android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Вальдемарас Хомичюс: «Иногда хочется выдать всем игрокам по лопате и заставить копать»

Литовский специалист не стал ждать у Волги погоды и перед чемпионатом мира стал главным тренером «Триумфа». В интервью Sports.ru Вальдемарас Хомичюс рассказал о двух проектах разного масштаба, единственном легионере, трех неугодных казанцах и силе характера.

Про конференцию

Нужно открыть читателям маленький секрет – совсем скоро на Sports.ru появится конференция Вальдемараса Хомичюса. Именно с этой темы мы и начали наш разговор с тренером «Триумфа». Кожаные кресла, запах кофе и пронзительный взгляд литовца прилагаются.

– Как вам пришла в голову такая затея? Много свободного времени?

– В первую очередь я хочу, чтобы люди поняли, что баскетбол – это очень красиво. Моя цель – рассказать о самой сути игры. За что мы любим эту игру? Почему играем и смотрим, если команда не всегда побеждает? Эта конференция для тех, кто по-настоящему живет игрой.

– Пользователи на сайте разные – могут спросить все, что угодно. Начиная от детских страхов и заканчивая тем, на каком автомобиле вы ездите.

– Боязни перед такими вопросами нет. Одно могу сказать точно: на глупые вопросы отвечать не собираюсь. Могу отшутиться или сказать, что это мое личное дело.

Про долгосрочный проект

– Ваш основной проект на этот год – баскетбольная команда «Триумф». Скажите, «Триумф» – это долгоиграющий проект? Или перспективы команды рассчитаны на короткое время и нужно форсировать события?

– Смотрите сами. Варнаков – 18 лет, Спиридонов – 20 лет, Сыроватко – 22 года, Карасев – 16 лет, Нестеров – 22 года, Одинцов – 20 лет, Валиев – 20 лет, Матеюнас – 22 года. И только двое-трое из них поиграли немного на уровне суперлиги. Вяльцев, Трушкин, Лиходей, Варламов, Андерсон – эта наша основная обойма, на которой лежит ответственность за результат, но игроки всегда должны знать, что для меня важно видеть огонь, их заряженность на борьбу, а победы обязательно придут. Еще раз оговорюсь, «Триумф» – долгосрочный проект.

– Вы не раз отмечали, что любите работать с молодыми игроками, но ведь помимо очевидных плюсов, есть и противопоказания – нарушение у игрока системы ценностей после первых успехов, неоправданные амбиции. Как вы с этим справляетесь?

– Абсолютно нормально. У меня есть достаточно аргументов и примеров, которые я могу привести, чтобы справиться с проблемами подобного рода.

«Если бы  у моих игроков в УНИКСе была такая же самоотдача, какая есть в «Триумфе», мы бы играли в финале с ЦСКА на равных»

– Часто бывает, что игроки «закрываются», появляются бунтари, которые провоцируют внутреннюю революцию в команде.

– Вы знаете, здесь очень важно быть терпеливым, и нужно заботиться о своих игроках. Конечно, есть люди, которые сразу отрицательно воспринимают действительность. С ними надо расставаться. Заставлять никогда не буду. Я убежден, что каждый сам решает, сколько бросков ему нужно выполнить на тренировке и как провести выходные.

– Капитаном команды на предсезонные турниры и товарищеские игры был назначен Егор Вяльцев, игрок, который не отличается стабильностью. Чья это инициатива?

– Я знаю Егора со времен «Урал-Грейта». В 2003 году нам приходилось тяжело – в составе было много молодых игроков, но, несмотря на это, у команды не было «души», не было скорости, азарта. Все были какие-то потухшие. И когда мы играли с Самарой, я видел, что в волжской команде есть баскетболист, который «горит». Конечно, у него не все получалось, но было большое желание, и я попросил, чтобы Вяльцева взяли к нам в команду. Его неопытность абсолютно не помешала – в тот момент он нам очень помог. Мы попали в восьмерку, что на том этапе можно было считать очень хорошим результатом. Егор Вяльцев полностью заслужил быть капитаном нашей команды – это мнение и тренерского штаба, и всех игроков.

– Вы на самом деле считаете, что в этом составе команда может выступить не хуже, чем в прошлом году? Андерсон вместо Раша, выстрелят новички, подтянется вторая команда?

– Послушайте, мы стремимся к этому. Конечно, хотим выступить не хуже, но просто говорить об этом – самое простое. Могу, например, сказать, что мы чемпионами станем. Ну а что будет дальше? Сейчас мы много работаем, есть проблема, связанная с нехваткой опыта, и парням приходится очень тяжело. Они играли в других командах, к тому же не забывайте, что молодежный и взрослый баскетбол – это совершенно разные вещи. И даже те игроки, которые у нас являются опытными, они далеко не «звезды».

– В связи с этим интересна роль Андерсона в команде. Как вы его выбирали? Это был поиск игрока на позицию, или брали конкретно Джермейна Андерсона?

– Ушли Раш и Сергеев, тем самым оставив на позиции первого номера большую дыру. Матеюнас и Карасев – это все же игроки на перспективу. И поэтому мы искали защитника определенного стиля, именно организатора, который может управлять командой. Разыгрывающий с 2004 года играет в сборной команде Канады, отлично организовывает позиционную игру и может забить при первой возможности. Он очень послушный игрок. Джермейн совсем недавно присоединился к нам, и у него еще не все получается – молодые партнеры неопытны и от этого непредсказуемы, но Андерсон профессионал. Еще пара тренировок, и мы увидим того самого разыгрывающего, который выдал несколько отменных матчей на чемпионате мира в Турции.

– Если совсем скоро вам предстоит решать, для кого рисовать комбинацию, за счет которой нужно будет выигрывать матч, кого вы выберете, Вяльцева или Андерсона?

– Все зависит от хода игры. Вяльцев может «загореться» и реализовать несколько бросков подряд – тогда именно он будет завершать последнюю атаку. Андерсон, в свою очередь, может удачно выбросить мяч из-за боковой. Но, повторюсь, все зависит от конкретного эпизода.

Про селекцию и броски

– Бюджет команды не позволяет иметь много легионеров. Но давайте пофантазируем. Если бы у вас была возможность добавить в свою команду игрока из ПБЛ, вне зависимости от того, легионер он или нет, кого бы вы выбрали?

– Ой, я вам столько имен могу назвать! Но вообще, нам очень нужен пятый номер, играющий в силовой манере. Сейчас бы я взял Cашу Кауна. Он добавит команде жесткости под кольцом, будет собирать подборы в нападении. У наших молодых игроков появится больше свободы и возможностей для того, чтобы проявить себя.

– Вот скажите, почему в Литве все нормально, а у нас (смотрю по фамилиям) Левтер…

– Левтер месяц не тренировался. И он только пытается набрать оптимальные кондиции.

«Кто-то хочет сразу стать чемпионом. Так они и сидят на лавках перспективные… Перспективные до конца карьеры»

– Я просто веду к тому, что у нас каждый раз пропадает поколение. Тот же Левтер, Шабалкин, Лиходей, Вяльцев…Они выигрывают чемпионаты на молодежном уровне, а потом с ними что–то случается. Во взрослом баскетболе эти парни теряются.

– Я считаю, что в первую очередь, это зависит от планов клуба. Потому что у каждой команды есть определенные цели. Кто-то хочет сразу стать чемпионом, и конечно, в таких клубах у молодых нет шансов показать себя. Так они и сидят на лавках перспективные… Перспективные до конца карьеры. Они просто не получают игрового времени. Некоторым мешает характер, считают, что всего уже достигли и тренироваться больше не надо. И если тренер не выпускает такого игрока на площадку, то он начинает показывать свои амбиции, еще больше сопротивляться.

– На данном этапе вы видите для себя, как для тренера, опасных игроков? Тех, которые потенциально несут угрозу для коллектива?

– Нет, таких нет. «Триумф» уже много лет работает на селекцию. Собирает одну команду молодую, потому другую. Плюс кадеты, плюс молодежка. И все ребята по-своему одаренные. Кто-то физически сильный, у кого-то хороший бросок. И сейчас в команде эти таланты нужно объединить, собрать их в единое целое.

– Вы заговорили о броске. Не просто переключать тумблер «сборная Литвы – суровая российская действительность»?

– Честно? Очень трудно. Если месяц работаешь со сборной, то возникают проблемы, когда переключаешься на клуб. Например, в прошлом году у меня были в Казани хорошие игроки, но не все из них отдавались до конца. Если бы у моих игроков в УНИКСе была такая же самоотдача, какая есть в «Триумфе», мы бы играли в финале с ЦСКА на равных.

– Наверно, очень тяжело смотреть на то, как промахивается игрок, которого вывели на свободный бросок?

– Конечно, тяжело. Но я считаю, что нельзя во время матча запрещать игроку бросать по кольцу – мы ведь играем в баскетбол. И нельзя заменять игрока, если он промахнулся один-два раза, но после игры нужно сделать так, чтобы он пришел в зал и тренировался. Ведь ему доверяет тренер, а он, промахиваясь, не оправдывает это доверие. И он должен это осознать сам, и тренироваться, чтобы стать лучше.

Но если игрок, которому 20 лет, во время тренировки по желанию спит дома, а не приходит бросать, то о чем тут можно говорить? Он придет на общую тренировку, вместе со всей командой побросает 30-40 бросков, и что это ему даст?

Например, будучи игроком, я каждый день приходил в зал с шести утра и тренировался до полвосьмого. Потом в восемь завтракал и шел на общую тренировку с командой. Вечером у меня была еще одно занятие с четырех до семи вчера, а потом с десяти до полдвенадцатого я опять бросал один, в зале. В день у меня получалось минимум 600-700 бросков. А вся остальная команда делала 100 бросков, а то и меньше. Теперь представьте, какая разница между игроками, которые работают отдельно над своим броском, и остальными.

«В УНИКСе мне оставили те же деньги, и контракт продолжал действовать. Единственное, что я не знал – кем я буду в клубе»

– У Валерия Лиходея есть свой блог, да и другие игроки вашей команды – публичные люди. Какой вы можете дать им совет?

– Главное – не обвинять своих партнеров в поражении. Когда я сам играл, то рассчитывал только на себя. Не сваливал ответственность на партнеров. В первую очередь, я буду думать над тем, где я сделал что-то не так. До сих пор помню, как после поражений переживал целую ночь и следующий день, пока на тренировке не придумывал что-то новое, не вспоминал эпизоды, где я мог сыграть лучше и как именно я мог это сделать. Игроки, прежде всего, должны обладать внутренней культурой – нужно уметь брать вину на себя.

Про неопределенность

– Давайте отмотаем время назад. Вы не раз говорили, что хотели бы продолжить работу в УНИКСе, но сейчас вы возглавляете другой клуб. В Казани вам указали на дверь?

– Я скажу только одно – мне оставили те же деньги, и контракт продолжал действовать. Единственное, что я не знал – кем я буду в клубе. Близился сезон, а я не знал, какую работу мне предстоит делать. Из-за этой неопределенности и пришлось уйти.

– Не обидно?

– Нет, но мне хотелось расти с командой дальше. Да, мы не стали чемпионами России и уступили в финалах Кубка страны и Лиги ВТБ, но мы обыгрывали ЦСКА и уже в следующем году были готовы стать еще лучше. Скажу честно, мне не нравились три игрока, которых я хотел бы заменить на более молодых, перспективных, у которых бы горели глаза.

– Среди трех неугодных был Марко Попович?

– Нет, ни к Лончару, ни к Поповичу, ни к Лампе у меня не было претензий. Эти игроки работали на команду и стремились побеждать в каждом матче.

Про характер

– В «Триумфе» нет «звезд», но это команда, которая на протяжении нескольких сезонов славилась именно своим характером. Будете побеждать  именно за счет него? Больше никаких козырей у «Триумфа» в предстоящем сезоне не будет?

«Никакой драки там не было. Лиходей не выдержал, замахнулся на своего соперника и получил в ответ удар в нос»

– Характер проявляется в тяжелых тренировках. Вот я, например, при всем своем характере не смогу сейчас пробежать три километра, даже если очень захочу. Но если буду готовиться к этому, то у меня будет шанс. Такая же ситуация и с нашей командой.

И если сейчас мы сможем подготовиться так, как мы хотим, тогда мы сможем показать и характер, и технику, и тактику. Но без подготовки на одном характере мы ничего не сможем.

– Расскажите что-нибудь о последних новостях из «Триумфа». Не хочется затрагивать драку с «БК Киев»…

– Да никакой драки там не было. Такое случается очень часто. Просто, когда Лиходей брал мяч, его раз за разом сильно били, но судьи замешкались, а Лиходей не выдержал и замахнулся на своего соперника и получил в ответ удар в нос. Скамейка кинулась на защиту – рядовой эпизод, но сама стычка произошла только между двумя игроками, не нужно раздувать из этого массовую драку. Матч мы заканчивали вдвоем, и, несмотря на это, даже выиграли заключительную четверть.

– Вальдемарас, вам важно быть главным тренером?

– Нет. Главное – иметь фронт работы, за который я буду нести ответственность. Я шесть лет работал в «Урал-Грейте» на должности старшего тренера. У нас с Беловым не было никаких проблем. Ко мне прислушивались, я был нужен той команде.

– О том, что вы тренер-демократ известно всем. Никогда не хотелось выстроить всех игроков в шеренгу и к каждому подойти с ультиматумом – пригрозить, накричать, заставить работать на площадке?

– Иногда очень хочется, чтобы у игроков было понимание и желание. Именно эти два компонента приводят к совершенству. Если заставляешь игрока тренироваться, то он, конечно, все сделает, но это не будет отдача на сто процентов. Бывает, что игроки не делают того, что им говоришь, или начинают делать что-то еще. Вот именно в такие моменты хочется выдать всем игрокам по лопате и заставить копать траншею или отправить всех на завод, чтобы они простояли всю смену у станка и почувствовали разницу.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы