Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог F1 - королева автоспорта!

«Энцо улыбается нам с небес». 10 лучших моментов «Формулы-1» на Гран-при Италии

Совсем недавно этот мир покинул экс-руководитель «Феррари» Серджио Маркионне. Лучшее, что команда может сделать - это наконец-то завоевать этот чертов дубль в Монце! Нам остается лишь верить, что все пройдет гладко...

Хуан Мануэль Фанхио одерживает победу в самый последний момент

Монца, 13 сентября 1953 года

Таким неопределённым - вплоть до последних 400 метров, таким напряжённым и технически интересным был этот Гран-при Италии. Вплоть до самого финиша эта гонка в Монце была как один-единственный первый круг! На протяжении примерно 250 км четыре гонщика, а именно: Аскари, Фарина, Фанхио и Маримон, ехали так близко друг к другу, как будто они только что стартовали. Молодой Маримон абсолютно не уступал трем чемпионам мира. До 46 круга (всего проехали 80) лидеры шли очень близко друг к другу и составляли плотную группу, иногда вытягиваясь в линию с дистанцией в несколько метров, а иногда даже в ряд! Фантастически красивые гоночные кадры! То, что они постоянно сменяли друг друга на первом месте, еще более увеличивало напряжение и восторг зрителей. Во время обгона одного из других гонщиков лидирующей группой «Пиноккио» (Маримон) отстал примерно на 150 метров. К сожалению, ему так и не удалось преодолеть этот отрыв, кроме того, из-за негерметичного маслопровода пришлось останавливаться в боксах. После этого Маримон отстал на круг, но, тем не менее, снова присоединился к лидирующей группе и сражался с Аскари, Фариной и Фанхио вплоть до 400 метров до цели, где он вылетел вместе с Аскари. Таким образом впереди остались только три чемпиона мира. «Мазерати» имела явное превосходство в максимальной скорости, «Феррари» - в тормозах.

Результат гонки до последней секунды оставался абсолютно открытым. В конце предпоследнего круга Аскари, Фарина и Фанхио все еще шли близко друг к другу и в том, что касается шансов на победу, ситуация выглядела следующим образом: Аскари имел преимущество лидирования (хотя и минимальное), зато Фарина был в благоприятной ситуации, чтобы заставить Аскари на последних 200-300 метрах тянуть его в своей аэродинамической тени, и затем, выжав последнее из мотора, на последних 2-3 секундах обойти коллегу перед финишной линией. Несколько сложнее, но и благоприятнее, было положение Фанхио, если учесть, что он явно берег свою машину и что у него, несомненно, оставались 300-400 оборотов в резерве. Похоже на то, что до тех пор, пока «Пиноккио» шел в квартете лидеров, Аскари, Фарине и Фанхио приходилось держать более высокий темп. Когда он пропал, старые опытные лисы снова стали ехать более «благоразумно», что в данном случае было и очень мудро. При таком явном равновесии между «Феррари» и «Мазерати» было бы легкомысленно со стороны Аскари или, например, Фанхио попытаться завоевать преимущество в начале или к середине гонки. В этом крылась бы двойная опасность: вылета или сгоревшего мотора. В такой ситуации лучше сохранить резервы для самых последних метров и не рисковать слишком сильно.

И вот, группа лидеров (в таком же порядке, как и сразу после старта!) в последний раз исчезла в повороте «Ведано» и напряжение среди зрителей достигло апогея. Минутой позже можно было услышать, как машины промчались по противоположной прямой и все застыло в ожидании их появления в выложенном булыжником вираже, за которым начинается прямая с трибунами. Внезапно в той стороне выросло облако пыли, и несколькими секундами спустя Фанхио в одиночестве пересёк финишную черту. Ликование в стане «Мазерати» и восторг публики, но и большое беспокойство за Аскари, которое, к счастью, продлилось только одну минуту. Между тем, на втором месте, также финишировал Фарина. Что же произошло? Аскари вошел в последний поворот все еще первым, с незначительным отрывом от Фарины. Он точно знал, что особенно Фанхио на последних 400 метрах выжмет из своего мотора последнее и, кроме того, «Мазерат и» действительно быстрее на прямых. Таким образом, на этот раз ему было необходимо войти в последний поворот быстрее и завоевать в нем как можно большее преимущество. Этот план без сомнения удался бы, если бы не запоздавшая, более медленная машина, «возникшая» прямо посередине виража. При попытке уклониться от столкновения с ней Аскари занесло, Маримон столкнулся с ним, и для обоих гонка на этом закончилась. Фарина также получил легкие повреждения. Фанхио проскользнул по внутреннему радиусу и победил.

Вот так закончился этот один из самых интересных за последние годы Гран-при.

Вы до сих пор думаете, что можете управлять своей судьбой?

Монца, 10 сентября 1961 года

В начале сентября команды по традиции съехались в итальянскую Монцу. Скоростная трасса, где на десять километров приходилось в те годы всего семь поворотов (включая два профилированных, которые в последний раз были использованы для проведения Гран При), могла назвать имя нового чемпиона мира. Поул взял фон Трипс – для немецких пилотов он оставался единственным аж до мая 1994 года. Средняя скорость Ferrari Dino 156 на круге превысила 216 км/ч – немыслимо, если учесть, что в движение машину приводил 200-сильный мотор. 

Хилл стартовал только четвертым, однако это не имело большого значения: как и всегда в Монце, со старта гонщики образовали плотную группу, порядок в которой менялся на каждом торможении. На середине второго круга, когда пилоты приближались к знаменитой Параболике, фон Трипс и 25-летний шотландец из «Лотус» Джим Кларк одновременно решили чуть изменить траекторию. Машины сцепились колесами и Акулий нос немца, взлетев в воздух, рухнул на стоявших у ограждения зрителей, похоронив полтора десятка человек, в том числе и своего пилота. 

Кларк не пострадал в той аварии, но прекратил гонку, а потом еще долго с большой неохотой приезжал в Италию. Причиной тому были невеселые воспоминания и судебное разбирательство, затеянное миланской прокуратурой по обвинению Джима в непредумышленном убийстве. Энцо Феррари не стал снимать оставшихся пилотов с гонки, Филл Хилл без особого труда одержал победу и стал чемпионом мира. Следом финишировали Дэн Герни на «Порше» и Брюс МакЛарен на «Купер».

А через восемь дней после трагической гибели сильнейшего немецкого пилота за четыре первые десятилетия «Формулы-1», над Шотландией произошла авиакатастрофа. Пассажирский самолет, летевший из Дюссельдорфа в США, потерпел крушение, в котором не выжил никто из находившихся на борту. Одно из сидений воздушного лайнера пустовало – билет на него загодя приобрел Вольфганг граф Александр Берге фон Трипс.

Джон Сёртис приводит «Хонду» к невероятному финалу

Монца, 10 сентября 1967 года

Сезон-67 был в разгаре. В чемпионате уверенно лидировала пара пилотов Brabham-Repco – Деннис Хьюм и Джек Брэбэм. Джима Кларка, одержавшего сенсационную победу в Зандвоорте на новом Lotus 49 с мотором Ford-Cosworth DFV, в последних гонках преследовали неудачи. Гран-при Италии в Монце должен был расставить все по своим местам. Если выигрывал Кларк, то в чемпионате сохранялась интрига, если побеждал кто-то другой, в особенности гонщик «Брэбем», то дележ чемпионского трона оставался сугубо внутренним делом австралийской команды.  Количество гонщиков на стартовом поле в Монце было небольшим – традиционно для первых сезонов 3-литровой Формулы. Заявились всего 18 машин. Хотя со времени введения нового регламента прошло уже почти 2 года, Гран-при Италии-67 стал первой гонкой, в которой все машины были оснащены действительно 3-литровыми моторами – время переходных вариантов прошло. Основные фавориты – «Брэбем» и «Лотус» – приехали в Монцу в боевом составе. Колин Чэпмен даже предоставил третью машину итальянцу Джанкарло Багетти. Впрочем, присутствие на трассе Багетти и Скарфиотти (он пилотировал один из Eagle Дэна Герни) было слабым утешением для итальянской публики, – ведь их любимая Scuderia Ferrari была явно ослаблена. После того как Маранелло покинул любимец итальянских фанов Il Grande Джон Сертиз, а в Монако погиб Лоренцо Бандини, Энцо Феррари так и не определился с кандидатурой второго гонщика. Так что в домашней гонке Scuderia представлял лишь новозеландец Крис Амон. Кроме пилотов «Брэбем», «Лотус» и «Феррари» в борьбу за победу могли вмешаться, пожалуй, лишь Сертиз на «Хонда», Джеки Стюарт на BRM и Дэн Герни на Eagle.

Квалификацию довольно убедительно выиграл Джим Кларк, опередив Джека Брэбэма на 0,3 секунды. Третьим местом неожиданно отметился Брюс МакЛарен. Однако ошибка судьи на старте свела на нет все преимущества поул-позишн Кларка. Когда гонщики завершали прогревочный круг и Кларк уже остановился на своей стартовой позиции, а пилоты в задних рядах еще продолжали движение, судья на старте неожиданно взмахнул итальянским флагом (тогда старт давали именно таким образом), и Кларк пропустил почти половину стартового поля, прежде чем сдвинулся с места. Благодаря огромной ширине трассы на стартовой прямой в Монце заминка на старте не закончилась аварией. Пострадавшие, тем не менее, были – Крис Амон чуть не въехал сзади в машину Кларка и на экстренном торможении серьезно перекрутил свой мотор, в результате чего фактически выбыл из серьезной борьбы в гонке.

Лучше других воспользовался неразберихой на страте Дэн Герни, проскочивший из второго ряда в лидеры. Но счастье американца длилось не долго, – мотор его машины отказал уже на 5-м круге. А через круг ряды сошедших пополнил и второй Eagle Людовико Скарфиотти. Где-то к 10-му кругу ситуация на трассе более-менее прояснилась – лидеры распались на две группы. В первой конкурировали Хьюм и Брэбэм на «Брэбем» и Кларк с Хиллом на «Лотус». Чуть дальше сражалась вторая четверка, состоящая из Сертиза, Амона, МакЛарена и Риндта. На 13-м круге Кларк вдруг направился в боксы – медленный прокол правого заднего колеса, который, по-видимому, случился еще на старте, когда Кларк был вынужден выехать на траву. После долгого пит-стопа Кларк вернулся на трассу на 15-й позиции с круговым отставанием от лидеров.

Однако вскоре Кларк по очереди расправился с тремя лидерами, вернулся в «лидирующий круг» и стал медленно, но неуклонно сокращать свое отставание, стабильно проходя круг за кругом за 1’29–1’30. Вперед тем временем вышел партнер Кларка по «Лотус» Грэм Хилл. Денни Хьюм сошел, а Джек Брэбэм не мог выдержать темп, предложенный Хиллом, и поотстал. На третье место вышла «Хонда» Джона Сертиза. За 10 кругов до финиша, когда победа Хилла казалась почти неминуемой, двигатель его машины вдруг задымил, и «Лотус» англичанина, отплевываясь водой и маслом, медленно поехал в боксы. Кларк же продолжал свое шествие сквозь пелотон. За 9 кругов до конца он прошел Сертиза, еще два круга потребовалось Летучему Шотландцу, чтобы достать и обойти Брэбэма и выйти на первое место. Вскоре Блэк Джек уступил и вторую позицию, пропустив бывшего короля мотогонок.

Предпоследний, 67-й круг Кларк вдруг прошел на 2 с хуже обычного – за 1’32. В бешеной погоне за лидерами его «Лотус» истратил гораздо больше топлива, чем ожидал Джим, и на последних кругах его бензобак почти опустел. На финишном круге Кларк резко замедлил ход, чтобы добраться до финиша на последних каплях бензина. Изумленные зрители на главной трибуне вместо Кларка увидели вылетевших на финишную прямую из «Параболики» Сертиза и Брэбэма – на финише «Хонда» опередила «Брэбем» всего на 0,2 с. Кларк же медленно пересек линию третьим и остановился на траве сразу за финишной чертой. Выбежавшие на трассу зрители извлекли Кларка из машины и на плечах пронесли его мимо главной трибуны, отдавая дань уважения великому гонщику.

Питер Гетин одерживает победу на волоске

Монца, 5 сентября 1971 года

На длинных прямых итальянской трассы 12-цилиндровые моторы имели преимущество над «восьмерками» Cosworth. Поул выиграл Крис Эймон на Matra, а лучший из пилотов с DFV – 27 летний парижанин, сын эмигранта из России Франсуа Север – показал только пятый результат, уступив более секунды. Впрочем, в Монце тех лет выиграть можно было едва ли не с любого места на решетке – лишь бы мотор был достаточно мощным. Как и всегда, уже на первых кругах сформировалась плотная группа из претендентов на победу. Такое бывало и прежде, но никогда еще она не была столь многочисленна - в разные моменты в нее входили от семи до 11 машин! Говорить о каком-то порядке в такой ситуации просто бессмысленно, ибо положение менялось калейдоскопически.

Можно было лишь отслеживать тех, кто «отваливался» от группы. Помимо Стюарта это были пилоты «Феррари» Икс и Регаццони (два отказа моторов), а также Зифферт (неполадки с коробкой передач) и Генли (перегрев двигателя). Последнему, впрочем, удалось, чуть поотстав, охладить мотор до рабочей температуры и вновь догнать «пелетон». Кругов за десять до финиша показалось, что может состояться сенсация – Крис Эймон смог уйти в небольшой отрыв. Но карма оказалась сильнее – треснуло стекло шлема, и соперники «съели» отрыв, а потом на Matra и вовсе стал греться мотор.

В итоге на последний круг группу из пяти машин повел Ронни Петерсон. Но судьба улыбнулась тому, кто выглядел едва ли не слабее всех в «счастливой группе». Машины неслись по финишной прямой Монцы параллельными курсами, отрывы составляли половину длины корпуса, а то и меньше. Вся пятерка уместилась в шесть десятых секунды! Но первым линию финиша пересек BRM Питера Гетина.

Гетин, начав заезд с 11-й позиции и держась в тени именитых конкурентов большую часть дистанции, выиграл эту удивительную гонку. Отрывы тех, кто финишировал следом, впечатляют: 0,01 – 0,09 – 0,18 – 0,61. Повторение чего-то подобного выглядит в наши дни столь же вероятным, как и приземление на трассу летающей тарелки.

Героическое возвращение Ники Лауды

Монца, 12 сентября 1976 года

Это одна из самых удивительных историй не только в «Формуле-1», а вообще в спорте. Всего за шесть недель после ужасной аварии, произошедшей с ним на Нюрнбургринге, Ники Лауда не только встал на ноги, он был готов выступать на Гран-при Италии.

Вот, что писал Ники Лауда в своей книге:

«Первая встреча с гоночной машиной. Со шлемом действительно проблема. Обожжённое ухо невероятно чувствительно к боли, пришлось обложить его поролоном. Все стояли вокруг меня. Когда я усаживался в машину, когда подтягивали ремни безопасности, когда я поехал. Кто с затаённой злобой, кто с радостью.

Никаких особых ощущений: машина была старая, двигатель слабый, трасса безобразная. Проехал 40 кругов и не почувствовал ничего нового или особенного. Но эти круги во Фьорано ещё ничего не значили. Здесь отсутствовала серьёзность и накал соревнований. Но для тренировки пальцев эти круги были необходимы.

Тренировка в Монце в пятницу. Шёл дождь, и на трассе было столько воды, что у меня ничего не получалось. Мне стало страшно, и я воспользовался подходящим поводом, чтобы свернуть в боксы.

Для того, чтобы взбудоражить и заинтриговать общественность, организаторы потребовали, чтобы я ещё раз прошёл медкомиссию. Нужно было поехать в Милан к косоглазому окулисту, навестить бесчувственного кардиолога и показать себя взвинченному психиатру. Единодушное мнение учёных господ: я полностью здоров.

Субботняя тренировка. Серьёзный пробный камень, проба сил. С осторожностью здесь уже нечего было делать: если «формулу» начинает сносить, вопрос стоит только так – можешь ты ей управлять или нет. Когда «Феррари» первый раз понесло, я испугался. Подобная реакция ужасна. Я подумал о лётчике, который впервые вновь сел за штурвал и в первой же воздушной яме испугано хватается за сиденье. Этот страх был невыносим...

Я сказал себе: господа, но так на гоночной машине ездить нельзя! Я собрался и стал ждать нового сноса, а когда это произошло, по сантиметру начал дрейфовать. Точность была не так уж важна, главное – страх уже прошёл. Я достиг своего прежнего уровня.

На следующий день в гонке я был четвёртым. По мнению специалистов это был неплохой результат».

Марио Андретти поднимает дух тифози во время эмоционального уик-энда

Монца, 12 сентября 1982 года

«Феррари» проводила один из худших сезонов в истории. Ранее в Бельгии в смертельную аварию попал талантливый Жиль Вильнев, а в Германии ужасный инцидент произошел с его напарником Дидье Пирони. Пирони был вынужден завершить карьеру в «Формуле-1» из-за проблем с ногами. В общей сложности на ногах ему провели 30 операций. На Гран-при Италии команде нужно было сделать что-то необычное для того, чтобы поднять дух всех тифози. Команда решила пригласить американца с итальянскими корнями, а именно Марио Андретти. Он с радостью принял предложение Энцо Феррари и стал напарником Патрика Тембэ. При этом он никогда не управлял болидом «Формулы-1» с турбодвигателем. «Ну какой человек сможет отказать Феррари в Монце?», сказал Андретти. После краткого введения в принцип управления болидом 126С2 Fiorano, Андретти сделал немыслимое приехав первым в квалификации. На минуточку - в 42 года! И хотя он финишировал лишь третьим – это не имело значения, ведь он сделал рывок в тот самый момент, когда это было необходимо.

Благодаря Сенне команда «Феррари» сделала дубль на домашнем этапе

Монца, 11 сентября 1988 года

Энцо Феррари покинул земной мир жарким воскресным днем 14 августа 1988 года в возрасте 90 лет. Ровно шесть десятилетий стоял он у руля Скудерии, превратив ее из гоночной команды фабрики «Альфа Ромео» в компанию с мировым именем. За эти годы случалось всякое, но Коммендаторе крайне редко отступал от собственных принципов, выработанных, в большинстве своем, еще в довоенные годы. Он никогда не платил людям много, считая, что сама возможность работать в «Феррари» дорогого стоит. До середины 70-х лично встречался с каждым, кто собирался купить одну из алых машин. Наконец, Энцо всю жизнь заправлял свою ручку фиолетовыми чернилами – биографы не пришли к общему мнению о причинах такого шага, но весьма правдоподобной выглядит версия о том, что еще мальчишкой, сидя в мастерской отца, Феррари наблюдал, как тот печатал документы под копирку, и текст на нижних листах получался фиолетовым.

Команда из Маранелло стала для болельщиков своей страны – да и всего мира – чем-то вроде гоночного храма. Тиффози всегда приходили в Монцу (а позже – и в Имолу) десятками и сотнями тысяч, хотя отдельные периоды складывались для команды весьма непросто.

Длинные прямые Монцы отлично подходили турбомоторам, и бразильский Волшебник в десятый раз в сезоне показал в субботу лучшее время. Описание же самой гонки вполне может претендовать на самое короткое в рамках «100 Гран При…». Гонщики «Макларен» со старта унеслись в точку, следом наматывали круги две алых «Феррари», неплохо выглядели и пилоты наддувных «Эрроуз» – Эдди Чивер уверенно шел пятым, а Дерек Уорик хоть и провалил старт, к середине дистанции вышел на шестое место.

На 35-м круге сошел Прост – для команды Денниса это был всего второй технический отказ в сезоне. А всего за 10 километров до финиша Сенна решил обогнать на третий круг «Уильямс» дебютанта Жана-Луи Шлессера (будущий Лис Пустыни подменял Найджела Мэнсела, свалившегося с ветрянкой). Пилоты не поняли друг друга на входе в первую «эску», машины столкнулись – и «Макларен» замер на обочине с развороченной подвеской.

Бергер и Альборето принесли победу «Феррари». Это было настолько невероятно, что могло объясняться только чудом. «Энцо улыбается нам с небес», – под этой фразой одной из национальных газет был готов подписаться в тот день любой. Двойной успех Скудерии в Монце стал лучшим посвящением Коммендаторе, какое только можно вообразить.

Чивер и Уорик финишировали следом, а остальные места достались «атмосферным» машинам. Что до места первого, то борьба за титул вышла жаркой. Сенна и Прост более не отдали ни одной победы. Бразилец ехал чуть быстрее, француз – капельку надежнее. И когда пришлось считать очки, выяснилось, что их больше у Профессора. Но при определении чемпиона учитывались только 11 лучших результатов. У Айртона это были восемь побед и три «серебра», у Алена – семь первых мест и четыре вторых. И лучшим, впервые в карьере, стал Волшебник.

Магия Монцы позволила Шумахеру за рулем «Феррари» одержать здесь первую победу

Монца, 8 сентября 1996 года

«Формула-1» приехала в Монцу, обладатель Кубка конструкторов уже определился, а на титул в личном зачете осталось лишь двое претендентов. По итогам квалификации они расположились на первом ряду – Деймон Хилл завоевал поул, Жак Вильнев остался вторым.

Однако британец и канадец настолько внимательно следили друг за другом на пути к первому повороту, что умудрились пропустить атакующий выпад Жана Алези, который каким-то невероятным образом «выстрелил» с шестой позиции на решетке так, что в послестартовый поворот вошел раньше всех!

Ну а потом борьба пилотов на какое-то время отошла на второй план. На первом же оказались шины. Но не слики Goodyear, что были установлены на машинах всех гонщиков, а те покрышки без роду и племени, что по решению директора гонки, отставного контр-адмирала Роджера Лейн-Нотта, утром в воскресенье разместили во избежание срезок на апексах каждой из множества "эсок". Гонщики фактически не имели возможности освоиться с этим нововведением, вдобавок, новые ограничители оказались скверно закреплены.

К чему все это привело – догадаться несложно. Стоило кому-то задеть шины, как они разлетались по трассе, рискуя повредить другим пилотам антикрыло или подвеску. Именно по этой причине уже к началу шестого круга из первой шестёрки гонщиков шансы на победу сохранили лишь двое – Алези и Шумахер! Все же остальные или вынуждены были ехать в боксы для внепланового пит-стопа, или вовсе сошли.

Особенно обидно было Хиллу – он почти сразу вернул себе лидерство в гонке и помчался в отрыв, но задел пресловутые шины, «Уильямс» закрутило, и мотор заглох. Выбравшись из кокпита, Деймон с трудом сдерживал захлестнувшие эмоции...

Тем временем, к восторгу трибун, после пит-стопа в лидеры вышел пилот «Феррари». Шумахер отправился в боксы позже главного соперника, а умелые действия механиков позволили ему вернуться на трассу впереди Алези. Но радость на трибунах вскоре сменилась напряженной тишиной. Другой гонщик Скудерии, Эдди Ирвайн, уверенно занимал третье место, когда по касательной задел пресловутые баллоны – и вынужден был припарковаться с развороченной подвеской. А за 13 кругов до финиша такую же ошибку допустил и лидер гонки...

Все понимали, что алая машина Шумахера движется к финишу фактически на честном слове - и рычаги могут не выдержать в любой момент. Но Аутодромо Национале недаром называют «Монца ля маджика», и в этот раз магия легендарной трассы позволила Михаэлю первым добраться до клетчатого флага.

Алези после столь многообещающего начала финишировал только вторым, а на третье место пробился Мика Хаккинен, которого необходимость менять на первых кругах поврежденный носовой обтекатель отбросила в конец второго десятка.

Хаккинен очень эмоционально пережил свой сход

Монца, 12 сентября 1999 года

Гонка в Монце была очень важна для команды «Макларен» и её лидера, чемпиона мира Мики Хаккинена. Финн неудачно провел летнюю часть чемпионата и даже уступил первую строчку в общем зачете Эдди Ирвайну из «Феррари», но затем смог перейти в контратаку и вновь опередить североирландца, ставшего главной надеждой Скудерии после аварии Михаэля Шумахера.

На длинных прямых Аутодромо Национале Хаккинен завоевал очередной поул, без видимых сложностей выиграл старт и сразу же взял такой темп, что соперники остались далеко позади. Поскольку Ирвайн к тому моменту не входил даже в очковую шестёрку, ситуация явно складывалась в пользу "Серебряных стрел".

Когда Мика, закончив 29-й круг, начал сбрасывать скорость перед первой "эской", самые быстрые из его преследователей только-только показались на выходе из Параболики. Ситуация находилась под полным контролем лидера гонки – и надо же было такому случиться, что финн почему-то решил включить первую передачу, хотя до этого неизменно использовал на том отрезке вторую. В итоге задние колеса заблокировались, машину занесло и выбросило с трассы.

Хаккинен, известный всем как истинный сын народа Суоми, хладнокровный и не слишком эмоциональный, на этот раз просто не мог сдержать слёз. Борьба за титул вступила в решающую фазу, потому десять потерянных очков могли дорого обойтись Мике. В дальнейшем, как известно, ему все же удалось завоевать чемпионскую корону – но кадры пилота в серебристом комбинезоне, чьи плечи беззвучно сотрясаются от всхлипываний в зарослях кустарника, по сей день остаются для многих болельщиков одним из самых ярких воспоминаний о сезоне 1999 года.

После схода Хаккинена лидерство перешло к Хайнцу-Харальду Френтцену. Немец перешел в команду «Джордан», где провел, пожалуй, лучший в карьере сезон. Он выиграл в Маньи-Кур, еще четырежды поднимался на призовой подиум и довольно долго претендовал даже на чемпионскую корону. В квалификации итальянского Гран-при гонщик показал второй результат, и эту же позицию занимал на стартовом отрезке гонки. Неудача Мики открыла немцу дорогу к победе - которой тот и воспользовался. Следом за Френтценом к финишной черте примчался еще один представитель Федеративной Республики – Ральф Шумахер, для которого этот результат стал лучшим в сезоне.

Сенсационная победа Феттеля за рулем «Торо Россо»

Монца, 14 сентября 2008 года

Дождь – это «великий уравнитель», но даже этого было мало, чтобы поверить в то, что команда «Торо Россо» сможет бороться за победу. В руках молодого Себастьяна Феттеля все было реальным. После того как 21-летний немец имел честь стать самым молодым пилотом «Формулы-1», завоевавшем очки в гонке, он ещё стал и самым молодым обладателем полу-позиции. И всё это в условиях одинаковой производительности болидов, во время дождевой квалификации в субботу. Но не смотря на ударный результат, большинство в паддоке считало, что гонку выиграет Хейкки Ковалайнен на «Макларен», который квалифицировался вторым. Но у Феттеля были свои планы на этот счёт. Установив преимущество почти в 2 секунды на круге, на мокрой трассе, Себастьян уже не упустил лидирующей позиции.

«Это лучший день в моей жизни. Я никогда не забуду эти чувства. Это невероятно», сказал Себастьян Феттель после сенсационной победы, которой он затмил Фернандо Алонсо, как самого молодого победителя в Гран-при «Формулы-1».

Это на тот момент, но затем появился Макс Ферстаппен, который дебютировал в гонках в 17 лет. После этого установили минимальный возраст для дебюта в «Формулу-1» - 18 лет. Соответственно, все эти рекорды пали. Только вот поул-позиции ему еще не удалось завоевать.

Эта победа для «Торо Россо» остается единственной. Чтобы не говорили, но Феттель - самый талантливый пилот из системы «Ред Булл».

Автор
  • V3ttel

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+