемпионшипе за всю историю: если до войны гости выигрывали 20% матчей в гостях (а около 60% завершались победой хозяев), то в XXI веке эти цифры достигли исторического минимума – чуть больше 40% побед хозяев, около 30% выигрывают гости – и примерно такие же цифры по потенциальной ничьей. 

Почему так? Вот одна из догадок: конечно, игра на выезде до сих пор приносит некоторые неудобства (незнакомые отели, давление трибун и так далее), но с развитием транспорта и и технологий ехать в чужую страну и чужой город уже не так страшно, как 50 лет назад.

Более того – справедливость проведения двухраундового противостояния тоже иногда ставят под сомнение. В 53% еврокубковых противостояний до 2007-го дальше проходили те, кто проводил ответный матч дома. 

Правда, в свежем исследовании (с 2010 по 2017 год) процент побед команд, которые ответный матч проводят дома, сократился до 51,3% во всех еврокубках. В Лиге чемпионов шансы вообще 50 на 50, в Лиге Европы – 51,8% на 48,2%. Это, пожалуй, можно объяснить как раз доводами из минусов для играющих на выезде соперников – в ЛЧ команды выше классом и богаче, поэтому они могут за счет комфорта минимизировать неудобства. А в ЛЕ с этим похуже – да и перелеты дальше, часто в плей-офф забираются клубы из Центральной и даже Восточной Европы.

Почему финал восьми нельзя оставить? Дело в деньгах – раньше 2025-го ничего не изменится

Просто перенести вынужденный формат этого сезона на все последующие невозможно, и логика простая: меньше матчей → меньше аудитория → меньше спонсорские выплаты. Если рекламодателям скажут, что теперь ваш лого будет появляться в три раза реже, они вряд ли будут платить столько же. И довод, что ТВ-аудитория каждого матча выросла на 30%, а интрига ярче, их все равно не убедит. Ведь суммарно зрителей все равно меньше. 

Сейчас у УЕФА очень строгий ТВ-регламент. Есть 14 пакетов (от золотого и серебряного до исключительно аудиотрансляций), и там все строго регламентировано – вплоть до количества трансляций на каждом канале. Соответственно, если УЕФА захочет уменьшить количество матчей плей-офф (которые пользуются большим спросом, чем игры в группе) вдвое, то им придется возвращать часть суммы бродкастерам. 

По информации The Athletic, телекомпании обсуждают компенсации с УЕФА даже за этот сезон. Точные суммы неизвестны, но они примерно соответствуют требованиям бродкастеров АПЛ в этом сезоне (около 330 млн фунтов). Не исключено, что это может сказаться на призовых за участие в ЛЧ и ЛЕ.

Эти слухи подтверждает владелец французского бродкастера ЛЧ Telco Altice Патрик Драи.

«В июле прошлого года мы уже заплатили 175 млн евро за первую часть сезона, а в январе – еще 175 млн евро за вторую часть сезона. Проблема в том, что я с середины марта не видел, чтобы кто-то играл. Мы не собираемся платить за то, чего не получили. Жду скорейшего возвращения денег». УЕФА не хочет ругаться с телевизионщиками, но и не может позволить себе вернуть все и сразу.

Не надо забывать и про спонсоров, которые бьются за каждую минуту рекламного времени. Например, когда УЕФА перезаключал спонсорское соглашение с «Хайникен» – та самая «Сосиша» от Жозе Моуринью – (оценочная стоимость сделки – 70 миллионов евро), пивоваренная компания выбила +4 минуты на рекламных щитах во время игры, общий хрон вырос до 13 минут, и это увеличило стоимость сделки. И если количество матчей срежут в три раза, то спонсоры явно захотят свои деньги назад.

Не надо забывать, что у клубов есть свои спонсорские обязательства. К некоторым приходят спонсоры именно под Лигу чемпионов. Например, когда «Спартак» играл в ЛЧ с «Жилиной», словацкий клуб нашел себе спонсора ровно на пять матчей главного еврокубка – им стал бренд туалетной бумаги Lambi. Президент «Жилины» Йозеф Антошик был совладельцем головной компании Metsä Tissue, поэтому уговорил коллег помочь клубу и показаться на футболке на пять встреч (договорились после первого тура). Соглашение распространялось только на Лигу чемпионов, поэтому после вылета сотрудничество закончилось. 

Спонсорские активности – это не только телекартинка, это и брендинг зон на стадионе, около стадиона – в общем, вариантов масса. Многие в Европе получают приличный доход от домашних игр – например, у «МЮ» доход от всех матчдеев в 2019 году превысил 111 миллионов фунтов. Очень грубая оценка, но это больше двух миллионов за матч (а за полуфинал Лиги чемпионов он наверняка был бы выше среднего, если бы «Юнайтед» туда пробился).

Получается, одноматчевый вариант жестко перекрывает один из денежных каналов. 

Выходит, все остается по-старому?

Пока да, но изменения формата возможны, раз об этом заговорили и клубы, и сам Чеферин. УЕФА вообще ведет себя довольно гибко – запускает новые турниры, ликвидирует неуспешные и да, меняет формат (вспомните, что в ЛЧ ввели, а потом убрали второй групповой этап). 

Теоретически есть возможность оперативно сманеврировать к сезону-2021/22. Как известно, УЕФА подписывает партнеров на трехлетние циклы, нынешний заканчивается как раз весной, в 2021-м стартует новый. Переговоры с потенциальными спонсорами идут уже сейчас, можно предложить им новые условия. Но все же это крайне маловероятно – снова все упирается в деньги, поскольку основные контракты со спонсорами и бродкастерами на 2021-2024 года уже подписаны.

И – самое главное – устраивающая всех схема пока не придумана. Главное условие – сохранить количество матчей. 

L’Equipe делится инсайдом – скорее всего, рассматривать вариант с одноматчевым плей-офф будут только после 2024 года, да и то – речь будет идти не о финале восьми, как было сейчас, а о «финале четырех» (только полуфиналы и финал играются в один матч).

Но и за этот вариант придется биться и доказывать его эффективность. Надо понимать, что суперклубы имеют огромное влияние на итоговые решения УЕФА – и большинство из них настроены против одноматчевых противостояний, причину мы повторяли много раз. Для топов риск вылететь в одном матче намного выше, чем вылететь в двух, пример – та же победа «Лиона» над «Сити». Если для Чеферина это скорее плюс (и то пока сомнительный), то для клубов – минус. И они готовы пойти на этот шаг только в том случае, если им это будет компенсировано деньгами.

УЕФА здесь точно не хозяин положения, потому что у суперклубов есть мощный рычаг в виде Ассоциации европейских клубов, которая давно попугивает УЕФА выходом из Лиги чемпионов и прочих турниров и созданием собственной Суперлиги. Благодаря этому давлению топ-лиги смогли выбить по четыре автоматических места в группе ЛЧ для топ-4 чемпионатов, а позже – увеличить гарантированные выплаты (фактически просто за исторические достижения клубы получают по 25 миллионов евро за сезон). УЕФА пришлось пойти против своих же принципов и забыть о финансовом равенстве в европейском футболе. 

И еще одна проблема – календарь. Для финала восьми нужен двухнедельный слот, но где его взять? Окей, можно провести турнир в июне, но что делать с Евро, ЧМ и Лигой наций (и это мы не вспоминаем про Кубки Америки и Африки)? 

Одноматчевый формат – проблемы для болельщиков. Вот вопросы, на которые нет ответа 

Главная претензия к финалам ЛЧ нового времени – излишняя стерильность. Стадионы забивают туристы, некие гости УЕФА, а настоящие фанаты получают остатки и сталкиваются с кучей логистических проблем – отсутствие прямых рейсов (привет, финал в Баку), невероятно взлет цен на отели (привет, финалы в Баку и Киеве). Получается, все эти страдания перенесутся на весь плей-офф. УЕФА сделал слишком много ошибок в работе с фанатами, чтобы они сейчас безоговорочно поверили в успех новых идей. 

Финал четырех делает все еще сложнее. В нынешней коронавирусной ситуации этой проблемы просто не могло быть, но когда все нормализуется, она обязательно даст о себе знать. Учитывая, что между полуфиналом и финалом, как правило, очень небольшой перерыв, у болельщиков возникнут десятки проблем. Вот обычные бытовые вопросы: а на сколько бронировать отель? На неделю? А если команда вылетит в полуфинале, зачем мне тут бродить еще несколько дней после вылета? А если забронирую на пару дней, а команда выйдет в финал? А что делать с билетами на финал – покупать сразу? А если потом не будет? А если куплю, а команда вылетит – что с ними делать? А если не успею продать за три дня?

 

Вы можете возразить: а ведь на Евро и ЧМ никто не жалуется. Это правда, но там у сборных гарантированные три матча и заранее определенной датой и локацией. 

«Финал Лиги Европы в Баку – это смешно. Не знаю, что употребляют на завтрак те, кто принимает такие решения. В прошлом году мы играли в Киеве. Это прекрасный город, но маловероятно, что команда из России или этой части света могла бы пробиться в финал», – грустил недавно Юрген Клопп.

Есть теоретический вариант, при котором проблемы можно слегка минимизировать. В такой ситуации было бы логично выбирать место проведения не заранее, как это принято в УЕФА, а только после четвертьфиналов – в зависимости от того, какие команды будут в плей-офф. И принимать компромиссное решение: например, если в 1/2, как это было сейчас, только клубы из Франции и Германии, то можно провести мини-турнир где-нибудь рядом – в Бельгии или Нидерландах. 

По срокам, впрочем, может возникнуть сложность – как правило, крупные арены бронируют под концерты и другие мероприятия – и никакой «Эштадиу да Луш» не будет выгонять условного Сэма Смита ради пары матчей, потому что им все равно, кто платит за аренду. В нынешних пандемийных условиях это было не так заметно, поэтому у УЕФА были варианты. Но когда все восстановится, будет сложнее.

И, конечно, обязательно нужно введение матча за третье место. Во-первых, это стимулирует болельщиков оставаться на несколько дней, во-вторых, это дополнительный матч – частичная компенсация для спонсоров по количеству матчей.

В топовых футбольных турнирах никогда не использовали формат финала четырех, это баскетбольная фишка 

Один из самых ярких примеров финала четырех – Евролига. Здесь этот формат внедрили в конце восьмидесятых (хотя первые попытки были еще в 60-х). Но вообще как формат финал четырех даже зарегистрирован в США как товарный знак NCAA – и неудивительно, что он появился именно в студенческом баскетболе, ведь каждому университету проще привезти своих студентов (как игроков, так и группу поддержки) на пару дней и снять их с учебы.

Финал четырех вообще принят в зальных видах спорта (баскетбол, волейбол и даже мини-футбол). Во-первых, из-за того, что играть на травяном стадионе и на паркете два дня подряд – это разные вещи, газон может не пережить подобного. 

Во-вторых, футбол требует больших сроков восстановления по сравнению с тем же баскетболом, где нагрузки распределяются по-другому (или просто меньше, или снижаются благодаря возможности обратных замен). Да, запредельная интрига не позволяла оторваться от нынешнего плей-офф, но есть опасение за здоровье футболистов. Слово эксперту BT Sport Гленну Ходдлу: «Посмотрите на матч «ПСЖ» – «Аталанта». Если бы команды играли вторую игру, Тухель не выпустил бы Мбаппе, который не до конца восстановился. Конечно, драма этой игры явно не была бы возможна в 2 играх. Но я все равно считаю, что новый формат слишком рискованный».

***

Суммируем: сложности, сложности, сложности. Добавить яркости и контраста в Лигу чемпионов – отличная идея, но этот август не показателен. Самый оптимистичный вариант – финал четырех после 2024-го. Полностью одноматчевый плей-офф пока невозможен. Вернее – возможен только при условии полного переформатирования Лиги чемпионов.

Красивое «Спасибо» медработникам от участников ЛЕ: все с надписями над лого, причем на разных языках

«К ЧМ-2018 построили отличные стадионы, но сколько в городах МРТ-машин?» Профессор экономики – о договорняках, ФФП и эффекте своего поля

Фото: REUTERS/Franck Fife/Pool, Manu Fernandez/Pool; globallookpress.com/Peter Schatz/augenklick, Panoramic/Keystone Press Agency, Alexandr Gusev/ZUMAPRESS.com; partizan.rs; РИА Новости/Михаил Сербин

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья