6 мин.

Хозяин снежного дома

Норвежец Андерс Бессеберг уже восемнадцать лет находится у руля Международного союза биатлонистов (IBU). Хотя он довольно поздно начал заниматься биатлоном � с 22 лет � это не помешало сыграть ему важную роль в создании IBU. Во многом благодаря Бессебергу произошел стремительный взлет когда-то совсем неизвестного вида спорта.

В молодости Бессеберг играл в футбол, занимался прыжками с трамплина. Только во время учебы в университете Осло он близко познакомился с биатлоном. В свои 22 года он стал первым в университете, кто параллельно изучал лыжные гонки и стрельбу, а в выпускной год выбрал биатлон в качестве специализации.

Тогда биатлон не был таким, каким мы его привыкли видеть сейчас. «Мы пользовались винтовками крупного калибра. В развитии этого вида спорта были заинтересованы только военные. А между собой конкурировали 10-12 стран», � вспоминает Бессеберг. Окончив университет, он сразу же стал главным тренером сборной Великобритании. «В то время я еще сам активно участвовал в соревнованиях, но все закончилось в 1976 году, когда я встал у руля норвежской команды». Бессеберг даже успел выступить на этапах Кубка мира по лыжным гонкам, но получив новую должность, отказался от дополнительных обязательств.

Через четыре года Бессеберга избрали в технический комитет Международного союза современного пятиборья и биатлона (UIPMB). Вскоре он понял, что «брак по расчету» между этими двумя видами спорта не приведет ни к чему хорошему. «В исполнительном совете было больше представителей современного пятиборья, и фактически никто не занимался развитием биатлона. В конце концов, это совершенно два разных вида спорта. В результате мы никак не могли получить право на резолюцию», � вспоминает Бессеберг.

Но было несколько веских доводов против раскола федерации: «Первоначально президент МОК Хуан Антонио Самаранч хотел заниматься развитием тех видов спорта, которые состояли бы из нескольких дисциплин, то есть современное пятиборье, биатлон, триатлон и так далее. Создавалась единая федерация, которая и становилось членом МОК». Раскол федерации непременно поставил бы под угрозу членство независимой биатлонной организации в МОК, и биатлон мог потерять статус олимпийского вида спорта. Но вскоре Самаранч обратил внимание на издержки работы таких единых федераций и поддержал разделение.

В UIPMB чувствовали приближение революции и нашлись те, кому были не по нраву новшества. Они решили дать больше власти Бессебергу, чтобы хоть как-то остановить раскол федерации: «В 1988 году я был избран первым вице-президентом, а в 1992 году даже стал президентом. На самом деле я даже не выставлял свою кандидатуру, меня избрали вице-президентом напрямую. Моя должность называлась � вице-президент по биатлону. Они считали, что сумеют сохранить позиции, давая биатлону более завидное положение в UIPMB. Я согласился, но сразу дал понять, что я буду поддерживать раскол. В конце концов, я был уверен, что разделение этих видов спорта пойдет на пользу всем».

Это был самый трудный период в карьере Бессеберга, и ему пришлось принимать много жестких решений. Он попросил освободить его с поста вице-президента, чтобы продолжить работу, которая шла вразрез с интересами UIPMB. Бессеберг остался верен себе даже когда его выбрали президентом в 1992 году. «Я всегда был честным и говорил, что работаю на отделение биатлона. Думаю, многие надеялись, что я буду развивать эти два вида спорта параллельно. Но это совершенно разные дисциплины, у которых не было общего будущего. Думаю, что сейчас все рады тому, что нам удалось добиться дробления. Это стало основой для всех последующих событий», � отмечает Бессеберг.

В 1993 году с помощью Клауса Шормана, который сейчас по-прежнему руководит Международным союзом современного пятиборья (UIPM), им удалось собрать необходимые две трети голосов в пользу независимой федерации биатлона. Бессеберг добился своей цели, но для реализации последующих важных шагов нужно было преодолеть еще несколько препятствий. Через несколько месяцев должен был пройти конгресс в преддверии Олимпийских игр-1994 в Лиллехаммере, на котором UIPM по-прежнему числился как член МОК, а недавно образовавшемуся Международному союзу биатлонистов (IBU) только предстояло подать заявку на членство. Благодаря Самаранчу, вспоминает Бессеберг, все это стало «не более, чем формальностью».

Реклама 18+

Ему удалось быстро заложить основу для дальнейшего успеха. «Важным шагом стало заключение нашего первого телевизионного контракта с Европейским вещательным союзом (EBU). Нам удалось подобрать ключ к закрытой двери», � считает норвежец. Благодаря телевизионному контракту молодая федерация совершила еще несколько удачных маркетинговых сделок. В то же время телевизор позволял охватывать широкую аудиторию, и биатлон стал быстро прибавлять в популярности.

На первых порах основателям приходилось совмещать несколько должностей. Бессеберг вспоминает: «Мы быстро задействовали и нашего секретаря, и других штатных сотрудников. Не только вице-президент по финансам занимался сделками, но и я проработал несколько контрактов. Вице-президент по спорту отчасти выполнял функции директора турниров и участвовал в организации гонок. Это только сейчас мы пришли к надлежащему управлению, что заняло 18 лет».

Невероятные темпы развития событий удивили Бессеберга: «Темпы и характер развития биатлона были настолько невероятными, что теперь мы столкнулись с рядом проблем. Например, у нас слишком много спортсменов стартует в гонках на этапах Кубка мира и Кубка IBU». Бессеберг объясняет, что сейчас в IBU рассматривается вопрос о справедливом сокращении числа участников. Он уверен, что решение будет найдено: «Мы разработали ряд проектов и будем следить за их исполнением в ближайшие четыре года. Думаю, что нам нужно внести некоторые изменения в бюджет для дальнейшего развития Кубка IBU. Надо заручиться государственной поддержкой и увеличить призовой фонд этих соревнований». Бессеберг также планирует организовать региональные турниры для молодежи и юниоров, чтобы активно поддерживать молодые таланты.

Еще одной важной темой будущего является дальнейшее совершенствование формата гонок. Действительно, появление в календаре пасьютов и масс-стартов было большим успехом, но в IBU не собираются почивать на лаврах � даже если в настоящее время нет необходимости в создании новых форматов: «Думаю, у смешанной эстафеты есть будущее, и мы должны стараться, чтобы эта дисциплина появилась в программе Олимпийских игр-2014 в Сочи. Еще есть одна идея развивать направление, когда женщина и мужчина выступают в одной команде, как в Рождественской гонке».

Бессеберг по-прежнему ратует за конкуренцию в биатлоне и надеется увидеть борьбу многих стран за медали. Трудно поверить, что этот человек, отдавший сердце биатлону больше сорока лет назад, работает на общественных началах. «У меня есть ферма в Норвегии. Там я работаю в свободное от командировок время. Мне нравится осенью ходить на охоту, а летом играть в гольф». Конечно, он продолжает заботиться о новом поколении норвежских биатлонных звезд: «У меня есть восьмилетний внук, с которым мы, когда позволяет время, катаемся на лыжах и заглядываем на стрельбище». Тем не менее, он участвует в подготовке: «Я просто отвожу его на тренировки. Я научился не вмешиваться, когда кто-то другой находится у руля».

Фото и текст: официальный журнал IBU.