Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Андрей Широков: «Мама не разрешает мне требовать миллион с многодетного отца Соловьева»

    Андрей Широков – участник сразу двух громких судебных дел в российском баскетболе. О судах, судьях, легионерах – в интервью генерального директора лиги ВТБ на Sports.ru.

    Супермозг против многодетного отца

    - За что вы решили подать в суд на Соловьева?

    – Вообще эти суды мне особенно не интересны – занимается этим адвокат. Если честно, я в это не лезу и не интересуюсь. В сентябре была передача, мы собрали документы и подали в суд в ноябре.Я, честно говоря, вспомнил о том, что мы судимся и по какому вопросу, когда увидел комментарии адвоката Соловьева в СМИ.

    Единственное, что хочу сказать: хотел бы сказать спасибо Соловьеву за внимание к моей персоне, за то, что он делает про меня передачи. Все, что идет от него, создает мне образ супертопменеджера, очень талантливого, умного, пользующегося уважением. Я очень благодарен ему за все, а в суд я подал за маленькую неточность, принципиальную для меня. В его программе был посыл, что я трачу деньги лиги на проекты с лигой не связанные, в частности на хвалебные материалы в СМИ о Президенте РФБ Юлии Аникеевой.

    Кстати, я вообще Соловьева не знаю, ни разу не видел, а он мне столько внимания уделяет. Однако, судя по отзывам, я предстаю в очень выгодном свете.

    - Чего вы добиваетесь этим – вы пытаетесь получить с него денег или показать другим журналистам, что с вами не стоит связываться?

    – Я очень тепло отношусь к журналистам. А Соловьев – это не журналист, а пиарщик. Здесь другое дело.

    У меня к этому такое отношение: выиграю я – ну прекрасно, не выиграю – ничего страшного.

    А по поводу денег. Я тут понял, что Соловьев – кумир женщин старше 65. Даже моя мама, прочитав в газетах, что он многодетный отец, отчитала меня за то, что я подал в суд на него на миллион. Я посоветовался с адвокатом, и мы решили, что на суде мы понизим сумму иска, сделаем ее чисто символической. Я, конечно, не могу требовать денег с многодетного отца. Мне совесть не позволяет. Тем более, мне мама не разрешает.

    - Как вам вообще такая мысль пришла в голову? Вот, например, появился план по снятию Красненкова за вашим авторством

    – Вот этот бред я вообще не хочу комментировать. Могу еще сказать, что у меня в столе лежит план захвата Африки, который я тоже написал на бланке лиги ВТБ. Я читаю про себя столько всего интересного, что сам удивляюсь, какой же я супермозг и как удачно все спланировал. Плюс я знаю этот рынок и знаю, что большинство публикаций, которые меня задевают, размещены чуть ли не через рекламное агентство. А здесь человек в авторской передаче сказал вещи, задевающие мою честь и достоинство.

    - Вы понимаете, что эта история бьет по имиджу лиги, который и так не особенно идеальный…

    – То, что имидж не идеальный, это исключительно ваше мнение. А вообще суд не касается лиги.

    - То есть вы решили проучить Соловьева, потому что у вас личная антипатия?

    – Да не хочу я его ничему учить. Я вообще не занимаюсь этим судом и собираюсь сократить сумму иска. Никаким размещением материалов я не занимался, и только это я хочу доказать: деньги лиги я трачу только на нужды лиги.

    - Стоп, а продвижение Аникеевой – это разве не нужды лиги?

    – Нет.

    - Вам не кажется, что в российском баскетболе слишком много судебных процессов?

    – Кажется. Суть вопроса в чем: это мой личный вопрос, касающийся моей профессиональной деятельности. Я никогда ничего не комментировал и полностью этот вопрос отделил от вопросов лиги. Лига никак не задействована. Та сторона хочет этот вопрос раздуть. Ну пожалуйста.

    - То есть вы не считаете, что этот суд и множество других судов затрагивают репутацию лиги?

    Суды, которые есть в РФБ, точно никаким боком нас не касаются…

    - Но для всех это одна история. Плюс Воропаев против вас.

    – Да это только для вас. Никто больше так не считает.

    Посещаемость, телевидение

    - Многие уважаемые люди характеризуют ситуацию в российском баскетболе как бардак. Как вы сами ее оцениваете?

    – Считаю, что лига развивается хорошо и позитивно. Никакого бардака нету. Все очень четко и хорошо работает. Все остальное – не моя зона ответственности.

    - В прошлом году была не очень хорошая посещаемость. В этом стало еще хуже. Вы с чем это связываете?

    – Средняя посещаемость осталась примерно такой же, как в прошлом сезоне. Уверен, что к концу сезона она вырастет, и мы выйдем на нормальные цифры.

    - А как насчет проблем с интернет-трансляциями. На днях «слетела» игра «Красные Крылья» – «Красный Октябрь».

    – Тут надо смотреть по-другому. То, что у нас есть трансляции всех матчей, это уже большой прорыв. Что касается трансляций, которые «слетают» – это частные вопросы, касающиеся в первую очередь проблем с интернетом и техническим оборудованием на определенных аренах. Мы в этом направлении работаем. Постоянно общаемся с нашими партнерами, с клубами. В отдельных случаях, не скрою, приходится прибегать к штрафным санкциям. Кстати, отмечу, что в нынешнем сезоне абсолютное большинство трансляций в интернете проходит в хорошем качестве. Да, есть несколько клубов, у которых еще есть проблемы с этим. Дело в том, что сама технология заключается в том, что трансляция в интернет идет непосредственно с арены. Ее единственное решение – брать телевизионный сигнал со спутника. Но, к сожалению, нам пока не хватает бюджета, чтобы покрыть эти затраты. Если пойдет увеличение продаж на третьи страны, это нам удастся.

    - А вы не считаете, что это вообще самое важное?

    – Если говорить по поводу телевидения, самое главное – мы выходим по открытому доступному каналу. Топовые матчи в России мы закрываем в идеальном качестве.

    Вторая ступень – это охватить трансляции всех матчей. Очень малое число лиг закрывает трансляции всех матчей. Это просто следующий этап развития, чисто рабочий вопрос. К тому же технические возможности компаний, предлагающих услуги по снятию телевизионного сигнала со спутника, не позволяют закрыть все параллельные матчи: если идет три игры – это реально, но больше они не в состоянии сделать. Но вообще это не сверхъестественно проблемный вопрос: когда такие проблемы возникают, они выносятся на директорат, и за полсезона таких случаев было 6-7 матчей, на которых были проблемы с трансляциями. Это вполне допустимо.

    Говоря о трансляциях наших матчей на сайте лиги, необходимо отметить положительную динамику. Согласно статистическим цифрам от нашего партнера, на платформе которого мы показываем игры, трафик просмотра по сравнению с прошлым сезоном увеличился вдвое. Причем, речь идет о так называемых единовременных просмотрах – когда болельщики именно смотрят трансляции, а не заходят эпизодически взглянуть на счет. В плей-офф этот трафик должен увеличиться еще в несколько раз.

    - Считаете ли вы, что комментаторы, появляющиеся на России-2в отсутствие Скворцова, действительное способствуют продвижению лиги?

    – Я считаю Скворцова самым профессиональным комментатором. Не хочу говорить про кого-то плохого, но все остальные комментаторы должны равняться на него и подтягивать свой уровень. Я понимаю ваш посыл и разделяю общее мнение. Наверное, в этом направлении стоит поработать, хотя это совсем другой огород.

    - Есть еще передача про лигу ВТБ «Вид сверху», которая существует на деньги нескольких клубов – не на деньги всех клубов и не на деньги лиги. Вам не кажется странным этот момент?

    – Я не в курсе, на какие деньги она существует. Это, наверное, вопрос к Никите Загдаю. Я не раз говорил Никите, что он подвижник баскетбола, искренний человек, который двигает баскетбол. Когда у нас есть возможности его поддержать, мы всегда это делаем. Поэтому мы даем ему возможность использовать сюжеты, которые сделаны для нашего проекта Единая Лига ТВ.

    Единственное – я бы не сказал, что это программа про лигу ВТБ. Мы с ним все время ругаемся – нам кажется, что наша лига там не особенно присутствует. Он это обычно объясняет тем, что сюжеты построены на основе игр.

    Судьи

    - Вы вот говорите, что «слетают» трансляции лишь некоторых матчей, но почему-то так получилось, что не показывали «Красные Крылья» – «Красный Октябрь», самую скандальную пару в первом круге и матч по сути за выход в плей-офф, насчет «чистоты» которого у многих были сомнения…

    – Та игра действительно была довольно скандальная, но после нее было рассмотрение просмотровой комиссии, которая не обнаружила в действиях судей тенденциозности. Просто судейство было признано ниже должного уровня.

    Мы ответственно подошли к этой встрече: главным был поставлен судья-иностранец, из российских арбитров добавили Путенко, судью уровня Евролиги.

    Герасименко вчера к нам приезжал с нарезкой моментов. Я всегда всем говорю одно и то же: вы можете сколько угодно говорить, формализуйте ситуацию – пишите письмо или на разбор в просмотровую комиссию, или с указанием моментов, на которые вы имеете претензию. Будет письмо, будет разбор этой игры. Такие случаи – рядовые, мы просто стараемся их не выносить. В этом году таких матчей было пять-шесть, из них две я сам попросил рассмотреть: по этим обращениям не было выявлено тенденциозного судейства, но в некоторых отмечено судейство ниже уровня лиги, и помимо двух судей после матча в Волгограде четырех судей отстранили на месяц от работы. У нас идет очень жесткая борьба за чистоту судейства. Считаю, что мы в этом направлении добились максимума.

    - Смотрите, вы вот так красиво рассказываете, но со стороны это выглядит странно. Возникает скандальная ситуация, и вы ее замалчиваете…

    – Я смотрю на это так: судьи – обслуживающий персонал, такой же, как мы. Мы не выносим же на публику, кого мы штрафуем в офисе. Если ситуация попадает в публичную плоскость, мы даем решение по ней в СМИ, если нет – то мы этого не делаем, просто рассылаем решение в два клуба, судьям и по итогам сезона рассылаем все решения всем клубам.

    - Расскажите тогда, чем же все-таки закончилась история с матчем «Енисей» – УНИКС?

    – Технический фол тренеру признан чрезмерным, хотя по букве закона обоснованным: до этого тренер был предупрежден. Ошибки совершались в обе стороны, дисбаланса нет. Мы все сошлись на мнении, что технический, который дал Круг, не соответствует духу игру, но формально он мог дать этот фол. Наказание судей по этому вопросу невозможно, но мы дали рекомендации судейскому департаменту провести разъяснительную работу по этому вопросу. Была, по-моему, лишь одна санкция – в адрес местного шоумена, который сильно разжигал страсти на трибунах по поводу решения судей.

    Потом была еще одна игра – «Енисей» – «Спартак» – после которой было обращение от «Спартака». Просмотровая комиссия не обнаружила какой-либо тенденциозности в этом матче, однако качество самого судейства было признано ниже среднего уровня, и все трое арбитров на месяц отстранены от обслуживания игр.

    - Просто вы еще раз показываете, что играете не для зрителей, а для владельцев клубов. В НБА лига объявляет об ошибках судей и санкциях в тот же день или на следующий день, потому что это становится публичным вопросом.

    – Безусловно, мы рассмотрим вопрос об объявлениивсех решений директората по судейским и дисциплинарным вопросам по примеру НБА. Тут нужно понимать и нашу специфику: к сожалению, многие люди злопамятные, и ошибка может повлечь негативное развитие – судья начнет дергаться, кто-то будет более пристально за ним следить. Я за то, чтобы все решения вывешивались на сайте, но мне не хотелось бы, чтобы судейскому вопросу уделялось сверхпристальное внимание.

    Лимит на легионеров

    - Еще одна история про «непрозрачность» лиги. Перед сезоном клубы не разобрались с допустимым количеством легионеров: у УНИКСа оказалось их восемь, ЦСКА и «Локомотив» разволновались по этому поводу. Вам не кажется, что так не должно быть?

    – В лиге ВТБ есть четкое правило: в заявке на игру должно быть шесть игроков своей национальности. После получения прав на проведения чемпионата России – в заявке может быть семь иностранных игроков. И все это правило соблюдают.

    Какое отношение это имеет к лиге? Клубы во всем прекрасно разбираются. Правило ни разу не было нарушено. То, что УНИКС имеет восемь игроков в Еврокубке, к лиге не имеет никакого отношения. У нас есть свой регламент: он не нарушается. Я всем клубам предложил: если эта ситуация как-то коробит, пришлите официальный запрос, проведем совет или совещание российских клубов, мы его обсудим. Ни одного обращения.

    Ну нашел один клуб лазейку. Если она смущает другие клубы, то просто нужно принять какие-то изменения после сезона.

    - Вы не считаете, что видоизменение лимита на легионеров стало ошибкой?

    – Абсолютно нет.

    - По-вашему, падение интереса к лиге с этим не связано?

    – Падения интереса к лиге нет.

    Уверен, что лимит, который есть на сегодняшний день, адекватен. Те игроки, которые соответствуют уровню лиги и у которых в игре есть четкое соответствие «цена/качество» (Фридзон, Каун, Хряпа, Моня), спокойно выступают. Все осталось, как и раньше. Есть общеевропейская тенденция – повышенное количество американцев в командах. Ответ простой: эта ситуация, которую регулирует рынок. Американские игроки работают на понижение рынка: они хорошо обучены и приезжают играть на маленькие деньги. Когда в лиге, за исключением четырех клубов, все остальные бюджеты примерно равны и не очень велики, то большое количество американцев здесь логично. Что с этим делать дальше, надо думать.

    Вот сейчас мы пытаемся помогать, делать так, чтобы молодой игрок, сидящий на скамейке, был отдан в аренду в команду, где бы он проводил по 20-30 минут на площадке. Но это такая точечная индивидуальная работа. Меня, например, один президент попросил договориться с другим об аренде молодого игрока, который не получает времени. Тот мне говорит: «Да, мне очень нравится этот игрок, я бы очень хотел его разыграть. Но он у нас в заявке 12-й игрок и 6-й россиянин, и из-за вашего лимита нам надо искать кого-то другого русского на это место, что проблематично.

    Считаю, что очень положительный пример с нынешним лимитом – Антон Понкрашов. Он сидел на лавке в прошлом сезоне, в итоге сменил клуб и играет теперь по 30 минут, в последнем матче вообще набрал 32 очка и был признан MVP тура. Просто игроки и их агенты должны понять, что ситуация меняется: ты можешь сидеть за миллион на лавке или понизить свои финансовые амбиции и перейти в другой клуб, где ты будешь побольше играть.

    По УНИКСу тоже нужно сказать: определенные игровые проблемы в последние годы были связаны с тем, что в клубе не было хороших российских игроков, потому что Богачев никогда не переплачивает. Он никому не платит больше, чем они стоят. У него такая политика. Сейчас ситуация такая, что в этом году казанцы чрезвычайно конкурентоспособны. Поэтому я вижу позитив по многим позициям: во-первых, мы придем к нормальному рыночному соответствию «цена/качество», во-вторых, игроки поймут, что можно пойти на немного меньшие деньги в другие клубы. В-третьих, есть тенденция к снижению бюджетов клубов, особенно российских. Мы предсказывали это, и потому пошли на такое решение – сделать ситуацию в клубах более стабильной.

    Понятно, что вообще убирать лимит нельзя. Тогда не будет никакого переходного периода – все наберут себе по 10 американцев. Нынешняя ситуация сохраняет баланс сил и представляется оптимальной.

    Воропаев и «Фабрика звезд»

    - Вы не пожалели о том, что выбрали Юлию Аникеевой в качестве кандидата в президенты?

    – Да, я действительно на выборах активно поддерживал Аникееву. Но с момента выборов я не имею никакого отношения к управлению РФБ, вообще никакого, не участвую в работе или в принятии решений. В РФБ есть команда, которая всем там управляет.

    - Почему вы тогда так чувствительны к ситуациям, которые касаются РФБ? Например, уход Воропаева.

    – Наверное, мне никто не поверит, но я вообще толком не знаю, кто такой Воропаев.

    - Вы его не знаете, но, тем не менее, вы его емко охарактеризовали…

    – Я помню, что я его где-то критиковал, но не помню, где, кому и как. Если хоть что-то, что я сказал про Воропаева, кого-то покоробило, я перед всеми достойными людьми хочу за это извиниться. Я совершенно не помню, что я про него говорил, но мне постоянно пытаются напомнить, и сам этот человек в прессе себя называет так, как я якобы его называл, и дает трактовки. Если это как-то задевает его родителей, то я тоже хотел бы извиниться перед его родителями.

    Вообще я Воропаева в своей жизни видел раза три. И вот я смотрел на него, и вспомнились мне персонажи из передачи «Фабрика звезд», которых непонятно откуда взяли, посадили в телевизор, потом через месяц из телевизора убрали, и они до конца жизни ходят к психоаналитику и последние деньги готовы отдать за интервью с самим собой. Пожелал бы Воропаеву, чтобы он эту судьбу не повторил.

    Мне даже не интересно, выиграю я эти процессы или нет. Если выиграю, мне придется платить еще и бонусы адвокату, а я на мели сейчас.

    - Вы вот уклоняетесь от ответа. Не понятно, чем была вызвана такая вспышка агрессии с вашей стороны.

    – В принципе, я когда-то критиковал его, но ничего уже не помню.

    - Это было на сайте «Спорт-Экспресса».

    – Нету этого.

    - Сейчас нету, потому что вы все удалили.

    – Я уже все сказал по этому поводу. Даже извинился.

    - Хорошо. Поведение Ватутина на выборной конференции вас тоже очень возмутило.

    – Да не было такого. Да, я поддерживал Аникееву, он – Абросимову. Это нормальная рабочая ситуация. В идеале нужно было бы забыть уже обо всем этом. Если кто-то думает, что я испытываю удовольствие от того, что было потом – то это не так.

    - Вам не кажется, что вы – как тот, кто знает Ватутина и связан с командой в РФБ – именно тот человек, который мог бы предотвратить войну в российском баскетболе?

    – Если бы мог бы, то уже бы сделал. Борьба ради борьбы – это не мой метод. Если была бы какая-то возможность, то я бы так и поступил. Мне кажется, что все должны пойти на очень большие уступки, чтобы нормализовать ситуацию. Это было бы желательно, но в реальности подобного развития событий у меня есть большие сомнения.

    Будущее

    - Расскажите про то, что ждет лигу в следующем году.

    – Мы разработали документ по поводу того, как развивать лигу – но пока это находится в стадии обсуждения. Мое личное мнение заключается в том, что главный ресурс в развитии лиги – это сделать так, чтобы все команды хотя бы по разу сыграли друг с другом. Рано или поздно к этому все придет. Этот шаг вперед можно сделать завтра, а можно послезавтра. Правда, не факт, что это шаг требуется. Сетка плей-офф сделана таким образом, что команды из одной группы попадают на команды другой группы.

    Потом мы изучаем заявки от команд, подавших заявки на вступление в лигу. Одна довольно серьезная, всего – порядка четырех-пяти заявок. От российских команд заявок нет.

    - А вы сами не проявляете заинтересованность? Вот «Урал» успешно выступает в Еврочеллендже.

    – Я с руководителем клуба общаюсь с регулярностью раз в три месяца. Пять или шесть раз мне говорилось: найдите нам деньги, и тогда мы к вам придем. И регулярно общаюсь со всеми руководителями российских клубов, которые потенциально могут войти в лигу. Если хоть у кого-то возникнет малейшее желание войти в лигу, мы с удовольствием рассмотрим этот вариант. Пока это на уровне разговоров. Вот есть Герасименко, который, как бы кто к нему ни относился, взял и сделал клуб. Вернул баскетбол в целый регион. Естественно, мы за него ухватились и помогли.

    Андрей Широков: «Мне не стыдно за то, что я сделал в баскетболе»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы