Ночное Бескудниково
Блог

Топ-клубы все-таки запускают Суперлигу. Разве так выглядят перемены нашей мечты?

Сразу важная оговорка: прогресса не бывает без встрясок. Если бы в 80-е Сильвио Берлускони не засуетился и не прижал УЕФА, мы бы никогда не услышали гимн Лиги чемпионов. В Кубке чемпионов хранили бы мнимые традиции, а турнир играли по системе плей-офф с минимумом топ-матчей. Европейский клубный футбол бы угас к концу 90-х, и мы бы смотрели МЛС. 

Этот пример – бронебойное оружие против любых сомнений, и Андреа Аньелли (лицо перемен) это прекрасно понимает. За три прошедших года он дал несколько программных интервью с блистательными тезисами: больше топ-матчей, больше зрителей, больше денег. Кем нужно быть, чтобы ответить: «Спасибо, но нет, меньше топ-матчей, меньше зрителей, меньше денег»?

Тезисы сторонников перемен емкие и понятные. Опасения противников – нудные и трусливые, наверняка эти же люди до сих пор пользуются ICQ и считают, что ВАР убил дух футбола.

В этой неравной борьбе лозунгов теряются важные вопросы. 

В 1987-м на первом же этапе Кубка чемпионов сошлись чемпионы Италии и Испании – «Наполи» против «Реала». Поражение уже в сентябре заканчивало евросезон для одного из них. Это стало последней каплей для владельца «Милана» Сильвио Берлускони. Пытаясь решить две проблемы (низкие доходы клуба и телевещательной компании), он стряхнул пыль с устоев УЕФА и угрозами (тогда тоже говорили про Суперлигу) заставил чиновников переформатировать новый турнир: расширить состав участников, ввести групповой этап и да, увеличить количество топ-матчей. Но только этого было бы мало для взлета, успех Лиги чемпионов – отчасти случай. 

Несмотря на новый формат, в кабинетах УЕФА остались те же люди, выдумывать коммерческие планы для них было мукой. И тогда подвернулась швейцарская компания TEAM Marketing, которая принесла 152 млн долларов, но взамен попросила полный контроль над брендом. В УЕФА это посчитали счастьем: кто-то будет работать за них и еще заплатит. TEAM Marketing заказала логотип и гимн, жестко регламентировала сам турнир (вплоть до расположения баннеров на стадионе, формы и времени начала матчей). И придумала понятную коммерческую схему: не более 8 спонсоров на трехлетний цикл (а ведь могли принимать всех подряд), жесткие коммерческие слоты на ТВ и строгие творческие рамки для рекламы (возможно, поэтому она получается такой запоминающейся), централизованная продажа ТВ-прав.

Успех был очевиден: многие годами продлевали сотрудничество с УЕФА. Ford не уходил из ЛЧ 20 лет, Sony вкладывает деньги в турнир с 1997-го, Heineken – c 2005-го. 

За следующие 30 лет УЕФА заработал более 40 миллиардов евро, призовой фонд еврокубков сейчас – около 3,5 млрд евро.

Аньелли в конце 2020-го отчитался, что из-за пандемии топ-клубы потеряли в общей сложности 6,5-8,5 млрд евро. «Ювентус», «Реал», «Барселона» в первые месяцы мирового коллапса обратились к футболистам с просьбой о снижении/отсрочек зарплат, а Лига 1 чуть не лишилась телевизионных денег. Мировой футбол показал, что живет одним днем без всяких подушек безопасности. 

УЕФА был в тех же условиях: прервал турнир и срочно поменял формат, но лишились ли клубы обещанных призовых? Приходили ли к ним люди из TEAM Marketing с просьбой об отсрочке? Да, УЕФА в итоге пересмотрел бонусы (снижение на 4%), но не уже обещанные, а будущие. 

Это просто деталь, никто не идеализирует ни УЕФА, ни TEAM Marketing, но есть факт: Лига чемпионов выдержала мощнейший удар – во многом потому, что окрепла за 30 лет. 

Но окрепли ли за это время топ-клубы? Точно ли 356 млн на зарплаты (плюс трансферы) при общем доходе 580 (пример «Юве») – безопасная экономическая модель? У босса Бундеслиги Кристиана Зайферта сомнения.

«Некоторые из так называемых топ-клубов – просто машины по сжиганию денег из-за плохого менеджмента. Эти клубы будут жечь деньги, как жгли в последние 10 лет. Если бы я был инвестором, то задумался, а точно ли это правильные партнеры», – предупреждал он, выступая в феврале на саммите Business of Football в Лондоне, где обсуждали проект новой ЛЧ. 

Зайферта можно понять. Пандемия – большой удар по мировому бизнесу, но еще и хороший маркер. Разумно ли поступает человек с зарплатой в 100 тысяч рублей, покупая в кредит «Мерседес» с ежемесячным платежом в 65 тысяч? А при первых финансовых проблемах требует перераспределения зарплатного фонда: себе еще больше, коллегам – меньше. 

По замыслу Аньелли новой Лиге чемпионов больше не по пути с TEAM Marketing, продвижением турнира займутся другие. Вполне возможно, они талантливы и дальновидны, но их нанимает человек, который потратил 117 млн евро на Криштиану Роналду и тут же провозгласил, что трехзначным трансферам не место в футболе. Точно ли тут все в порядке с логикой? 

Предположим, что да, все в порядке, ведь «Ювентус», чтобы выжить, следует приемам конкурентов. Но действительно ли к бизнес-модели в Турине нет никаких вопросов, а ее создателю можно верить на слово? Учитывая его же цитаты, что Суперлигу не обсуждали с 2015-го, и подозрения в двойной игре – пробивая реформу, он явно не все рассказывал коллегам из ECA. 

Видимость публичного обсуждения есть, но там Аньелли говорит о частностях: «Идеальный футбольный календарь: два внутренних матча, один международный». 

С этой схемой мало кто спорит, но даже к частностям есть вопросы. Строим логическую цепочку: топ-клубам, тренеры которых умоляют пощадить игроков и разгрузить календарь, нужно встроить минимум четыре лишних матча. Выхода два: жертвовать кубками или сокращать национальные чемпионаты.  

В целом звучит логично, кому нужны эти кубки, но тут мы приходим к другой проблеме: если перемены касаются вообще всех (даже второстепенных лиг), не требуется ли двойная осторожность и внятные объяснения? Не голосование, а просто объяснение – «Лутон Таун» должен как минимум понимать, что его ждет. Там точно расстроятся, узнав, что больше не увидят лучшие клубы АПЛ, но может, что-то можно предложить взамен? Ведь футбол – это не только топ-матчи, но и сказочные истории, которые исчезнут, если бедные станут еще беднее, а богатые еще богаче. 

Сейчас УЕФА 400 млн из 3,25 млрд призовых отправляет в нетоповые лиги для поддержания баланса в мировом футболе. Во внезапном проекте Суперлиги тоже есть благотворительность – 10 млрд за 23 года. Но есть ли экономическое обоснование у этой цифры? Или Аньелли опять же стоит верить на слово?  

В ECA, где и прорабатывалась реформа ЛЧ, входит 214 клубов. Но кто-то объяснял, как там принимаются решения? Кто и насколько громко может выступать? Кто какими голосами обладает? Разве это не странно, что двери ECA все это время были закрыты и оттуда доносился только раздраженный шепот? 

Реформу должны были утвердить 8 марта, но перенесли на 19 апреля, чтобы договориться с несогласными. И за день до новой даты Аньелли и другие топ-клубы сделали разворот на 180: забудьте швейцарскую систему в ЛЧ и все, что мы говорили в эти месяцы, встречайте Суперлигу. Резкая смена планов (объявили вечером в воскресенье, от инсайдов до подтверждения прошло менее 8 часов) – неприкрытый сигнал: или ЛЧ по нашим условиям, или вообще никакой ЛЧ

Но разве так происходят перемены к лучшему, разве это должно быть похоже на грязную кабинетную спецоперацию? Вы ответите, что в 80-е тоже были ультиматумы, но необходимость перемен тогда была очевидна (потому что ТВ-доходы стремительно падали), очевидна ли она сейчас? 

Аньелли не особо маскирует, что цель реформ – сделать топ-клубы еще богаче. Плохо ли это? Наверное, нет, учитывая, что именно они двигатель мировой футбольной экономики. Какими бы гениальными ни были люди из TEAM Marketing, без «Юве», «МЮ», «Реала» и других ничего бы не получилось.  

Но точно ли это соответствует интересам большинства? Вам правда надоела АПЛ, Ла Лига и Бундеслига? Готовы ли вы к превращению топовых лиг в лиги выставочных матчей (остается только гонка за чемпионство и выживание, за что бороться остальным)? Готовы ли мы навсегда отказаться от историй, когда «Вест Хэм» оставляет «Ливерпуль» без Лиги чемпионов? При новом формате Клопп мог бы давно играть в АПЛ молодежным составом, ведь он пройдет в ЛЧ даже с седьмого места. А «Вест Хэм», который финиширует пятым, – нет. Компенсация за эти неудобства – топ-матчи. «МЮ» – «Реал», «Челси» – «ПСЖ», «Барса» – «Ман Сити» и так бесконечно. Это как если бы новые эпизоды вашего любимого сериала выходили круглый год трижды в день с гарантией хэппи-энда (ваша команда все равно никуда не вылетит). Через сколько сезонов это надоест, и кто-то для повышения зрелищности разрешит трансферы прямо во время матчей (в первом тайме Ней может сыграть за «ПСЖ», а за 200 млн на второй выйти уже за «МЮ»)?

Все это наивные опасения, вполне возможно, есть здравые экономически обоснованные ответы. Но где они? Пока риторика такая.

«Большое уважение тому, что делает «Аталанта», но правильно ли, что они попадают в Лигу чемпионов благодаря одному успешному сезону? – спрашивал Аньелли на февральском саммите. – Я думаю о «Роме», которая за последние годы много дала для поддержания рейтинга Италии. А теперь из-за одного неудачного сезона она несет финансовые потери».

То ли тут проблемы с изложением мыслей, то ли мысль такая: «Аталанте» никогда не стать «Ромой». И всем предлагают это принять. 

***

Логичное и правильное стремление сделать футбол ярче, лучше и интереснее в какой-то момент превратилось в битву за влияние (и, кажется, цель развлечь зрителя тут не главная), перетягивание денежного мешка и фабрику по еженедельному производству Суперлиг (неизвестно, кто и с кем объединится в ближайшие месяцы). 

Результат реформ – глобальный раскол, взаимное раздражение и чувство тотальной несправедливости (и у тех, и у других).

Все еще считаете, что это похоже на реформы, после которых появились ЛЧ и АПЛ? 

Суперлига официально создана: кто инициатор, чьи деньги, почему сейчас

Фото: Gettyimages.ru/Alessandro Sabattini, Brent Lewin, Alex Grimm, Clive Brunskill, Michael Regan, Dean Mouhtaropoulos

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные