android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Привет, Андрей

Привет, Андрей
Привет, Андрей

Этот текст исключительно субъективен, как любая порядочная колонка. Он написан в поддержку тех читателей, кто «лайкнул» переход Аршавина в «Зенит», и против тех, кто от этого факта воротит нос. Сначала он был очень мягким и нежным, но потом, перечитывая, я специально вписывал другие, злые и жестокие, несвойственные мне формулировки… Конечно же, я вру. Я не исправил в этом слове ни буквы. Он сразу получился таким.

Я рад, что Аршавин вернулся. «Мне это нравится». Хотя бы потому, что он вернулся домой. А это всегда здорово.

Укорять человека за то, что он устал покорять чужбину, выдохся, ослаб и захотел назад, к родным и близким, туда, где все знакомо, понятно и кажется простым, – само по себе последнее дело. Тем более, когда укоряет тот, кто в жизни не утаскивал надолго свою задницу за горы и моря, и знать не знает, что это такое – годами жить не дома. Или тот, кто покинул родной край молодым, пустым, никем, ничем и никаким, и считает его (а надо бы себя и только себя) ущербным. Тот, кто и тогда не мог, и сегодня не сможет принести родине пользы и получить пользы от нее, а способен только фыркать и ныть.

Стыдиться родины – дело распоследнее последнего. Хуже не бывает. Русские, впрочем, всю свою страну считают ущербной. Национальная черта. И уверены, что возвращаются сюда из заграницы только неудачники. Себя, разумеется, причисляя к удачникам, даже, повторюсь, сидя тридцать лет с рождения на печи в Двужопинске и геройствуя на иноземщине только в мечтах. Поэтому уже досталось словами по башке вернувшимся Жиркову, Павлюченке, Билялетдинову. Теперь непременно околбасят Аршавина. «Не смог, не справился, позорник, фу».

Стыдиться родины – дело распоследнее последнего. Хуже не бывает

Я не прав? Я сейчас полезу в читательские бредни под колонкой Василия и много раз удостоверюсь, что прав.

При этом бразильцев, рвущихся домой с европейских приисков, мы уважаем. Как же, как же, они ж в Бразилию спешат, где пляжи, пальмы, мулаты в белых брюках. И тотальный дауншифтинг Ривалдо воспринимаем с легким смешком и утаенной от окружающих мыслью «вот бы мне так запросто путешествовать по миру, да за такие деньжищи, да без ответственности»…

Я не следил за февральской эпопеей вокруг возможного аршавинского приезда, поэтому не знаю, хотел ли он в Петербург, просился ли. Допустим, не хотел, и его туда загнали пинками, – сколько в том его вины? Ни грамма. Футболист-контрактник подневолен, где сказали, там и воюет.

Если же Андрей в «Зените» по собственному желанию – это «лайк». Родной клуб дает ему возможность заново найти себя в футболе, Аршавин принимает этот шанс, хотя наверняка мог перебраться в «Куинз Парк», в «Фулхэм», в «Чарльтон», в «Уимблдон», в «Гримблбимблдон», короче, остаться в Лондоне и жить-поживать, в нерастущий ус не дуя. Что в этом дурного лично для вас, дорогой друг? То, что вам не нравятся «Зенит», Аршавин, небо и цветы, а также их разнообразные альянсы, и вы спешите оповестить об этом весь мир? Так вам просто жить не нравится. Причем тут Аршавин.

Переезд с Темзы на Неву – это сейчас идеальный вариант для двух сторон: не разучившийся еще играть футболист (капитан, между прочим, сборной России и до сих пор, между прочим, ведущий ее игрок), если у него получится, поможет родному клубу, от которого только что почти на год отломился ключевой полузащитник. А не получится, не срастется у них союз – летом расстанутся. Житейское дело: пришел человек на старое место работы, а там другой начальник, другие порядки, требования, цели. Как пришел, так и ушел.

Вспомните, кем был Аршавин до «Арсенала». А был он героем чемпионата Европы, героем Кубка УЕФА, лучшим футболистом России

В «Арсенале» ведь тоже, по сути, обыденная история: пропал интерес к работе, перестало получаться на хорошем, доходном месте, где совсем недавно все ладилось и клеилось, а теперь валится из рук, и нет никакого желания просыпаться с утра и ковылять туда, в эту опротивевшую (а ведь еще вчера милую сердцу) контору. Почему так бывает – поди, разберись. Психология. Надоело, устал, стимулов нет, способности иссякли, общий язык проглочен, требований много, начальник балбес, друзья уволились, жена опостылела (а как же? с работы ведь домой жмешь, а там она, зимой и летом одним цветом)… У вас такого не случалось?

Проще простого поддаться шизофреническому зуду правой руки и поставить Аршавину диагноз «синдром собачьего сердца»: встал на задние конечности, начал говорить, устроился на работу – а потом вернулся в обычное состояние. Но прежде надо подумать и вспомнить, кем был Андрей до «Арсенала». А был он героем чемпионата Европы, героем Кубка УЕФА, лучшим футболистом России, и в Англии начинал нереально здорово.

Что с ним потом стряслось, почему произошла деградация и когда ситуация стала непоправимой, со знанием дела могут рассказать лишь сам Аршавин, его жена, его агент и Арсен Венгер, причем желательно именно в этом порядке их и надо спрашивать. Спрашивать, а потом проверять, глядя на Андрея в «Зените». Закончился ли у него ресурс амбиций, устремлений, мечт – что в переходном возрасте из молодости в зрелость случается часто. Исчерпался ли талант, что тоже бывает сплошь и рядом; талант ведь – обычный резервуар, который надо доливать (дистиллированной водой или крепким зельем – это уж исходя из индивидуальных особенностей). Иногда долить неоткуда. Писатель обычно наполняется чтением, покоем, размышлениями, новыми впечатлениями. А что питает талант футболиста? Падение популярности? Новый вызов?

Черта с два вы про него забудете. Не футбол, так политика напомнит. Не она, так реклама

Забвение Аршавину не грозит. Черта с два вы про него забудете. Не футбол, так политика напомнит. Не она, так реклама. На плакатах он еще долго будет самым узнаваемым футболистом страны. Выскочите как-нибудь на минутку за пределы вашего круга туда, где не живут футбольными новостями ежедневно и круглосуточно (а это примерно по 8 человек вокруг каждого из вас), и убедитесь, что в том огромном мире он по-прежнему суперзвезда, а про Широкова, Воронина, Думбию там и слыхом не слыхивали.

Зато у Аршавина есть новый вызов. Для Спаллетти он, как известно, никакая не священная корова. И Спал не станет плясать под дудки на мотив «Люби его таким, какой он есть». Не устроит его Андрей, не подготовится по-человечески – усядется на лавку. Даже если итальянцу это будет стоить дружбы с богами газовой горелки и доступа к зенитовской скатерти-самобранке. Капитан сборной этого не может не понимать.

Да, сборная. Если, собираясь в «Зенит», наш Мальчиш-Плохиш подумал не только о доме, друзьях, банке варенья, корзине печенья, возможности снова блистать и быть любимым, но и том, чтобы получше подготовиться к Евро (мы на самом-то деле не знаем, подумал ли, нам всего лишь этого хочется, вот и додумываем), тогда все разговоры, пересуды, кривотолки в топку и – салют Мальчишу.

С возвращением, Андрей. Хорошо, что приехал. У нас тут тоже играют в футбол, присоединяйся.

Евгений Зырянкин, PROспорт

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы