Блог Журнал Football Tribune

Юрий Дудь: На некоторых этапах журналистики давно пора ввести фэйс-контроль

Журнал "Football Tribune" встретился с главным редактором Sports.ru и новым ведущим программы "Удар головой" Юрием Дудем, и расспросил его о самых волнующих вопросах в современных медиа и не только. Журналистика и "Трибуна", болельщики и "Валенсия", панк-рок и благотворительность. Все это и многое другое - в эксклюзивном интервью.  

Главный редактор, Sports.ru, открытость

Ты назначил нам интервью на полдень, мотивируя это тем, что все встречи стараешься планировать именно днем.  Из чего еще состоит рабочий день главного редактора Sports.ru?

 - К сожалению, рабочий день почти любого сайта растягивается как жвачка – эта главная штука, которая меня пугала, когда я шел на эту работу. В журналах и газетах есть дедлайн, после которого можно расслабиться и забросить башмаки на стол. На сайтах дедлайн 24 часа в сутки. Нормальные люди засыпают с мыслями о том, где они ужинали, а просыпаются – о том, с кем будут завтракать. Я засыпаю и просыпаюсь с мыслями о том, что сейчас стоит в топе Sports.ru. Просыпаюсь я рано, потому что меня будит дочка. Делаю домашние дела и через пару часов стартую в редакцию. Или там, или на встречах провожу большую часть дня. Если есть работа на «НТВ-Плюс» - условное превью чемпионата Испании или матч Лиги Европы – еду в Останкино. Ну а там работа и посреди ночи может закончиться.

Но работа семь дней в неделю – пусть не от рассвета до заката, но все равно каждый день – это не потому что я один такой бедный-несчастный. Это просто специфика работы сайта. Большинство редакторов Sports.ru работают точно так же. Я надеюсь, что им это так же интересно, как и мне.

Большинство пользователей Sports.ru представляют редакцию как некую закрытую организацию, офис, где все что-то делают за компьютерами. Это не так?

 - Не так. Мы абсолютно панковская редакция, если воспринимать ее по-старому. Понятно, что у нас есть отдел программистов - это люди, которые живут более-менее «офисным» днем и работают с 10 до 7. Что касается творчества, то абсолютно все люди в редакции собираются раз в неделю на планерке, а потом разлетаются в те места, где им работать удобнее. Многие из нас даже в Москве не живут. Все знают историю эмиграции одного из ведущих работников сайта, шеф-редактора Ивана Калашникова, который сейчас живет где-то между Чичваркиным и Аршавиным. Другой крутейший, давнейший, невероятно ценный для нас сотрудник Дима Долгих живет в Самаре, и в Москву за то время, что работает у нас, он всего несколько раз приезжал. У нас система, в которой ценится не физическое присутствие работника, а фактические присутствие крутых новостей, материалов, постов и фотографий в редакторском интерфейсе. Я легко представляю себе парня, который проведет всю свою смену в «Старбаксе» за 3 эспрессо и миндальным круасаном, и отработает ее ничуть не хуже того, кто весь день будет находиться в редакции. Но это тоже не наша особенность. На куче сайтов запросто можно работать удаленно и при этом хорошо.

Sports.ru – это во всех планах достаточно открытая редакция?

 - Это совершенно точно самое открытое СМИ, в котором я когда-либо работал. Я всегда говорил: к великому сожалению, журналистика в России -  самая доступная профессия после проституции. С одной стороны – это круто; почему - я рассказывал в посте «Трибуна как «Удинезе» медиа». С другой стороны - это не очень круто. Я давным-давно вызываю совершенно четкое раздражение у коллег, особенно у старших, за высказывания о том, что в некоторых отраслях журналистики надо ввести фейс-контроль. В профессии нужен отбор. Особенно если речь идет о каком-то соприкосновении со звездами.

 

Фэйс-контроль, репутация, мины

В чем должен состоять этот отбор?

 - Ну, допустим, есть футболист Александр Кержаков, который в общении с прессой не жжот, но и не совсем безнадежен. Его можно разговорить, но в 7 случаях из 10 это будет не слишком занимательно. И поэтому в пресс-службе клуба должны понимать, что если у Кержакова как у одной из главных звезд «Зенита» раз в две недели есть 30 минут на прессу, на него должны натравить журналиста, в классе которого уверены. Журналиста, который не будет томить его банальными вопросами и превращать эти 30 минут в нудятину, не будет вычеркивать эти 30 минут из жизни Кержакова, как вычеркивает их пробка на Лиговском проспекте. То есть когда ты спускаешь на свою звезду Александра Кружкова или Тимура Журавеля, ты знаешь: общение скорее получится, чем нет. И читатели испытают кайф от прочитанного, и сам футболист развеется занятной беседой. Вот он, фейс-контроль. Хотя по сути речь тут о репутации журналиста. Круто, когда журналист ее зарабатывает, а сотрудник пресс-службы это фиксирует и делает таким образом хорошо всем – и своим игрокам, и нам, и, главное, читателям.

 То есть с условным Кержаковым должны общаться конкретные люди?

 - Не совсем так, просто на некоторых участках работы в журналистике должны работать люди с репутацией. И неважно, сколько им лет. Репутацию можно и в 18 лет заработать.

Еще тут важен визуальный фактор – если кто-то из старших коллег это читает, снова чувствую раздражение. На мой взгляд, неправильно приходить на интервью с Кержаковым дурно пахнущим или в свитере, у которого локти свисают до стола. Русский футболист существует в мире своеобразных ценностей, он привык к миру блестящему и красивому; я не говорю, что это плохо – я просто это говорю. Так вот он никогда не сможет относиться серьезно к журналисту, который выглядит как чмошник. Скажем, в Европе журналисты не выглядят как чмошники, они выглядят отлично. Они не носят сандалии поверх носков, они пользуются парфюмом, они выглядят так же, как Икер Касильяс, Жерар Пике или Роберто Сольдадо – ну, только бренды не люксовые, а мидлклассовые.

Ну и весь мой монолог про фейс-контроль на высших ступенях профессии не отменяет простого посыла: к начальным этапам журналистики доступ должны иметь как можно больше людей. Понятно, что наша «Трибуна» - это история про общение. Но она и про журналистику, журналистику нового века. Все те, кого раздражает «Трибуна» - или «старперы» по мышлению (ни в коем случае не по возрасту), или просто люди, которые боятся конкуренции. Вместо того чтобы повышать свой уровень, чтобы соответствовать конкуренции современного мира, они ворчат и заявляют, что «Трибуна» мешает журналистике. Ну, если так рассуждать, то фейсбук скоро убьет вообще все СМИ. Давайте в него тоже не ходить, давайте на него ругаться.

Главная претензия – они считают «Трибуну» чересчур «либеральной»?

 - Нет, главная претензия к качеству исполнения. Именно по качеству контента «Трибуна» в глазах многих выглядит слабее. Ну, ясное дело, что где-то слабее – учитывая, что тексты там пишут люди без опыта и часто без гуманитарного образования. Но журналистика ведь состоит не только из складывания слов. Яркий пример – существование большинства «лайфньюсовских» медиа. Понятно, что 80 процентов контента – это то, что им рассказали совершенно простые люди. Те, что стоят у них на ставках в метро, моргах, больницах, роддомах и прочих местах, где появляются новости. Журналистам Лайфа остается быть менеджерами этих новостей – никакой особенно литературы они туда не добавляют.

Sports.ru остается со всех сторон открытым. И я уже приводил в пример людей, которые были просто графоманами с «Трибуны», а теперь занимаются интересной работой. Работой, которую многие из тех, кто гундосит в их адрес в фейсбуке, вряд ли потянут сами.

 - Георгий Черданцев в интервью редакции сайта назвал современную журналистику «хождением по минам». Согласен?

 - Нет, я готов с Юрой на эту тему немного подискутировать. Мне показалось, в том интервью он слишком много говорил о разных корпоративных интересах. Конечно, у нас и в этом плане специфическая страна, но, на мой взгляд,  если журналист действительно яркая творческая единица – ему бояться нечего. Если он, конечно, палку не перегибает. Георгий Черданцев очень яркая творческая личность и может вообще об этом не думать. Даже если он скажет, что «Зенит» «обосрался» в трансферной кампании 2009 года и сможет это аргументировать, я уверен, что никаких санкций не последует. Понятно, что у «Зенита» и «НТВ-Плюс» общий владелец. Но этот владелец заинтересован не только в репутации «Зенита», но и в творческом имидже «НТВ-Плюс». А Георгий Черданцев вместе с другими крутейшими комментаторами – яркими, авторитетными, имеющими свой взгляд на самые важные вопросы - этот имидж формируют.

Думаю, хождение по минам – это скорее не про корпоративные взаимоотношения, а вообще. Просто потому что у нас страна такая.

 - Консервативная?

 - Ага. А еще диковатая. Страна, где права человека соблюдаются очень избирательно, где защищенным ты себя можешь чувствовать, только если ты у власти или кореш тех, кто у власти. И, понятно, что за правду у нас всегда можно получить по голове – это как максимум. А как минимум – тебе просто не поверят. Например, какова психология болельщика, например,  «Ростова» или «Амкара»? Все, что написано про «Ростов» или «Амкар» плохо, они заведомо воспринимают как неправду. Вот если говорят, что матч «Амкара» и «Ростова» в 2010 году был странным-престранным, они не думают о том, что он действительно мог быть таким. Они думают, что журналисты – мудаки, потому что об этом пишут. И тот, кто об этом написал – тот мудак. Нам не верят. Но мы сами виноваты.   

 

СМИ, авторитет, «Советский спорт»

- Такое положение дел можно изменить?

 - Можно, если СМИ вновь станут авторитетными. Когда? Когда они смогут приносить деньги и будут независимы от клубов, федераций и прочих участников игры.

Ну и когда мы сами поменяем мышление. Когда журналисты не будут задавать вопросы дрожащим голосом, когда они будут чувствовать себя ровней. Ведь это так просто понять: мы такие же люди, мы такие же граждане Российской Федерации и неважно, кто из нас сколько зарабатывает. Мы должны общаться на равных – с учетом правил приличия, разумеется, - хоть с Александром Дюковым, хоть с Александром Овечкиным, хоть с Александром Прудниковым. И когда это будет, когда авторитет к нашей профессии вернется, если, конечно, это произойдет, тогда все будет несколько иначе. А сейчас…Нам не доверяют, но я отношусь к этому с пониманием. Я вижу много причин, почему так происходит.

- При всем при этом, остались ли в России еще авторитетные спортивные СМИ, которые не стыдно прочитать и что-то из них подчерпнуть?

 - Для меня такое СМИ, безусловно, существует. Это газета «Советский Спорт». Я всегда читаю её по утрам в метро, она сильно скрашивает тот десяток станций, который я проезжаю. Понятно, что у «Советского спорта» есть минусы. Понятно, что напрягают регулярные материалы про скандалы в федерации танцевального спорта или полосные отчеты о матчах волейбольного «Факела» из Нового Уренгоя. Напрягает не то, что это есть, а то, что это выдаются как редакционные материалы. Но это не отменяет того, что газета «Советский спорт» - самое острое, самое живое бумажное СМИ, которое есть на сегодняшний день. Они, как бы кому-то это ни казалось наивным, пытаются бороться с грязью, в которой периодически плещется российский спорт. Они умеют не только удивить, рассмешить, но и растрогать. То, как они освещали трагедию ярославского «Локомотива», было очень пронзительно – уверен, что над этими материалами рыдали даже мужчины. В общем, приобретая «Советский спорт» за 18 рублей, ты получаешь гарантированное удовольствие. Другой вопрос, будет ли это удовольствие с 3 по 24 полосу или с 10 по 16. Но что-нибудь интересное почитать ты все равно найдешь.

А если брать во внимание и другую направленность?

 - Ну-у-у, тут простор гораздо больше. «Афиша» и «Большой город» - два мегаиздания, читая которые ты можешь дать мозгу отдохнуть, поскольку у тебя создается ощущение, что ты живешь в цивилизованной Европе, хотя это, конечно, не так. Их умение посмотреть перед планеркой на старый школьный ранец или старую кассету группы «Вирус» и придумать из этого масштабный проект – это просто неподражаемо. «История медиа», «история попсы», «школьники нулевых» – это суперпроекты, на которые стоит равняться. Ну и не только в креативе дело. Пишут там так, что нам всем следовало бы этому поучиться.

Кроме того, я недавно открыл для себя журнал «Огонек», который, как я понимаю, до того как вошел в издательский дом «Коммерсанта», был чем-то вроде живого трупа. Сейчас, когда я еду на воскресную трансляцию, а в киоске-автомате нет ничего свежего, я спокойно беру еще понедельничный «Огонек» и с удовольствием прочитываю – неважно, что шесть дней прошло. Я очень рад, что Саша Беляев, который пишет в «Огоньке» о спорте, теперь периодически появляется и на Sports.ru. Например, чтобы даже из такого вроде бы известного персонажа, как русский кореец Денис Лактионов, сделать совершеннейшую конфету.

 

Уникальность, карьера, образование

Василий Уткин в интервью журналу «Football Magazine» назвал твою карьеру уникальной. Ты ведь начинал с 15 лет. Признаешь эту характеристику?

 - Она, кстати, началась не в 15 лет, а даже раньше. В газету для подростков я писал с 11 лет, а в газете, где взрослые дяди и тети работали, впервые опубликовался в 13, по-моему. Может быть, это действительно редкость, что какой-то мелкий чувачек вместо того, чтобы рубиться в футбол во дворе семь раз в неделю, рубился три раза, а в остальное время ходил и писал какие-то заметки сначала в газету «Сегодня», а потом и в «Известия». Но я рад, что так вышло.

Кстати, наша «Трибуна» - да-да, упрекайте меня в корпоративном сектантстве - еще и тем хороша, что позволяет проявлять себя в профессии практически с малолетства. А в нашей профессии без опыта просто нельзя. Нельзя сразу прийти и сразу освоиться. Поэтому мне до сих пор кажется удивительным, что некоторые мои однокурсники практически до самого диплома никогда и нигде еще не работали. И если какое-то количество журфаковских студентов это прочитает,  то они должны понять: идти учиться на журфак – это уже первая ошибка будущего журналиста. Но если уж вы ее совершили, то учитесь, но начинайте работать как можно раньше. Журфак – это ведь по большому счету еще пять лет школы, только без математики и физики.

Причем, скорее, в большей степени речь идет о  филологическом образовании

 - Ну, хорошо. Филологического образования, где, не особо напрягаясь, ты должен делать три вещи: 1) учить иностранный язык 2) читать книжки 3) работать. Остальные предметы, такие, как теория журналистики или что-то в этом роде – полная лабуда. Которая совершенно не нужна, но, тем не менее, она есть.

Гораздо эффективнее, на мой взгляд, идти в лингвистический вуз, где ты будешь знать английский, испанский и немецкий не просто хорошо, а в совершенстве. Это, конечно, точно пригодится. Другой вопрос, что там  гораздо тяжелее учиться и соответственно начинать совмещать это с работой гораздо сложнее. В любом случае, чем раньше ты начнешь работать, тем раньше у тебя произойдет прорыв, которым ты будешь удовлетворен. Я не представляю, что можно делать, когда ты в 21 год, написав диплом и окончив университет, идешь впервые работать в СМИ. Любое. Мне кажется, это очень поздно и такой человек очень сильно задерживается на старте.

Поэтому я рад, что стартовал в 15. Хотя, если честно, был поражен, что моя фамилия в интервью такого большого человека, как Василий, встретилась сразу несколько раз. Мне было очень, очень лестно и неловко даже.

Голландия, «Валенсия», Ростов

Об НТВ Плюс. Ты специализируешься на голландском чемпионате, ну и вот еще недавно взял испанский. Но объясни, почему я, простой зритель, должен смотреть голландский чемпионат, исключая причины его безбашенности и открытий новых игроков?

 - Я вообще считаю, что не нужно смотреть чемпионат Голландии или какой-либо другой, если тебе этого сильно не хочется. Лучше кататься на велосипеде, качать пресс и помогать бабушкам переходить через дорогу. 

Я абсолютный урод в «нтвплюсовской» семье; если бы мои уважаемые коллеги знали, сколько я смотрю футбола, то меня в лучшем случае пинками выгнали бы из знаменитой 16-й комнаты. Потому что я смотрю только большие матчи и только тот футбол, на котором работаю. Все остальное - «хайлайтом». Я не представляю, как человек с большим количеством интересов может смотреть такое количество футбола, который можно увидеть в России.

Лично мне даже голландские матчи не удается всегда посмотреть в прямом эфире. Все-таки мы живем в стране, где каждый день может быть последним. Поэтому с одной стороны, надо много работать, а с другой - стараться не забывать о своих близких и уделять им время. Но если у тебя появляется час свободного времени и ты просто щелкаешь «телеком», главная причина смотреть Голландию, а не что-либо другое, очень проста. Там существует гораздо больше вероятности «веселухи», чем в Италии, чем во Франции  и, может быть, в Англии и Испании. Все потому, что в футбол – в первую очередь в обороне - в Голландии играют значительно хуже, чем в других чемпионатах, которые показывают в России.

Хотя в свое время я был невероятным фанатом испанского футбола. В первой половине «нулевых» я даже был одним из основателей фан-клуба «Валенсии» в России.

 

 - Если я не ошибаюсь, это те года, в которые «Валенсия» становилась чемпионом?

 - Они. Мы тогда собирались небольшой компанией, смотрели футбол, звонили друг другу, поздравляли с победой в Суперкубке или чем-нибудь еще. Дивные времена, в атаке тогда играли совершенно чумовые люди вроде Мисты, Ангуло и Руфете – парни, которые сейчас бы пылили где-нибудь между «Леванте» или «Осасуной», а тогда становились лучшими в целой Испании. С тех пор я довольно долго Испанию не смотрел.

Теперь снова смотрю. Понятно, что коэффициент расслоения команд там колоссальный. Но человек из России должен выразить Испании «респект» за то, что там даже середняки играют в футбол. Не просто «вперед - и понеслась». Они могут и в «обводочку» сыграть, и пас роскошный отдать, и гол красивый забуцкать. И сравнивая это со среднестатистическим матчем российским, даже когда одним из участников является сильный клуб, а второй слабый, это уже круто. Поэтому если вам не нравится Голландия с ее «дворовым футболом» - а он примерно такой и есть, - то смотрите Испанию. Там люди умеют играть и помнят, для кого они все это делают.

Российский футбол совсем так плох, как мы зачастую его себе представляем?

 - Ну… Если брать во внимание уровень игры, пинание мяча 90 минут, то он не так уж и плох, конечно. Поскольку игроки очень сильные. Много дорогих, действительно классных футболистов - тут не придраться. Но по «упаковке» это, конечно, позор. То, что представляет из себя чемпионат России с первой минуты до последней: старые стадионы, пустые трибуны, часто безучастные игроки – это ужасно. Создается ощущение, что клубам абсолютно наплевать на болельщиков. И разного рода «спасибо вам, дорогие, за поддержку» на официальном сайте - это совершенно неискренне, это просто один из шагов алгоритма по выкачиванию бюджетных или спонсорских денег. Не все так плохо по игре – иначе не было бы у нас двух команд в Лиге Чемпионов. Но по «упаковке» плохо, плохо, плохо.

Почему так? Ты же сыграл, кстати, один товарищеский матч в Ростове и почувствовал всю гамму ощущений, увидел все изнутри. При четырех тысячах болельщиков

 - Пять! Пять тысяч болельщиков!

Хорошо. При пяти тысячах. Почему такая слабая мотивация у наших игроков, которые выходят на поля и не хотят выкладываться ради собственных болельщиков?

 - Да, это было здорово. Я даже по случаю игры впервые бутсы себе настоящие купил и искренне радовался своей голевой передаче. Но, чуть поостыв, я представил себе человека, который поиграл в разных странах при большем скоплении народа и понял: его эти пять тысяч никогда не возбудят. Потому что это все равно мало, это все равно плохо.

 Для регионов все-таки это еще не так плохо

 - Нет, ну как это неплохо? Вообще в России есть два места, где смотреть футбол всегда увлекательно.

 Локомотив?

 - Нет, там полупустой стадион. То, что южный сектор там поет – молодцы, красавцы, но все равно ведь мало. На «Локомотиве» здорово пару раз в году – только тогда стадион битком. Атмосфера всегда клевая в Питере и, пусть народ будет возмущаться и писать, что любимый портал превратился в кавказскую игрушку, в Махачкале. Это видно даже в телевизоре.

 Был в Махачкале на футболе живьем?

 - Нет, я там не был ни разу. Но антураж, во-первых, виден из Москвы. Во-вторых, наши парни, которые летали туда комментировать, рассказывали – у меня нет оснований им не верить. Там действительно ощущения, что ты играешь в каком-нибудь Кальяри или Палермо. Где собрались южные люди, где старый-дряхлый стадион и где все поют-кричат. Вот если бы милиция еще не лезла на зенитовскую трибуну и не месила там всех подряд, было бы вообще хорошо.

Кстати, это был твоей первый опыт игры 11 на 11?

 - Да, первый раз. Я писал же в посте, что это очень тяжело. Когда я садился на скамейку запасных, у меня сердце вырывалось, я отдышаться не мог. При этом я в Ростове жил насколько мог по режиму, даже выспался перед игрой. Все равно очень сильно устаешь. И я понял, что сыграть 30 матчей 11 на 11 такой футбольной бездарности, как я, конечно, не очень хотелось бы.

 

Панк-рок, капитал, благотворительность

Известно, что ты интересуешься панк-роком. Почему именно это музыкальное направление?

 - У меня интерес не только к панк-року, у меня интерес к шумной и быстрой рок-музыке. Может, она больше всего к темпераменту подходит, может, еще что.

Совершенно случайно в 2002 году, выгуливая по Москве двоюродного брата, приехавшего из Киева и уже выступавшего в какой-то панк-банде, наткнулся на афишу группы «Тараканы». Тогда я еще ничего о них не слышал, но мне очень понравился какой-то чел с пистолетом на афише и я решил: нам туда. Потом я купил кассету – именно кассету - с альбомом «Страх и ненависть» и нереально торкнулся. Скоро 10 лет, как я слушаю разную музыку, но в значительной степени – панк. От SKA-P до Ramones, от Anti-Flag до Bad Religion. Помню, как мои родители выражали волнение, что это абсолютно не по-христиански – ходить на концерты, где все в черном и трясут «козой». А я считаю, что это идеальный саундтрек к процессу превращению из безмозглового парня в молодого мужчину. Это музыка о том, что жить в кайф, уважая свободу других людей, - это хорошо. А быть агрессивным быдлом или, наоборот, унылым ублюдком и всю жизнь ползти к госкормушке – плохо.

Я счастлив, что Sports.ru – абсолютно рОковая контора. Где люди в силу возраста, в силу жизненных целей и предпочтений любят качественную музыку, так или иначе замешанную на рок-н-ролле. Конечно, не все в редакции слушают панк-рок, но никто в редакции не слушает попсу. И мы всегда хлопаем в ладоши, когда герои наших материалов оказываются на нас чуточку похожими. Например, когда умница Алена Алехина рассказывает, как катается на панк-фесты в Калифорнию, а лучший пляжный вратарь Андрей Бухлицкий приходит в гости в редакцию, подключает айпад к колонкам Дмитрия Навоши, и оттуда гремит суровый кач Ноггано или веселые дудки группы Distemper.

Панк-рок – музыка преимущественно для молодежи. А ваша хорошая знакомая Вера Полозкова сказала, что капитал нынешней молодежи – это их путешествия. Из чего еще состоит этот капитал?

 - Сейчас я бы еще добавил, что капитал молодежи – это их гражданская позиция. Она необязательно проявляется в виде выходов на проспект Сахарова или Болотную площадь, хотя это, безусловно, тоже. Она проявляется в количестве каких-то добрых дел. Сейчас невероятно модным - не надо бояться этого слова - делом является благотворительность. В том числе и в исполнении молодых ребят. Я не устану приводить в пример Алену Алехину, одно из ее хобби – проект «Доктор елка». Она сама, конечно, не скажет это публично, но это ее капитал.

- Ты верно заметил, что образцами в подобных делах служат самые разные фигуры из мира спорта. Еще один пример – Андрей Тихонов

 - Да, Андрей Тихонов – тоже крутой пример. Многие читали про то, как он ездил к неизлечимо больному парню, страстному болельщику «Спартака». Кто-то посчитает это диким, но для меня важнее другой вид его благотворительности. Я как-то ездил с ним в машине, окна которой были нетонированными. Я поражался, сколько людей его узнают на улицах: на перекрестках, на заправках, чуть ли не посреди пешеходного перехода останавливались и махали ему рукой. И он приветствовал всех, а, когда было возможно, раздавал автографы и фоткался. Не отказывая никому и вообще не раздражаясь, он тоже выполняет своеобразную благотворительную функцию. Мы привыкли к тому, что благотворительность – это про больных, про несчастных людей. Но помочь совершенно здоровому человеку получить хорошее настроение до конца дня – это тоже благотворительность. И Андрей в ней, конечно, делает бесконечно много.

Евро, будущее

Год предстоит насыщенный. Впереди Чемпионат Европы по футболу, Олимпиада. Что будет, какие планы?

Я надеюсь, у нас будут несколько корреспондентов в Польше и Украине. Я надеюсь, у нас будет новый рекорд по трафику, поскольку все свои потолки мы пробиваем как раз во время крупных соревнований, даже если там не играет сборная России. Я понимаю, что работать там будет очень тяжело. Все мои коллеги, кто хоть раз были в командировке на таком соревновании, подтвердят: борьба за эксклюзив идет невероятная, находиться в этой гонки две-три недели очень тяжело. Поэтому там будет тяжело, но дико интересно. И дико интересно будет объяснять новой аудитории, которую тем или иным образом занесет на Sports.ru, что мы лучший спортивный сайт рунета. Объяснять будем примерно так: вы зашли к нам, потому что Андрей Аршавин только что закинул три гола за спину вратарю из Польши и Россия вышла в четвертьфинал, но вы останетесь, потому что у нас крутые авторы, быстрые новости, можно задать вопрос Васе Уткину и можно найти кучу интересного общения – всего через пару кликов забравшись на «Трибуну». Ну и негласному девизу Sports.ru «Нестрашно ошибаться, страшно быть унылым говном», я очень надеюсь, в 2012 году мы непременно будем следовать. 

 

 

Фото Михаила Елисеева (Glucifer)

 

Интервью специально для первого номера журнала "Football Tribune"

Хотите больше интереснейших интервью и других материалов - добавляйте блог в ленту!

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья