Ностальгия и модерн
Блог

Видели серию Top Gear эпохи Кларксона с тестом болида «Ф-1»? Профессиональный пилот ее разнес: нашел 7 переборов с драмой ради шоу

Вас обманывали 12 лет.

Трудно не любить тот самый Top Gear из нулевых с Джереми Кларксоном, Ричардом Хаммондом и Джеймсом Мэем: святая троица выстреливала бесконечными шутками и подколами, не стеснялась самоиронии и регулярно придумывала все более безумные соревнования. Причем главное веселье всегда происходило на фоне лучших машин, суперкаров и болидов планеты, а к ним на шоу регулярно заглядывали самые звездные гонщики вроде Кими Райкконена, Себастьяна Феттеля, Михаэля Шумахера, Рубенса Баррикелло, Мики Хаккинена и вообще основной части пелотона «Формулы-1».

Но рок-н-ролльная и дерзкая слава Top Gear не мешала команде снимать и серьезные мощные специальные выпуски или отдельные сюжеты про лучшую технику или самых ярких личностей. Даже сейчас, десятки лет спустя и под брендом The Grand Tour, у них выходит не хуже – взять хотя бы мощную документалку про двукратного чемпиона «Ф-1» Джима Кларка.

Джереми Кларксон выбрал лучшего гонщика в истории «Ф-1». И снял про него шикарную документалку

Схожие эпизоды троица снимала еще в Top Gear. И особенно фанатам шоу запомнилась серия от 25 ноября 2007 года – в ней Ричард Хаммонд получил возможность протестировать на «Сильверстоуне» (трассе, принимающей Гран-при Великобритании) самый настоящий чемпионский болид Фернандо Алонсо – «Рено» R25, один из последних авто из монструозной эры с мотором V10. Причем на пути к вожделенной технике «Формулы-1» ведущего ждали машины молодежных серий – начиная с юношеских маломощных «Формул-Рено» и заканчивая второй по скорости (на тот момент) машине для «Мировой серии «Рено» 3.5».

«Сегодня не будет типичной чепухи Top Gear», – с первых же секунд пообещал Хаммонд. Основа сюжета заключалась в вопросе – «сможет ли абсолютно неподготовленный к «Ф-1» человек за день освоиться в гоночных авто и проехать на болиде мощностью 1000 л.с. два круга на более-менее приличной скорости без разворотов, аварий и перегрева мотора?». Ричард выполнил задачу – и только на ютубе эпизод про укрощение R25 собрал 10 миллионов просмотров (а перезалитая версия в высоком качестве – еще 500 тысяч).

Но все ли показанное в шоу Top Gear – в самом деле правда? Пустили ли Хаммонда за руль реального болида «Ф-1»? Не преувеличил ли он отдельные страдания и не было ли там чрезмерного нагнетания ради большей драмы?

Именно этим вопросом задался Скотт Мэнселл – основатель школы пилотажа Drive61 и автор одноименного канала. Скотт – профессиональный пилот, номинированный на титул «лучшего молодого гонщика Великобритании» в 2004-м (проиграл будущему чемпиону ДТМ и пилоту «Ф-1» Полу ди Ресте, приз за 30 лет доставался Дэвиду Култхарду, Дженсону Баттону, еще одному чемпиону ДТМ Гэри Паффетту, Энтони Дэвидсону, а также нынешним пилотам «Ф-1» Джорджу Расселлу и Ландо Норрису).

Теперь же он впервые посмотрел эпизод Top Gear про болид «Ф-1» – и нашел сразу семь замечаний.

«Я инструктировал и обучал множество обычных людей, неподготовленных к «Ф-1», перед их первым опытом пилотажа болида. Так что я знаю, как они реагируют и действуют, когда оказываются в настоящей машине для Гран-при впервые в жизни. Потому я и решил проанализировать пилотаж Ричарда, чтобы объяснить: что реально, а что – драматичные штучки Top Gear.

Как видите, на машине для «Мировой серии «Рено» Хаммонда развернуло – на таком болиде это достаточно просто: достаточно слишком резко нажать на педаль газа, особенно в медленном повороте. Особенно когда пилот не может как следует прогреть резину. В таких случаях достаточно всего лишь крошечного чрезмерного усилия – и все, задние шины провернутся слишком быстро и развернут машину.

Так что да, довольно непросто надеяться на быстрый прогресс с болидом для «Мировой серии «Рено» после юниорской «Формулы-Рено». Особенно в один день, как тут показано. Обычно мы, гонщики, проходим этот путь несколько лет, и там реально много всего изучать».

Первые претензии у Мэнселла вызвал процесс обсуждения телеметрии ведущего Top Gear с инженером «Рено» – по словам последнего, Хаммонд «одновременно давил на газ и тормоз, а если бы он понизил передачу в перед поворотом так в болиде «Ф-1» – мотор бы накрылся».

«Конечно, давить на педали тормоза и газа в одно и то же время – довольно частая ошибка для новичков в любой машине с двумя педалями. Однако рассказ инженера про чрезмерное количество оборотов при переключении передач – это уже небольшая вставка для шоу от Top Gear.

И машины для «Мировой серии «Рено», и «Ф-1» оснащены роботизированной коробкой передач с подрульными лепестками – а еще у них есть блок GSU: блок контроля за переключением передач. Он просто не позволит понизить передачу в тот момент, когда двигатель не способен справиться с такой операцией. Компьютерная система просто не переключила бы шестерню, если бы по ее расчетам в результате действия перебор с оборотами убил бы мотор. Небольшая драма специально для Top Gear».

Жалобы Хаммонда на боль в шее и физические трудности с продолжением пилотажа – абсолютно правдивая история с точки зрения Мэнселла.

«В этих машинах переживаешь перегрузки в 3,5-4g в поворотах, и если пилоты не тренируют шеи особым образом – сложности появляются уже через 5-6 кругов».

Помните, Путин ездил на болиде «Формулы-1»? Мы проверили – это фэйк

Следующая претензия – вновь к цитате инженера, на сей раз пообещавшего Ричарду «усложнение задачи в болиде «Ф-1» втрое по сравнению с машиной «Мировой серии «Рено».

«Здесь снова подбавили драмы: машина «Формула-1» – не сложнее болида «Мировой серии» втрое. Может, на 40-50 процентов более сложная. Очевидно, они пытаются немного поднять ставки здесь».

Мучения Хаммонда при попытке сдвинуть R25 с места в первый раз – улыбка, но не сомнения с претензиями.

«Если вам кажется, что сдвинуться с места – довольно просто, то на самом деле это очень, очень сложно! Сцепление на болиде «Формулы-1» находится под рулем на отдельных лепестках – они очень маленькие, пружинки просто крошечные, и они не дают вообще никакого обратного ощущения в пальцы.

Это совсем не то же самое, что и в обычной машине с педалью сцепления, где можно ногой ощутить точку «закусывания» сцепления. В лепестке просто маленькая пружинка, она постоянно ощущается одинаково, и ее нужно просто потихоньку отпускать вплоть до тех пор, пока ты не почувствуешь, что машина двигается.

Как видите, двигатель продолжает работать – это благодаря антипробуксовочной системе. ECU включает сцепление и не дает мотору заглохнуть».

Однако по ходу первого круга в R25 претензий появилось намного больше.

«Если вглядеться в монтаж, можно увидеть, как резко Хаммонд заворачивает в поворот – думаю, здесь Top Gear снова нагнетает драму. Мне кажется, этот разворот сделали специально.

Никто обычно не въезжает в этот поворот с таким внезапным резким движением руля. Если посмотреть на другие моменты на записи – Ричард управляется совсем иначе: аккуратно и бережно. Думаю, это сделали, чтобы добавить новый слой драмы.

К тому же, Хаммонд говорит, что ему надо разогнаться намного, намного быстрее, чтобы прогреть шины и тормоза – а иначе он просто разобьет машину. Что ж, на этой трассе ехать сильно быстрее точно не получится.

Прогрев шин вообще напрямую связан с температурой тормозов – нужно давить на них изо всех сил и довести до 800 градусов по Цельсию. Уже после этого тепло от тормозов через обод перейдет к резине. Это единственный способ ее прогреть».

Следующий наброс драмы от Top Gear проявляется во время очередного разговора ведущего с инженером: человек из «Рено» акцентирует внимание на необходимости тормозить сразу после снятия ноги с педали газа без задержки в полсекунды.

«Конечно, не очень-то здорово тратить полсекунды на снятие ноги с педали газа и нажатие на тормоз, но для достижения целей Ричарда Хаммонда в этом эпизоде изменение этого аспекта не внесет вообще никакой разницы! Больше всего ему нужно было работать именно над силой давления на тормоз. Когда колодки холодные – нужно использовать их как можно жестче. Потому что в таком состоянии их слишком трудно контролировать».

Финальные два круга Мэнселла тоже не очень-то впечатлили.

«Веселый у них монтаж, да… Но, как я вижу по определенным кадрам со стороны, машину пилотировали специальным образом, чтобы выжать как можно больше драмы.

И я сомневаюсь, что на таких отрезках болидом управлял Ричард Хаммонд: потому что как пилот поворачивает, тормозит, управляет резкими движениями задней части – за рулем, должно быть, сидит профессиональный гонщик. Я не утверждаю, будто Ричарда не было здесь вообще – просто некоторые отдельные кадры выглядят так, словно на них запечатлена работа профессионала.

Что еще смешнее, шины блокируются буквально везде – и съемочная команда зачем-то наложила к видеоряду звук скрипа тормозов. Эта машина не издает таких звуков при блокировке колес. Да, еще немного драматичного монтажа.

Видели вот этот момент, когда его занесло на выходе из последнего поворота? Определенно, за рулем не мог быть Хаммонд – думаю, в машине в тот момент снимался профессиональный пилот. Ему бы ни за что не позволили сделать подобное: на той части трека не такая уж большая зона вылета, стены очень близко. Думаю, кадры со стороны снимали именно с профи. – и вставили потом это в серию Еще немного драматичного монтажа».

Джереми Кларксон – главная рок-звезда телевидения. У него нет даже плохих аналогов

Новейший гиперкар «Макларена» (1035 л.с.!) – против истребителя. Машина билась до последнего, у ролика 2 млн просмотров

Все давно хотели знать, кто лучший гонщик – Кларксон, Хаммонд или Мэй. Теперь есть ответ профессионального пилота

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья