Блог СБГ-блог

Гончаренко идеально управлял дерби: прессинг в первом тайме (поднимался даже Обляков) и контратаки с Эджуке после перерыва

Разбор Дорского. 

1. На дерби Виктор Гончаренко сделал всего одно изменение в старте по сравнению с матчем против «Ахмата» – и то вынужденное. Игорь Дивеев получил травму в молодежной сборной, Бруно Фукс выбыл еще в Грозном, а Кирилл Набабкин – в середине августа, поэтому на «Спартак» Гончаренко выбирал между Вадимом Карповым и Виктором Васиным.

После матча Гончаренко признался, что у Васина было легкое недомогание – правда, непонятно, стало ли оно ключевым фактором при определении состава. Откат на схему с тремя центральными защитниками Гончаренко, видимо, не рассматривался: «Приход Эджуке, Зайнутдинова и Гайча показывает, что схему (с тремя центральными) нужно менять».

2. Доменико Тедеско тоже сделал лишь одну замену после шестого тура – восстановившийся Эсекиэль Понсе сменил в старте Александра Соболева. Причины этого решения Тедеско разложил уже после игры в эфире «Матч Премьер» и на пресс-конференции: «Сегодня стояла задача высоко прессинговать. Некоторые игроки прессингуют лучше, некоторые хуже, кто-то чуть быстрее, кто-то чуть медленнее.

Соболев недавно вернулся из сборной, к сожалению, не получив ни минуты практики. Понсе был с нами, прекрасно показал себя за эти две недели, агрессивно тренировался».

3. Стартовые 20 минут – время агрессивного доминирования «Спартака». «Мы хорошо начали матч. Прессинговали и контрпрессинговали, владели мячом, атаковали. Логичное завершение – первый гол, вели заслуженно», – отметил Тедеско.

Немец явно перегнул с владением (до гола Понсе у «Спартака» было 39,8%, всего за 20 минут – 41,3%), но оно ничего не дало ЦСКА. За 20 минут армейцы отдали всего 2 передачи в штрафную Александра Максименко – неточная от Чалова на 1-й минуте и подача Влашича на 6-й, приведшая к угловому.

Одна из причин пассивности ЦСКА – реальный прессинг «Спартака» на чужой половине, в том числе сразу после потери мяча. При начале позиционных атак армейцев Понсе играл по Карпову (несколько раз вынуждал выносить мяч, но Айртон три раза за матч пустил Фернандеса за спину, поэтому один такой вынос в первом тайме привел к опасности у штрафной «Спартака»), Ларссон – по Магнуссону, Зобнин поднимался к Щенникову, Айртон – к Марио Фернандесу, а Бакаев прихватывал кого-то из пары Обляков – Марадишвили. Обычно давление начиналось при передачах Карпова и Магнуссона во фланг (чаще – на Щенникова).

Давление «Спартака» не всегда получалось своевременным и слаженным, но ЦСКА терял мячи (либо неточной короткой передачей, либо простым выносом в сторону Чалова – в том числе от Акинфеева), даже когда под прессингом оказывался лишь игрок с мячом.

Слабейшими игроками ЦСКА на мяче в этот отрезок стали Магнуссон (две передачи в аут) и Марадишвили (потеря в середине поля и эпизод с Умяровым, едва не приведший к потере у своей трети поля). Давление «Спартака» на старте матча привело к всего одному отбору на чужой половине (Крал вступил в контрпрессинг после потери Айртона) и одному перехвату (Джикия после паса Марадишвили), но разрушило атаки ЦСКА.

4. Худшего игрока всего первого тайма определить очень легко – это Вадим Карпов. 18-летний защитник ЦСКА чуть не поехал отдыхать уже на 1-й минуте – неправильный выбор позиции и нескоординированный разворот к своим воротам привели к выходу Ларссона и едва не повлекли удаление Карпова.

Дальше было не лучше: отпустил Понсе перед голом (еще и отвернулся от мяча в момент удара – хотя тот действительно получился потрясающим), отдавал диагональ в аут, подставлял партнеров под прессинг (либо долгим решением и поперечной передачей на Магнуссона как итогом, либо сильной передачей для Магнуссона и слабой для Щенникова), а на 39-й минуте дважды возобновлял атаку «Спартака» выносами прямо на ноги набегающим соперникам.

Рев Акинфеева на Карпова после удара Джикии во втором тайме – один из хайлайтов дерби, но такая реакция капитана ЦСКА была уместна после каждого второго эпизода с участием Вадима и до перерыва.

5. Вторая половина первого тайма осталась за ЦСКА, хотя по количеству ударов в этот отрезок армейцы уступили (4-5), а по числу ударов из штрафной не выиграли (3-3). Преимущество во владении (возросло до 57,7% с 20-й по 45-ю минуту) и территории сложилось не только из-за ослабевшего давления «Спартака» на чужой половине, но и из-за того, что команда Гончаренко сама стала интенсивнее прессинговать (хотя и в начале матча давление было достаточно активным).

При давлении ЦСКА Тикнизян играл по Маслову, Кучаев – по Джикии, а Щенников и Фернандес поднимались к Зобнину и Айртону. Очень важную роль для Гончаренко играл Марадишвили – единственный игрок середины, который не поддерживал агрессию и оставался рядом с центральными защитниками (и Бакаевым).

Во второй половине первого тайма доля длинных передач «Спартака» возросла с 14,5% до 19,5% – в основном за выносы отвечали Маслов и Джикия (по 4, до 20-й минуты – по 1), в которых армейцы загоняли начало спартаковских атак.

ЦСКА справился с длинными передачами – если Понсе или Ларссон и выигрывали верховое единоборство, то подбор оставался за армейцами. Ларссон собрал всего 1 подбор после скидки Понсе, но шведа тут же накрыли, а Бакаев в этот отрезок вообще не собрал ни одного и коснулся мяча лишь 10 раз (столько же – только Понсе, остальные спартаковцы – от 15), из которых всего 3 оказались передачами вперед.

6. «Спартак» пропустил 6-й гол в сезоне со стандарта – до ЦСКА команда Тедеско дважды пропускала с угловых («Уфа» и «Арсенал») и пенальти («Сочи»), а также после розыгрыша штрафного («Локомотив»). В момент удара Магнуссона против него играл Умяров – как так получилось?

Результативный угловой стал для ЦСКА третьим в матче – два до него тоже подавались слева (но Влашичем, а не Обляковым). Дважды на границе штрафной возникала ситуация 3-в-3: Умяров играл по Кучаеву, а Крал и Жиго – по Карпову и Магнуссону. При этом оба раза Магнуссон прятался за спину Карпову, ожидая блока.

Перед голевым угловым Умяров почему-то стал играть ближе к Магнуссону, а Кучаев остался без опеки на линии штрафной.

При подаче Умяров и Жиго тоже не сориентировались – мяч перелетел через Жиго, а Умяров остался по Магнуссону и проиграл исландцу верховую борьбу.

После матча Тедеско рассказал, что удар Магнуссона получил непростым, поэтому Максименко не ошибся, но скорее это банальное желание тренера оградить вратаря от публичной критики.

Действия Максименко – технический брак, а вот действия Жиго и Умярова – уже нарушение командной дисциплины, которое должно волновать Тедеско гораздо больше. Кажется, так и есть: «Все, что требуется при стандартах – делать свою работу, тут нет места креативу».

7. Описание первого тайма будет неполным без пункта о прекрасном Йордане Ларссоне. Швед блестяще укрывал мяч корпусом и придерживал его, когда это было нужно (например, перед голом Понсе «Спартак» закрепился на чужой половине именно благодаря Ларссону) и традиционно опасно убегал в быстрые отрывы.

В первом тайме «Спартак» нанес 8 ударов – 4 напрямую после действий Ларссона (2 удара и 2 передачи под удар). Перевод в середину поля после замены Понсе и отход ЦСКА в глубокую позиционную оборону (скорее эта причина – главная) сильно снизили эффективность Йордана, но это никак не влияет на оценку его игры до перерыва.

8. На старте второго тайма ЦСКА продолжил прессинговать и владеть мячом (возросло возрос аж до 65,6% до замены Бакаева и Понсе на Соболева и Кокорина), но агрессивности армейцев хватило лишь на десять минут.

Возможно, дело в супермоменте Понсе, который случился как раз в начале тайма, но скорее на более низкие оборонительные блоки Гончаренко заставили перейти не только он, но и счет, а также выход Соболева, через которого «Спартак» мог эффективнее разбивать прессинг армейцев.

После двойной замены «Спартака» ЦСКА откатился назад и уже совсем не претендовал на мяч – 69,9% у команды Тедеско после 55-й минуты. «Во втором тайме попросили по-другому построить наш прессинг. Счет позволял глубоко обороняться, зная, что у нас есть качественные игроки, которые могут организовать хорошую контратаку, что в принципе и произошло», – сказал Гончаренко после игры.

9. Изменение стиля ЦСКА было логично и с учетом соперника. «Спартак» – лидер РПЛ по владению мячом (62% до игры с армейцами, первый тайм против ЦСКА – первое поражение команды Тедеско по этому показателю в сезоне), игроки все лучше понимают требования тренера по позициям во время позиционных атак (особенно это заметно на правом фланге, куда часто сваливается Крал, а Зобнин поднимается ближе к финальной трети), но самые острые моменты москвичей по-прежнему возникают после быстрых отрывов и стандартов.

С выходом Соболева «Спартак» логично упростил игру – это выразилось не в возросшей доле длинных передач (она, наоборот, упала, но из-за возросшего общего числа пасов), а в способах доставки мяча к штрафной. За 35 минут Джикия сделал 6 забросов к штрафной в сторону Соболева, а Айртон и Зобнин бомбили кроссами (7 на двоих с игры, плюс еще один – у Ларссона).

Силовое давление не помогло «Спартаку» – всего 5 ударов после выхода Соболева и Кокорина, 2 из которых из штрафной. Они получились совсем не опасными – удар Соболева головой заблокировали, а попытка Кокорина (тоже головой) вышла неточной.

10. Самый опасный удар «Спартака» после замены Понсе нанес Джикия – и это был удар из-за штрафной после своего же жесткого отбора у Влашича. Акинфеев спас – как и в моменте Понсе.

После дерби есть большой соблазн все свести к игре вратарей – Максименко результативно ошибся, а Акинфеев вытащил все, что мог. По сути, это действительно так – к двум сэйвам вратаря ЦСКА после перерыва добавляем спасение после крученого удара Ларссона, но два из трех ударов пришлись с дальней дистанции.

Они получились безумно опасными, Акинфеев – красавчик, но мысли Тедеско о семи моментах «Спартака» очень наивны. Его команда создала всего 1 явный шанс за матч – и это был даже не гол, а добивание Понсе во втором тайме.

11. Гончаренко прекрасно управлял игрой – откат назад при 2:1, новый выход Эджуке на позицию центрального нападающего (в Голландии в основном играл левого вингера) в расчете на контратаки, появление Бийола нижним опорником на последние десять минут и перевод Марадишвили на правый край, где Кучаев устал бегать за Айртоном (плюс в той же зоне часто оказывался свежий Урунов).

Во втором тайме ЦСКА избежал грубых индивидуальных ошибок в обороне, а более грамотные действия Эджуке при отрывах могли привести к третьему голу намного раньше.

12. Невоспетый герой дерби – Иван Обляков. Конечно, пару раз его легко оббегали соперники (Бакаев – даже перед голом Понсе, когда Обляков читал передачу на Ларссона, а не проход Зелимхана в центр), но в остальном Иван был прекрасен.

5 отборов (столько же – у Марадишвили, у остальных – не больше 3), 7 перехватов (у Умярова – 4), 2 голевые передачи, своевременные выдвижения на Крала и Умярова при прессинге ЦСКА, а также блестящее соло, завершившееся сэйвом Максименко – очень достойно.

13. Мы так ждали дебюта Александра Кокорина, что трудно обойтись без пункта о нем. Дебют состоялся. Пожалуй, это все, что можно сказать.

14. ЦСКА не был намного острее «Спартака» (по ударам из штрафной вообще уступили 5-7), но победа кажется заслуженной из-за решений Гончаренко, спасений Акинфеева и очередной топовой игры Влашича против статусного соперника (пас пяткой в разгон второй голевой атаки – блеск).

Возможно, самое страшное для Тедеско в дерби – не результат, а действия Жиго и Умярова при угловом. В остальном «Спартак» становится по-хорошему предсказуемым, и точно будет претендовать на тройку.

Использована графика InStat.

ЦСКА классный, но для Карпова дерби – снова жуть: унижение от Ларссона на первой минуте, шаг до удаления и пенальти, хейтспич Акинфеева

«Спартака» хватило на 25 минут: подвел Максименко, отдали центр поля, не помог даже Кокорин

Мой телеграм-канал/твиттер

Фото: РПЛ/Спартак/Александр Спутников, ЦСКА/Денис Тырин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья