Блог Разделка

Вы уже знаете, что Зайцеву лишили медали Сочи из-за соли. В суде Ольга рассказала, что ела икру, красную рыбу и даже соль ложками

Спортивный арбитражный суд (CAS) опубликовал 94-страничную мотивировочную часть по допинговому делу Ольги Зайцевой.

Биатлонистку обвиняли в причастности к допинговой схеме на Олимпиаде-2014 в Сочи: теперь мы знаем, что Зайцева отбилась почти от всех обвинений, но все же лишилась серебра в эстафете – подвела одна из проб, взятых на Играх.

Какие доводы были у сторон? И почему Зайцеву все же признали виновной?

Аргументы Зайцевой, которая была истцом: не сдавала чистые пробы для банка, любит соленую пищу

• Сторона Зайцевой подвергла сомнению существование банка чистых образцов для подмены, о котором рассказывал экс-глава Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков.

Глава ЦСП Александр Кравцов заявил, что организация не закупала холодильники для хранения чистых проб; сама Зайцева сказала, что никогда не сдавала анализы вне допинг-контроля, а пробу от 24 октября 2012-го, которая якобы была запасной, брали в ходе ежегодного обследования сборной России в ФМБА.

Еще один аргумент в пользу версии об отсутствии банка – заявление Евгения Устюгова о том, что в день, когда от него предположительно получили чистую пробу для банка (5 ноября 2012-го), он не мог сдать ее, так как находился в самолетах и аэропортах.

• Нашлись и фактические ошибки. Анализы, предположительно взятые у Зайцевой между 2 и 15 апреля 2013-го, не могли показать чрезмерно высокие уровень гемоглобина, так как Зайцеву в принципе не тестировали в этот период – она отдыхала в Доминиканской республике.

К тому же биатлонистку не вынуждали покинуть спорт из-за проблем, связанных с данными биологического паспорта. Зайцева завершила карьеру в 35 лет, так как планировала еще одного ребенка. С ноября 2014-го она уже не принимала меры по предотвращению беременности, после чего забеременела, а в октябре 2015-го родила сына.

Кстати, планированием ребенка сторона Зайцевой объясняла и наличие двух ДНК в ее пробе. МОК согласился с этим выводом и убрал из обвинений пункт о смешанных ДНК.

В допинг-пробе Зайцевой нашли ДНК мужа – это спасет ее от дисквалификации? Эксперты допускают, что дело в сексе

Доказательств того, что Зайцева сдавала предварительно чистую мочу, действительно нет. Родченков признал, что не давал коктейль «Дюшес» ей лично и что не видел, как Ольга пила коктейль.

• В документе приводится объяснение повышенных показателей соли в пробах спортсменки. По мнению защиты, уровень соли в анализах Зайцевой вписывается в физиологические нормы. А объясняется высокая концентрация тем, что россиянка любит соленую пищу. По мнению юристов, сравнение с пробами, взятыми на Олимпиаде-2010, – некорректное, так как выборка (показатели Зайцевой сравнивали с образцами других спортсменов) оказалась незначительной, к тому же не учитывались факторы, влияющие на содержание соли в организме.

• Зайцева объяснила, что всегда внимательно подходила к питанию, но не задумывалась насчет уровня соли. Более низкие показатели она объяснила тем, что употребляла в те дни много воды. А высокие показатели соли, вероятно, связаны с рационом: в Сочи-2014 она ела икру и красную рыбу, а иногда – даже соль ложками (Next, although having stated that she was fond of salt and that she would sometimes eat spoonfuls of salt – сказано в документе).

Аргументы МОК: слова Родченкова весят больше слов Зайцевой, Ольга готовила пробирки к манипуляциям

• МОК в ответ приводит данные судебно-медицинской экспертизы, наличие царапин на пробирках и тот факт, что лабораторию посещали посторонние. А еще Родченков предоставил суду фотографии, подтверждающие наличие той самой дырки в стене сочинской лаборатории. В документах отверстие называется Mousehole – мышиная нора.

• В базе данных LIMS (Московской антдидопинговой лаборатории) имена спортсменов, соревновавшихся в Сочи-2014, упоминаются в связи с конкретными номерами проб. Уже это указывает на то, что лабораторный процесс в Сочи был «фундаментально коррумпирован в отношении рассматриваемых образцов» (laboratory process was fundamentally corrupt in Sochi in regard to the concerned samples).

Выходит, в лаборатории знали, какие именно образцы принадлежат российским спортсменам, в том числе Зайцевой. Такого быть не должно: для лаборатории существуют только номера проб и не существует фамилий спортсменов – и значит, по мнению МОК, биатлонистка сама сообщала сотрудникам лаборатории номера пробирок. Так как Зайцева могла непосредственно участвовать в махинациях, то ее показания сомнительны.

• МОК, который в CAS выступал в качестве ответчика, заявил, что показания Родченкова должны быть приоритетнее слов Зайцевой, так как у экс-главы Московской лаборатории не было заинтересованности в том, чтобы беспочвенно обвинять биатлонистку.

По словам Григория, Зайцева находилась в списке «Дюшес». У спортсменки якобы были аномальные показатели крови, что указывает на нарушение антидопинговых правил, в частности – применение ЭПО. Слова Родченкова о допинге в российской биатлонной сборной подтверждают выявленные случаи использования ЭПО в тот период (Юрьева, Старых, Логинов – на промежутке в несколько недель).

Почему Зайцева виновна в допинге, а Вилухина и Романова оправданы? Кажется, дело в соли

• Еще одним аргументом в пользу того, что Зайцева лично участвовала в подмене проб, МОК считает наличие царапин на пробирках. Экспертиза показала, что с вероятностью 99,9% пробирки с анализами Зайцевой были вскрыты, две пробирки спортсменка закрыла менее чем на 15 щелчков. То, что биатлонистка закрыла пробирки не полностью, свидетельствует о том, что она осознанно готовила их к манипуляциям.

МОК отверг идею, что царапины могли появиться из-за замораживания пробирок или из-за того, что спортсмен «играл» с железным кольцом пробирки. Кстати, Зайцева в показаниях отметила, что опустила палец в пробирку, чтобы достать пластиковое кольцо, но с контейнером она не «играла».

По сравнению с Ванкувером уровень соли в пробах Зайцевой заметно возрос. При этом Зайцева отметила, что в день, когда ее проба дала результат с самым высоким содержанием соли, она не ела красную икру, а позавтракала обычной едой, на обед у нее была паста и суп. Такой рацион не объясняет причину высокого содержания соли.

• Экспертиза сравнила две пробы Зайцевой: 31 января 2014-го (день приезда в Сочи со сбора) и 19 февраля 2014-го (перед эстафетой). Установлено, что обе пробы имеют почти одинаковый удельный вес, в обеих пробах с ним хорошо соотносится уровень креатинина – но соль в февральском образце намного выше, чем в январском.

Выводы CAS: не доказано, что Зайцева сдавала чистые пробы для банка, сообщала номера и пила коктейль «Дюшес». Но соль – решающее доказательство

• Несмотря на то, что данные из базы LIMS, на которые опирается в нескольких пунктах МОК, были получены уже после открытия дела, CAS принял их в качестве доказательств. Причиной такого решения суда стал тот факт, что данные по Зайцевой корректно вписались в доказательную базу МОК. При этом на основе базы нельзя сделать вывод о вовлеченности биатлонистки в допинговую схему.

CAS пришел к выводу об отсутствии доказательств того, что Зайцева предварительно сдавала анализы для банка чистых образцов. Родченков ни разу не видел, чтобы спортсменка сдавала мочу заранее. МОК также не указал, как биатлонистка гипотетически передавала чистые образцы на хранение.

• Комиссия заслушала показания тренера Зайцевой – Вольфганга Пихлера. Несмотря на то, что его заявления признали содержательными и искренними, их не приняли во внимание. На слушаниях Пихлер сказал, что все его спортсменки были чистыми и что он бы заметил, если бы кто-то из них применял допинг. К тому же результаты Зайцевой в Сочи-2014 были невысокими. Но его слова опровергают допинговые случаи Эви Захенбахер-Штеле, с которой он работал в начале 2000-х, а также Екатерины Глазыриной, которую он тренировал в сборной России.

• Попадание в список «Дюшес», по мнению суда, не доказывает, что спортсменка принимала допинг. Несмотря на заявления Родченкова, профессор не видел лично, как Зайцева принимает коктейль. CAS также пришел к выводу, что не до конца закрытая (по мнению МОК) пробирка не имеет решающего значения в установлении вины спортсменки.

• Нет доказательств того, что Зайцева сообщала Родченкову (или кому-то еще) номера своих проб в Сочи-2014. Родченков это также подтвердить не смог.

• CAS признал неубедительными доводы Зайцевой и экспертов с ее стороны о том, почему в ее пробе от 19 февраля 2014-го оказались повышенные показатели соли.

Суд пришел к выводу, что образец заменили чистой мочой, а чтобы скорректировать плотность образца, в него добавили соль. Зайцева, вероятно, знала, что ее пробы заменят. На основании этих аргументов россиянку признали виновной в нарушении антидопинговых правил и оставили ее дисквалификацию в Сочи-2014 в силе.

***

Зайцева подает апелляцию на решение CAS в Федеральный суд Швейцарии. Дальше идти уже некуда, но практика показывает, что и сейчас шансы на спасение (эстафетного серебра, статуса, репутации) минимальны.

МОК подделал подписи Родченкова, чтобы потопить Зайцеву? Похоже, это так, но есть и другие доказательства вины

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов, Евгений Тумашов / СБР, Владимир Трефилов; Instagram/zaytseva_oa

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья