Полный расклад
Блог

«Если Пихлер начнет грузить команду в мае – к сентябрю никого не будет»

Привет всем! Закончился этап в Сочи, который мне удалось посмотреть вживую. Выбрался на юг, понаблюдал за нашей командой и заодно познакомился с олимпийской трассой. Давайте по порядку.

Критиковать Пихлера сейчас модно. Фото: biathlonrus.com/Евгений Тумашов

Чем сложна трасса в Сочи?

Я постарался изучить все варианты кругов «Лауры» – на спринт, на индивидуалку, даже дистанцию для лыжников проверил.

Во-первых, на состояние снега сильно влияет погода: днем жарко, а вечером значительно холодает. Естественно, на Олимпиаде поздних гонок не будет, так что надо закладываться на тепло – снег, скорее всего, окажется мягким, а сама трасса – медленной и тяжелой. Не дай Бог, когда еще свежий снег выпадает – тогда на некоторых виражах проезжаешь свободно, без всякой скорости.

Равнины тут практически нет – постоянно работаешь и в подъемы, и на спусках, всегда напряжен: только взобрался вверх, тут же надо контролировать вираж и так далее. Есть, правда, один участок – как раз перед огневым рубежом, я его ездил и засекал время – там примерно полторы минуты восстановления, относительно простой отрезок с возможностью отдохнуть. Нет такого, как в Нагано или Лиллехаммере, когда на рубеж выгребаешь «снизу».

То есть стрелять достаточно удобно: комфортный подход, и ветер редко задувает. Но штраф все равно есть, и в основном он получается на стойке. Почему? Коварная дистанция, которая дает повышенную нагрузку именно на ноги, – отсюда идет мышечное перенапряжение. Когда стоишь – стрелять сложнее, ноги трясутся.

Но в целом трасса мне понравилась – живая, интересная. Удобна для бегунков, для тех, кто умеет грамотно проходить спуски-подъемы. Само место – высота 1,5 километра – больше подходит для легких, некрупных гонщиков, с меньшей мышечной массой. Горы есть горы, мышцы надо кормить, а если их много – то и кислорода требуется больше.

Мужская сборная на этапе

Если учитывать, что команда специально подводилась к Сочи, чтобы всех удивить, то этого все-таки не получилось. В целом, сдвига мы не увидели: как парни бежали в проигрыше от тридцати секунд и дальше, так и осталось.

Жене Устюгову сбор пошел на пользу. Спринт он прошел очень хорошо, отборолся с кругом штрафа против Фуркада, показал одну из быстрейших стрельб – молодец. Но по факту доминирования не получилось – в отношении Устюгова можно заметить лишь некоторое приближение к лидерам. А те же Малышко, Шипулин, Гараничев на январских этапах смотрелись гораздо убедительнее, чем конкретно в Сочи. Ну Шипулину помешала болезнь, это да. Запомнился еще Алексей Слепов, развивший отличную скорость в спринте.

Логинов… Видно, что трасса ему подходит. Штрафной круг в эстафете – это отчасти эффект неожиданности, дебюта в командной гонке, немного перехлестнули эмоции в контактной борьбе, плюс некоторая усталость «выскочила» – все-таки он полностью отбежал этап в Холменколлене, сейчас оттуда поднялся на среднегорье. Несколько факторов сказалось, и классно, что ребята забрали победу – поэтому не думаю, что у Логинова сейчас появится комплекс эстафеты, как у Гараничева.

Я много общался с командой, в том числе и с Николаем Лопуховым. Конечно, ему не понравились мои слова об ошибках, но на них нельзя обижаться. Он еще по большому счету в первом классе биатлона учится, а мы уже прошли университеты, имеем право высказывать мнение. Он опытный специалист, но все-таки не чисто биатлонный. Вы не думайте, разговор был доброжелательным, кулаками не размахивали. Я привык к тому, что на мои слова могут обижаться.

«Слепцова не готова была бежать в Сочи». Фото: РИА Новости/ Алексей Филиппов

Женская сборная на этапе

Мне очень обидно видеть такую – полностью разобранную, ни на что не годную сейчас – женскую команду. К парням вопросы возникают, но там и результат есть. А женская – вообще никакая, абсолютный дисбаланс. На индивидуалке проигрыш – от трех минут, в спринте никто не смог противопоставить хоть какую-то скорость иностранкам, приехавшим «снизу», выступавшим на третий-четвертый-пятый дни – плохие в смысле акклиматизации.

Девушки просто идти не могут: в подъем нет сил, спуск – нет навыка, равнина – нет восстановления, ускорения.

Я интересовался, что они вообще на сборе делали. Наш немецкий друг, оказывается, уже на пятый-шестой день дал им повторные и переменные тренировки, хотя нужно было просто откатываться. Он их грузил, пытался скоростить, а им всего лишь требовалось восстановление и акклиматизация под легкое катание.

Про прохождение спусков мне даже думать страшно – никто, кроме Зайцевой, не умеет ездить виражи. Я несколько дней сам работал на трассе, постоянно видел иностранцев, которые оттачивали навык: Гросс возил Дальмайер, Хильдебранд, француженки гоняли, польки даже. По десять-пятнадцать раз: съехали, вернулись и заново. Это все профессионалы, тренеры, которые умеют кататься на лыжах, выбирать траектории, ставить технику.

Наших я там не видел. На каждом вираже наши девчонки проигрывают около семи секунд! Ко мне подходит Маша Панфилова: «Владимир, пойдемте, покажете, как проходить спуск, чтобы я не боялась». Я ей и в прошлом году так же показывал на других трассах.

Ведь чем интересна сочинская дистанция? Можно выигрывать там, где легче. Не обязательно закисляться в подъем, ловить пульс 200 ударов, максимальный уровень лактата. Можно пройти подъем ровно, не убившись, и выиграть на виражах – там ты не слишком закислишься к стрельбе. Виражей-то много, отсюда и вырастают пятиминтутные отставания. Уверенно себя чувствует только Зайцева.

Пихлер вчера после эстафеты вообще сболтнул: я, мол, уже не знаю, что с командой делать. Ну такого человека можно проходимцем назвать. А что он вообще узнал здесь за два года?

Что случилось со Слепцовой?

Света не была готова бежать в Сочи. На ее место нужно было ставить Юрлову – она прошла бы не хуже и не лучше, но хотя бы сохранила здоровье. А так мы получили просто «убийство» – человека унесли на носилках. Может быть, Пихлер слепой – не видит, кто в каком состоянии. У меня нет ответа, почему он включил Слепцову в эстафету.

И вся команда пробежала на два с плюсом. Есть хорошая стрельба – шесть запасных патронов. По ходу – уровень болгарской команды. Где-то, наверное, и лыжи нездорово сработали, но лыжи надо смотреть на спусках, а со стрельбища виден только первый подъем. Там наши включали вторую передачу и зашагивали в подъем.

Повторю – обидно за коллектив, который у нас страдает. Девчонок надо снимать со всех программ, увозить после Ханты-Мансийска на восстановительный сбор. Камчатка – это далековато, но хоть где-то надо откататься. Думаю, сейчас даже месяца три не хватит для полного восстановления. Надо делать перерыв и проводить все медобследования. Мышцы у них вымотаны до предела.

А нагрузку давать только через четыре месяца, не раньше. Если Пихлер их начнет грузить в мае – к сентябрю этой команды уже не будет.

«Если это работа лучшего тренера мира, то мир катится в ад». Эмоции Губерниева – о Пихлере

Кто, если не Пихлер? Альтернатива немецкому тренеру

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья