Разделка
Блог

В биатлоне и лыжах хаос с запретом фтора: спортсмены боятся обмана и сравнивают мази с допингом

Второй сезон над биатлоном и лыжами нависает запрет на фторосодержащие мази в сервисе.

Разбираемся, почему ввели ограничения, использование каких средств приведет к проблемам и как ловить нарушителей? И главное – как это скажется на скоростях и соотношении сил в лыжах и биатлоне?

Почему запрещают фтор?

Регламенты Европейского Союза запрещают производство, продажу и применение фторуглеродов C8, которые применяют в обработке лыж. Эти вещества относятся к стойким органическим загрязнителям.

СОЗ – это органические химические вещества, которые сохраняются в окружающей среде, накапливаются в пищевой цепочке и неблагоприятно воздействуют как на окружающую среду, так и на здоровье человека.

Весной 2001-го прошли переговоры, инициированные программой ООН по химической безопасности – тогда разработали конвенцию об ограничении загрязнителей. В 2019-м ЕС принял регламенты, касающиеся СОЗ, в том числе и тех, которые применяют в средствах для обработки лыж. Именно поэтому в зимних видах озаботились вопросом о запрете фтора.

Новые правила разрабатывали к сезону-2020/21, но затем введение запрета перенесли – а перед олимпийским сезоном ввели частичные ограничения. Sports.ru обсуждал проблему загрязнения и вклад спортсменов в это с начальником сервис-бригады сборной России по биатлону Александром Печерским.

«У профессионалов есть мнение: то количество фтора, которое применяют в смазках, ничтожно мало – но кому-то в Европе важно было его вычеркнуть.

Фтор используется не только в лыжных смазках, но и в другой промышленности, причем в больших количествах. Вот там, наверное, борются за экологию, а лыжи, биатлон и другие виды попали под раздачу. Поэтому придумали, что лыжи трутся о снег, фтор остается в снегу, снег впитывается в землю, трава растет, ее кушают лошадки и коровки, молоко попадает на рынок… Мое мнение: это слегка раздуто».

Головоломка в биатлоне: из-за экологии запретили фтор на лыжах. Теперь скорости упадут, но Россия все-таки нашла лазейку

Важный момент: пока под запрет попадают только средства с фторуглеродами C8 – это высокоуглеродистые фтористые воски. А продукты C6 (с низким содержанием фтора) легальны – их можно производить, продавать и использовать.

«Разница (с точки зрения скольжения) между этими продуктами небольшая. Разрешенный С6 при этом содержит меньше токсичных веществ, период их полураспада в природе и организме человека значительно короче», – отмечал начальник сервис-бригады норвежских биатлонистов Тобиас Даль Фенре.

И если в скольжении мази с С6 не уступают средствам С8 (об этом говорят и в IBU), то одно различие все же есть – в стоимости продуктов. Например, в прошлом году норвежцы закупали мази по 50-70 евро за упаковку, теперь цена возросла до 100 евро. При этом за одну гонку используется около 10 упаковок. Для небольших команд финансовый вопрос будет особенно болезненным.

Без фтора скорости упадут?

Пока проблема фторсодержащих средств для лыж разбивается на три больших вопроса:

• Как счищать фтор со старых лыж и приборов? У многих спортсменов боевые пары используются по много лет – естественно, они накрепко впитали средства до того, как те попали под запрет. IBU и FIS с прошлого года дают рекомендации для команд, но результаты появятся только после масштабных проверок – они еще впереди.

• И тут возникает второй вопрос: как тестировать лыжи на фтор? Намазали запрещенным средством или нет? Об этом чуть ниже.

• Третий – упадет ли скорость? На самом деле этот вопрос волнует специалистов меньше всего – при соблюдении правил всеми командами, обнуления в гонке сервисеров точно не произойдет.

«Кто-то говорит, что качество скольжения упадет на 30%, скорость уменьшится и зрелищность потеряется. На мой взгляд, это неправильная мысль, потому что зритель точно не почувствует, с какой скоростью бежит спортсмен. Спортсмен может слегка почувствовать, но очень быстро привыкнет. Не думаю, что это будет катастрофой или шагом назад.

Сейчас мы проводим тесты с новой смазкой и сравниваем ее с импортными аналогами – со фтором и без фтора. И по некоторым позициям наша смазка даже фторовые мази уделывает – это вселяет уверенность, что скорости упадут несильно и мало что изменится.

Техническое оснащение у норвежцев выше, бесспорно. Фирма Swix – самый мощный производитель парафинов в мире. Естественно, норвежцам они будут выдавать лучшие образцы, секретные аналоги. Лыжи Madshus производятся в Норвегии, структурные машины стоят у них где только можно. В этом плане мы действительно от них отстаем.

Не думаю, что сейчас ситуация обнулится и мы встанем на одни рельсы. У них шаг вперед всегда будет, наша задача – их догонять и обгонять, а не плакать, что чего-то нет», – рассказал Печерский.

В биатлоне и лыжах одинаковые ограничения?

Этим летом Международная федерация лыжных видов (FIS) и Международный союз биатлонистов (IBU) ввели частичный запрет на фтор, хотя еще год назад речь шла о полном запрете фторсодержащих продуктов.

Национальные биатлонные федерации и производители средств для лыж подпишут декларацию о том, что их команды и персонал, участвующие в соревнованиях под эгидой IBU, следуют правилам организации и регламентам ЕС. Если документ не подписан, последует недопуск до стартов.

В течение сезона IBU проведет выборочные проверки материалов, которые используют сборные или компании, производящие мази для лыж. Для этого привлекут экспертов из независимых сертифицированных лабораторий.

«Вчера я пять раз читал пресс-релиз IBU и до сих пор не понял, что они имели в виду. Речь идет о правилах, написанных на листе бумаги, и об обещаниях им следовать – я в это не очень верю. Это не работает с допингом, и я не понимаю, почему это должно работать здесь.

Немного неудобно начинать с этого олимпийский сезон. Я надеялся, что все запреты отложат из-за неопределенности, связанной с тестированием», – грустил шведский биатлонист Себастьян Самуэльссон – один из главных борцов за чистый спорт.

В FIS приняли схожие правила – запрет на С8, но оговорились, что санкций за фтор не будет. И связано это с тем, что устройство по обнаружению фтора в течение сезона будет работать в тестовом режиме.

Так как же найти фтор?

А вот это главный вопрос, на который ни у IBU, ни у FIS ответа пока нет. Еще год назад федерации обещали разработать устройства, моментально определяющие содержание фтора:

«Мы обязаны контактировать с представителями IBU на предмет того, как будет выглядеть тестовый прибор: когда он будет готов, сколько будет стоить и когда мы сможем его получить? В сентябре для национальных федераций и партнеров-поставщиков IBU будет доступно тестирование, в ноябре финальную версию устройства доставят в IBU. В соревновательный сезон будет замер фтора на старте и финише у всех спортсменов.

IBU сам предлагает привозить на предсезонный тест любые лыжи – и новые, и с большим насыщением фтора. Есть еще пластики, в которых фтор уже содержится в структуре. У нас исследовательский институт провел анализ содержания фтора в смазках, гелях и дошел до пластика – оказалось, там безумное содержание фтора. И возникает вопрос: как тестовая машина отличит фтор парафиновый от фтора из пластика? Вопросов много, не все ответы мы получили», – рассказывал Печерский в сентябре 2020-го.

Кажется, ситуация не изменилась, потому что тестовая машина все еще не готова. И в биатлоне, и в лыжах отложили внедрение Fluorine Tracker до конца олимпийского сезона. Предварительные тесты показали, что машина, моментально определяющая концентрацию фтора, требует серьезной доработки.

«Если FIS сейчас введет запрет на мази со фтором, то просто нассыт себе в штаны. У этого устройства столько проблем, что будет только хаос», – говорил в мае 2021-го Тобиас Даль Фенре.

Менеджер сервис-бригады лыжной сборной Норвегии Стейн Олав Снесруд рассказал о значительных погрешностях в измерениях: «Самая большая проблема этого устройства в том, что оно показывало наличие фтора на совершенно чистых лыжах, которые мазями со фтором вообще никогда не мазали. Вероятность такой погрешности должна быть равна нолю».

Появился новый способ читерства?

Непроработанная система тестирования действительно оставляет лазейку для нарушения правил.

Параллелей с допингом много – IBU берет фтор-пробы A и B, как и в тестировании на запрещенные препараты, а некачественный продукт может появиться еще на стадии производства. Хотя производители мазей постепенно переходят на бесфторовые продукты.

«Народ мошенничал в спорте, и это был допинг. Намного проще положить фтор на лыжи, чем систематически заниматься кровяным допингом. Мошенники будут, это случится», – считает четырехкратный чемпион мира по лыжным гонкам Эмиль Иверсен.

«Обман с фтором опаснее допинга». В биатлоне бунт из-за нового правила с лыжами, Германия угрожает бойкотом

Двукратный победитель Олимпиады-2018 Симен Хегстад Крюгер боится, что хорошее скольжение теперь вызовет неприятные вопросы: «Если у кого-то просто хороший день или точное попадание с мазью, это может привести к спекуляциям и нанести вред спорту. Потенциально может быть так, что подумают о мошенничестве. И будет же просто пародия, если мы к этому придем. Считаю, что нужна хорошая система тестирования до введения запрета».

***

Обе федерации заявили, что полный запрет фтора – просто вопрос времени. А вот как воплотить его в жизнь, все еще остается загадкой. И решать ее будут в сложный олимпийский сезон.

Фото: East News/BARTOSZ KRUPA; Gettyimages.ru/Matthias Hangst, Jurij Kodrun; РИА Новости/Александр Вильф; globallookpress.com/Martin Sterba/CTK

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные