Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Мария Бутырская: «Со Слуцкой мы не были подругами»

Алексей Шевченко встретился с фигуристкой Марией Бутырской, первой чемпионкой мира из России в женском одиночном катании, и подробно расспросил ее о непростой судьбе, интригах, телевидении, лишних людях, битах и гвоздях, сгоревшей машине, выдуманном долге в 200 тысяч долларов и смешном катании мужа – хоккеиста Вадима Хомицкого.

Мария Бутырская: «Со Слуцкой мы не были подругами»
Мария Бутырская: «Со Слуцкой мы не были подругами»

***

– Если перечитать интервью, когда вы уходили из спорта, то складывается ощущение, что уходили вы очень счастливой.

– Вряд ли.

– Почему?

– Очень сложный шаг. Но я ведь тогда была взрослым человеком. И осознавала, что рано или поздно из спорта уходить придется. Готовила себя к тому, что придется закончить. Но счастье? Счастья не было. Тяжело было.

«Готовила себя к тому, что придется закончить. Но счастье? Счастья не было»

– Тяжело?

– А как вы думаете? Взять и обрубить все, чем ты занималась все это время. Какое уж тут счастье? Ты никогда не выйдешь соревноваться, никогда не будешь первым, никогда люди на тебя не будут смотреть и восхищаться. Надо отдать все другим. А это непросто.

– Но вы тогда еще говорили, что перекатались.

– Да нет, с возрастом все было нормально. Я же в тот год выиграла чемпионат Европы. Пойди-ка, выиграй его.

– Вы до чемпионата Европы говорили, что уже пора.

– Да, возраст уже был приличный, не 15 лет.

***

– У каждого своя история после спорта. Знал человека, который вообще два месяца из дома не выходил. Спал, ел, смотрел телевизор.

– В активности я не потеряла. Тогда еще у меня было очень много предложений. Можно было заниматься вещами, на которые не хватало времени и сил. Да, можно было расслабиться. Не вставать каждый день в девять… Какой в девять… В это время уже тренировка начиналась.

– Долго продолжалось расслабление?

– До тех пор пока не пошла на тренерскую работу. Теперь все по новой. Опять умираю каждый день. То же самое началось. Снова ранний подъем, целый день на льду. Разница в том, что прежде я выкладывалась физически, а сейчас морально.

«После того, как я начала комментировать на НТВ+, мне предложили вести программу на 7ТВ»

– Вы ведь после окончания карьеры какое-то время работали комментатором. Почему не остались? Это прекрасная работа.

– Ой, да для меня это было развлечением. Я была в телецентре, кто-то предложил мне попробовать, а я согласилась. Но никогда к этому не стремилась.

– Не ваше?

– После того, как я начала комментировать на НТВ+, мне предложили вести программу на 7ТВ. Я решила тоже попробовать. Когда канал разорился, особо не переживала. Мне было все равно. Нет программы – и ладно. Идти куда-то дальше не хотелось. Все-таки телевидение и журналистика для меня чужое. Надо быть фанатом дела, а те опыты оставили меня равнодушной.

– Алексей Урманов рассказывал, что вы, сделав свое ледовое шоу, остались должны 200 тысяч долларов.

– Неправда. Я никому ничего не должна.

– Да не сейчас, а на тот момент.

– Просто это все делалось на собственные деньги. Я вкладывала свои средства. За все надо было платить, никто ничего бесплатно делать не собирался.

– И как шоу?

– Очень понравилось. Оно было первым в Москве, все получилось красиво.

– Но заработать на этом нельзя?

– Почему же, зарабатывают. Но я не стала продолжать – слишком тяжело. Кроме того, сразу конкуренты всполошились. В скором времени Илья Авербух, который до этого делал шоу в других городах, вышел в столицу, многое подглядев у меня. А мне так не хотелось спорить по этому поводу, с кем-то снова соперничать. Я-то делала это для себя, для своих друзей. Никогда не считала это бизнесом.

«Сара Хьюз совсем на фигуристку непохожа. Просто совершенно лишняя в этом виде спорта»

– Получается, что, проведя такую блистательную карьеру в фигурном катании, друзей вы там не приобрели?

– Почему? У меня много друзей среди фигуристов. Со многими дружим семьями.

– А были в вашем мире такие фигуристки, которые непонятно что делали в вашем виде спорта?

– Сара Хьюз. Та, которая получила золотую медаль вместо Ирины Слуцкой. Вот совсем на фигуристку непохожа. Просто совершенно лишняя в этом виде спорта.

***

– Вы вот говорите, что не захотели соперничать с Авербухом, но обвинить вас в бесхарактерности нельзя. Вы, например, долгое время судились с федерацией из-за денег.

– Так это другое. Я эти деньги заработала, почему мне надо было их дарить?

– Выиграли суд?

– Проиграла. Именно суд я проиграла. Но деньги мне через два года все-таки вернули.

– Наша федерация – это вообще нечто такое, не очень приятное. Вот так со стороны кажется, что там сплошные интриги, а президент Писеев непотопляем, хотя кого-то другого давно бы уже отправили в отставку.

– Эх… Конечно, в фигурном катании очень много политики. Медалей там разыгрывается мало, и их надо правильно распределить. Есть и много непонятного. Вот взять танцы на льду.

– А что танцы?

– Да их вообще надо запретить. Это не спорт.

– Вы и шесть лет назад так говорили.

– Да потому что до сих пор наблюдать за этим неприятно, противно даже. Да и творятся там совершенно дикие вещи. Кто кого продаст, кто с кем договориться… Ужасный вид. Конечно, федерация лезет и туда, пытается влиять. Но насчет «продажи». Я лично поняла, что если ты будешь сильнее всех, то тебе никто не помешает выиграть первое место. Но только на голову. Хотя помощь со стороны федерации тоже необходимо.

«Танцы вообще надо запретить. Это не спорт»

– Но при вас в России к одиночницам стали относиться иначе?

– Возможно, но мне, заметьте, никто ни в чем не помогал. Вы знаете, что президент федерации был очень недоволен, когда я выиграла чемпионат мира.

– Да ладно вам!

– Правда. Конечно, меня поздравляли, но… Золото – для России это прекрасно, но хотелось, чтобы и свои люди принесли медали.

– Свои?

– Те, кому помогаешь, которых пробиваешь в сборную.

– Непонятно.

– Как объяснить? Свои – это свои. Те, которые тебя всегда подкармливают, создаешь все условия, делаешь одолжения. Не будем называть фамилии, но на моем веку такое было очень часто.

– Не понимаю, как можно не радоваться золотой медали.

– Да легко. Если тебе человек не нравится, то чему тут радоваться? Ситуация была отчасти непрогнозируемой, хотя в тот год я выиграла все соревнования, в которых участвовала. Просто перед самым чемпионом еще думали: получится или нет? А вдруг не выйдет? Не забывайте, что у нас медаль разыгрывается последней, а у России уже было три золота. Конечно, тяжело было.

– Очень сильно влияет гражданство на победу, да? Неважно, что спортсмен Х, а важно, из какой он страны?

– Американцам не очень нравится, когда дают медали русским. Они вкладывают в фигурное катание столько денег и остаются ни с чем. Дележка очень сильная была.

***

– Дорого же вам далась победа на чемпионате мира.

– Очень. Я же к этому всегда стремилась. Знаете, я в детстве всегда говорила, что хочу стать чемпионкой мира и все тут. Для меня не существовало других турниров, в том числе и Олимпиады. Всегда бредила идей выиграть мир. Может быть, если бы ставила целью Олимпийские игры, то и там бы победила.

«Американцам не очень нравится, когда дают медали русским. Они вкладывают в фигурное катание столько денег и остаются ни с чем»

– Вас ведь отчисляли в свое время из фигурного катания, сочтя бесперспективной.

– Было и такое. Хотя там немного другая ситуация была. Просто тренер ко мне относился очень равнодушно. Знаете, тренировка закончилась – прощай. Ты для него просто не существуешь. Мне это очень не нравилось. Не люблю равнодушие. Так со спортсменами нельзя.

– До вас у России не было золота в женском одиночном катании. Почему тот чемпионат стал особенным?

– Потому что мы постепенно подходили к этому. Я была четвертой, третьей. Затем стала первой. Просто не из тех, кто приехал, выиграл, а потом пропал.

– Были такие?

– Полно. Оксана Баюл, Тара Липински. Последняя так вообще пришла, выиграла чемпионат мира, Олимпийские игры и пропала.

– Оксана Баюл – очень колоритный персонаж.

– Ой, мы же подругами были, а потом все прошло. Я бы не хотела про нее рассказывать. Речь о том, что были спортсмены, которым все быстро удавалось, а потом они сходили. Я не из таких. Мне надо было карабкаться, бороться, учиться на своих и чужих ошибках.

– Перед тем чемпионатом мира вы, может быть, накануне необыкновенно легко себя чувствовали. Или наоборот нервничали, как никогда.

– Скорее последнее. Почему-то думала, что если я не выиграю турнир, то, возможно, у меня вообще никогда не будет подобного шанса. Кроме того, понимала, что если не будет победы, то виновата в этом буду я одна. Было все: идеальная форма, идеальная программа, идеальная физическая подготовка. Придраться было не к чему. Смогла. Выстояла.

***

– Знаете, очень потрясла та история между двумя американскими фигуристками, когда одна заказала поломать другую перед стартами. Это характерно для фигурного катания?

– Да нет, не особо. Хотя если в Америке случилось, то и у нас могло быть. Вот, мне кажется, что сейчас такие проблемы не очень актуальны. А раньше – да, было. Битой никого не били, но подточить коньки, подложить гвоздь – это в порядке вещей было. Хотя разве это характерно только для фигурного катания, а не для жизни?

«Вот у меня как-то коньки украли. Прямо накануне стартов. Я знаю, кто это сделал»

– Но речь о фигурном катании.

– Вот у меня как-то коньки украли. Прямо накануне стартов. Я знаю, кто это сделал. Жизнь наказала этого человека, но речь не об этом. Бывает, конечно.

– Вы как в новых коньках выступили?

– Да ужасно. Все было не так. Это же коньки, к ним надо, как минимум, месяц привыкать. Ботинки были теми, но наточили коньки неправильно.

– Провалились?

– Третье место заняла на Играх доброй воли. Был еще случай, когда сожгли мою машину.

– Думаете, тоже из-за фигурного катания?

– Конечно. Целенаправленно следили, ждали момента и бросили бутылку с зажигательной смесью. А на следующий день я должна была катать короткую программу на чемпионате России, который являлся отборочным к Европе и мире. Могут ли быть такие совпадения?

– А вы хоть раз делали нечто подобное. Нет, понятно, машину чужую спалить трудно. Но хотя бы шнурки подрезали?

– Нет. Всегда знала, что все плохое, что ты сделал, рано или поздно вернется. А я этого не хочу.

***

– Вот вы говорите, что сейчас подлости в фигурном катании меньше. Почему?

– Да не знаю даже. Собранными все стали.

«Кризис везде, все шоу обрезали. Их даже практически нет. Они не собирают залы»

– Денег больше стало в фигурном катании?

– Наоборот, меньше. Кризис везде, все шоу обрезали. Их даже практически нет. Они не собирают залы. Но сейчас я и не думаю об этом. Сама-то попала, когда фигурное катание было на пике, а денег там было много. Чего мне расстраиваться?

– У вас было очень интересное противостояние с Ириной Слуцкой. Вы были врагами? Друзьями?

– Ни тем, и не другим. Мы встречались, конечно, на соревнованиях. Здоровались, но не более. Не подруги. Общались, но это все было в рамках обычной вежливости. О своих проблемах друг другу мы не рассказывали.

– В те времена вы не слишком кололи друг друга в интервью. Это правила игры такие были?

– Нет, никто ни о чем не договаривался. Просто так повелось.

– Но можно же было «подточить конек» на расстоянии.

– Да ладно вам, не в этом суть спора. Круто было выиграть на турнире. Это самое лучшее.

– Неужели не было ревности?

– А к чему ревновать? Победы были у обеих. Но я знаю, что Ирина никак не может простить, что я выиграла первый для России чемпионат мира. Она всегда говорит, что непонятно, почему она не попала на тот турнир. Но в этом точно виновата не я.

– А вы что ей не простите?

– Последние Олимпийские игры. Весь год до них я катала программу с оценками 5,8, 5,9. А в Солт-Лейк Сити почему-то получила за нее 5,2. Мне надо было провалить программу, чтобы получить такие оценки, но ведь не было этого. Просто тогда вся федерация боролась за Ирину Слуцкую. Мне потом и Валентин Писеев об этом честно признался. Вся ставка делалась на Слуцкую, ее привезли для победы. Даже говорили так: «Главный претендент на победу Слуцкая, а еще нашу страну будут представлять Бутырская и Волчкова». Это было очень неприятно.

– Почему же так все происходило?

– Говорили, что я не очень удачно отработала предыдущий год. На мои аргументы, дескать, я же стала чемпионкой Европы, ответов не было. Обидело и то, что осталась без поддержки. Этого мне не хватило. Но знаю, что я сильней без всякой поддержки.

***

– Ваш муж Вадим Хомицкий – хоккеист. Вы с ним на лед выходили вместе?

– Да, но я гораздо лучше катаюсь. Он, по сравнению со мной, и не умеет это делать.

«Но, признаюсь, что когда вижу, как муж катается, мне смешно»

– Вот как.

– Да я шучу. Там же совершенно иное требование к катанию. Но, признаюсь, что когда я вижу, как он катается, мне смешно.

– Какой элемент вам не давался?

– Флип. Ненавидела его. Делала, но никогда не любила.

– Сейчас что-то сумеете сделать?

– Только простые элементы. Для более сложных нужна совершенно другая подготовка. Пусть воспитанники теперь исполняют.

– Слава пришла к вам, когда вы стали чемпионкой мира?

– Сейчас меня на улице чаще узнают, чем тогда. Фигурное катание ведь не показывали особо, где нас можно было увидеть. Помню, после турнира привезли нас в Белый дом. Премьер-министр Евгений Примаков вручал награды.

– Без запинки вашу фамилию произнес?

– Но у меня такая фамилия, что о ней все помнят. Но прочитал по бумажке. Никого не знал ни в лицо, ни по именам. Да и ладно. Не в этом счастье.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы