Реклама 18+
Блог Ностальгия и модерн

Гитарист The Beatles Джордж Харрисон был фанатом «Ф-1»: тестировал болиды, дружил с гонщиками и посвящал им песни

Даже хотел основать собственную команду.

Джордж Харрисон прославился на весь мир как «тихий битл» – гитарист легендарной поп-группы не влипал в скандалы, не эпатировал публику (разве что принятием индуизма) и не выступал с политическими лозунгами. По большей части он концентрировался именно на творчестве: музыке, садоводству, продюссированию фильмов и написанию сценариев.

Однако у Джорджа была еще одна огромная и яркая страсть, описание которой заняло внушительную часть его автобиографии «Я, мне, мое» – «Формула-1».

«Я попал на первый Гран-при в Великобритании в возрасте 12 лет – в 1955 году, – рассказывал музыкант. – Это было в Эйнтри, в Ливерпуле. С тех пор я постоянно следил за «Формулой-1» – вплоть до того момента, как мы стали профессиональными музыкантами. Я собрал огромную коллекцию фотографий старых машин «БРМ», «Вануолл» и «Коннот». Даже в 60-х, когда мы стали нереально занятыми, у меня получалось время от времени выбираться на Гран-при – в основном в Монако».

Частые визиты в паддок (особенно после прихода всемирной известности) поспособствовали знакомствам со множеством гоночных звезд. К примеру, Харрисона часто фотографировали с чемпионом 1976 года Джеймсом Хантом.

Также гитарист дружил с трехкратным чемпионом Джеки Стюартом и его коллегами Патриком Депайе и Полем Ланцанте.

Особые отношения у «битла» были и с Айртоном Сенной – первая встреча с Волшебником состоялась еще до коронования бразильца лучшим гонщиком «Формулы-1»: в Австралии в 1986-м.

К слову, Харрисон так зафанател от Айтона, что даже повесил у себя дома его огромную фотографию в болиде «Макларена». Его можно увидеть в документальном сериале The Beatles Anthology: Джордж, Ринго Стар и Пол Маккартни сделали под ним несколько ретроспективных интервью.

Также знакомством с гитаристом гордились чемпионы Эмерсон Фиттипальди, Джим Кларк, оба Хилла (и Грэм, и Дэймон), самый быстрый швед в истории Ронни Петерсон и многие другие.

(С Дэймоном Хиллом)

Фактически Харрисона считали в паддоке своим – неудивительно, что все закончилось треком, воспевавшим пилотов в целом и «Формулу-1» с автоспортом в частности.

Песню назвали в честь книги Джеки Стюарта и посвятили погибшему в 78-м Петерсону. Звуки машин в ней совершеннт реальны – их записали на Гран-при Великобритании еще при жизни шведского гонщика. К слову, все доходы от продаж пластинок с Faster Джордж пожертвовал в благотворительный фонд гонщика Гуннара Нильссона, умершего от рака годом ранее.

Обширные знакомства в паддоке вместе со славой открывали для Харрисона все двери: даже внутрь болида «Формулы-1»! К примеру, гитариста позвали поучаствовать в благотворительном параде для того же фонда Нильссона: посадили в «Лотус» 1960 года, за рулем которого сэр Стирлинг Мосс выиграл Гран-при Монако, и отправили на круг вслед за Стюартом на чемпионском «Тиррелле» из 73-го, Хантом на его победном «Макларене» и Филом Хиллом в чемпионской «Феррари».

«Машина проторчала в музее 20 лет, так что в ней не было даже ремней безопасности! – вспоминал потом музыкант в интервью Goldmine. – В шинах вообще не было сцепления, но все равно болид гнал очень быстро.

Мы условились на пять установочных кругов и еще на пять – в любом подходящем темпе. Я шел к машине вместе с Джоном Уотсоном (еще один пилот «Ф-1» – Sports.ru) и рассказывал ему о предстоящей поездке, на что услышал: «Да ты шутишь! Ни один гонщик не поедет установочный круг! Как только махнут флагом, они втопят как бешеные!».

Так и оказалось: сразу после падения клетчатого флага я услышал только «вжжуууух!» – и остался один в облаке пыли. К тому моменту, как я заканчивал первый круг, они уже ехали за мной, добивая второй. Напугали меня до усрачки! Но хотя бы я проехал лучше, чем Джеймс Хант – он сломался на первом же круге».

Это был не первый день Харрисона за рулем болида «Формулы-1»: до того момента его пускали в шестиколесный «Тиррелл» Депайе в 1977-м.

И в «Макларен» М26 Ханта.

Даже в машину Фиттипальди в «Индикаре».

А в 1978-м чемпион «Ф-1» и друг Джорджа Джон Сертис, владевший в те годы собственной командой, устроил товарищу полноценную тестовую сессию за рулем TS19.

Да чего уж там – этот мужик попытался подсадить на картинг весь состав The Beatles еще в 1963-м!

В начале 90-х Харрисон тоже не забросил свою страсть: по рассказу комментатора «Евроспорта» Олларда Калффа, как-то раз он возвращался в отель с Гран-при с Джорджом и Уотсоном и разговорился. Друзья всерьез обсуждали идею создания собственной команды в «Формуле-1» с мотором от «Форда» – специально, чтобы новая конюшня называлась «Харрисон-Форд»! Судя по всему, так гитарист хотел утереть нос приятелю и владельцу одноименной команды Эдди Джордану, в паддоке которого много гостил в те годы.

Правда, идея дальше обсуждений так и не пошла: в результате Джордж всего лишь стал одним из первых покупателей гиперкара «Макларен» F1 за миллион долларов.

Харрисон умер в 2001 году от рака легких в возрасте 58 лет, но его страсть к «Формуле-1» была так велика, что его официальный аккаунт в твиттере до сих пор наполовину состоит из фотографий не с гитарой, а с гонщиками и машинами. И все новые и новые снимки продолжают появляться в ленте! Воистину любовь к гонкам бессмертна.

Оказывается, чемпион 1976 года Джеймс Хант всерьез собирался вернуться в «Ф-1» чрез 10 лет после ухода. Даже тестировал боевой болид

Однажды Михаэль Шумахер сам разобрал болид в поисках поломки. Механики ничего не нашли, а чемпиону удалось

Сверхопасный поворот в «Формуле-1» называется «Красная вода». Но кровь гонщиков тут ни при чем

Фото: Gettyimages.ru/Fox Photos; twitter.com/GeorgeHarrison

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья