Блог La Strada

«Златан сказал: «Проснитесь, даже мои дети играют лучше вас». Любимый футболист Франции

Денис Романцов – о Блезе Матюиди.

alt

Добившись независимости, Ангола окунулась в гражданскую войну. На власть партии труда, контролируемой СССР, покушались сторонники США и Южной Африки, с десяти вечера до шести утра в Луанде тянулся комендантский час, что ни вечер – треск пуль по пути с работы. Отец троих детей, сына и двух дочерей, Фариа Матюиди улетел в Бельгию, устроился в брюссельский университет, перевез семью, родился второй сын, но через несколько месяцев стало ясно: приезжему из коммунистической страны не доверяют, не дают спокойно работать.

В январе 1984-го Фариа очутился в Родезе, на юге Франции, в компании «Мак Дуглас», выпускавшей одежду из кожи. Он выучил французский, подтянул в «Мак Дуглас» жену, зажили в покое и достатке, но через два года компанию сотряс кризис. Поиски новой работы привели в Тулузу, для иммигрантов получали немало, но на четырех детей еле хватало. Не прошло и года, как в больнице Поля де Вигьера родился пятый ребенок, названный в честь мыслителя Блеза Паскаля.

Блез Матюиди родился с нарушением мочевой системы, гидронефрозом почек, первые недели прожил в больнице, каждые полгода возвращался туда на обследование, но еще сильнее напугал родителей позже. «В два года я чуть не выпал из окна седьмого этажа», – признался Матюиди в своей автобиографии Au bout de mes rêves. Встал с кровати, забрался на подоконник, сестры, игравшие во дворе, увидели это, закричали, вбежал дядя, младший мамин брат, схватил Блеза и надавал по попе. Уезжая, Фариа Матюиди просил брата жены обращаться с детьми по-отцовски строго (папа Блеза потерял работу в Тулузе, устроился в парижский аэропорт и возвращался домой только на выходные).

altВ четыре года Блез пинал мяч со старшими братьями, Ману и Жуниором, и однажды пробил так сильно, что сбил с велосипеда Аморо, друга Жуниора. Аморо сломал ногу, но даже его отец отметил, какой классный удар у Блеза: ему бы в команду (потом Блез занимался еще настольным теннисом и – недолго – фигурным катанием, но, когда отец сказал, что денег хватает только на одну секцию, выбрал футбол). Через год семья переехала поближе к папе, в Фонтенэ-су-Буа, средний сын Жуниор пробился в юниорский состав «ПСЖ», но увлекся вечеринками, девчонками и машинками, не дотянув и до дубля. Блез же начал нападающим и в девять лет забил за «Фонтенэ» три мяча детской команде «ПСЖ» в финале парижского турнира.

Дома Блез узнал, что маму уволили, аренду квартиры в Фонтенэ не потянуть, снова надо переезжать, а заодно и менять команду. Рядом с новым домом Блез увидел прекрасное зеленое поле – правда, не газон, а крашенный бетон, но все равно красиво, а новый клуб, «Венсенн», подарил билет на «Стад де Франс», где в рамках ЧМ-1998 схлестнулись Италия с Австрией. Блез впервые попал на большой стадион (отец не водил его на «Парк де Пренс», где тогда буйствовали фанаты), и в тот день, 23 июня 1998 года, ощутил, что хочет бывать на «Стад де Франс» чаще – и не только на трибуне.

Через несколько месяцев Блез увидел на Canal + документальный фильм об академии Клерфонтэн, выпустившей многих чемпионов мира-1998, услышал, как тренер Эме Жаке говорит Роберу Пиресу: «Укрепляй мышцы, Робер! Или тебя ждут неудачи» – и сам стал готовиться к поступлению. У него оставалось два года, в Клерфонтэн берут в тринадцать, ни раньше, ни позже, а Блез был такой тощий, что его называли Веткой. 

Блез налег на бег, на стометровки, превратился в левого вингера, прошел тесты в Клерфонтэне, а, пока ждал ответа, показался «ПСЖ», любимому клубу детства (брат Жуниор болел за «Марсель», папа за «Монако»), но не забил пенальти в финале юношеского турнира и понял, что в «ПСЖ» ему не рады. Еще и в Клерфонтэне чего-то тянули. Его друг Момо Диаме – они вместе проходили просмотр – уже похвастался письмом о приеме, а почтовый ящик Матюиди все еще пустовал. Может, это отказ? Может, пишут только тем, кого берут?

Через два дня письмо пришло и ему. В сентябре 2000-го он танцевал (не по своей воле – ритуал) на вечеринке новичков академии Клерфонтэн, спрятанной в лесу Рамбуйе, фотографировался с Патриком Виейра и Клодом Макелеле, тренировался у Франсиско Фильо, уехавшего потом в «МЮ» к Алексу Фергюсону, и терпел его психологические уколы после всякой ошибки: «Как тебя могли принять? Что ты тут забыл?»

altЖили в изоляции, вдали от родных, домой отпускали только на выходные, вратарь Бенуа Костиль (номер 23 в заявке сборной Франции на Евро-2016) не выдержал и через пару недель умотал насовсем, а Блезу хватало и того, что поля в Клерфонтэне без кочек и луж. Не нравилось только в колледже Катрин-де Вивонн – понаехавшие футболисты злили местных подростков, отбивали у них девушек, однажды дошло до драки стенка на стенку. Забросить бы этот колледж и играть только в футбол! Однокашник Блеза Мехди Бенатиа (сегодня – защитник «Ювентуса») так и сделал, за что был сразу изгнан из Клерфонтэна.

Во время обучения Блеза манили другие клубы, например, «Ренн», где тоже сильная академия, но Фильо советовал не дергаться и прожить трехлетний курс. «Некоторые из моих ровесников хотели все и сразу, – писал Блез в своей книге, – Они были товаром в руках своих родителей, покидали академию ради выгодных контрактов и губили свои карьеры». Через девять месяцев после поступления Блез выиграл с командой своего возраста турнир в Лас-Пальмасе. После финала к Фильо подошел игрок «Барселоны», один из гостей турнира, сказал, что планирует стать тренером и надеется поработать с маленьким левым вингером Клерфонтэна’87. Фильо ничего Блезу не сказал, он строго дозировал комплименты своим игрокам, но тот разговор с Хосепом Гвардиолой запомнил надолго, афишировав его в недавнем интервью.

Каждый год из Клерфонтэна отчисляли троих, Блеза пронесло, он умчался отдыхать домой, но забыл про лекарства, которые пил с рождения, подхватил инфекцию, на обратном пути заболели спина и живот, папа остановил на шоссе – Блез писал кровью, температура сорок, неотложка, а вечером приговор: две недели больницы, три месяца терапии и никакого спорта.

На вступительных тестах в Клерфонтэне Блез скрыл врожденный недуг – во-первых, он не мешал ему играть, во-вторых, на медосмотре проверяли работу сердца, не почек, а с сердцем у него порядок, так чего зря наводить на себя подозрения. Он не сказал всей правды и тогда: подхватил инфекцию и не успеет к началу учебного года, не больше. Врач из Тулузы, наблюдавший Блеза с рождения, ускорил его выздоровление, через месяц он вернулся в академию, опоздав всего на две недели, и продолжил тайно принимать лекарства.

После ухода Фильо в «МЮ» тренером команды 1987 года стал Жан-Клод Лафарг, после тренировок он награждал лучших игроков бутылками с напитками, а Блезу подарил новую позицию – опорный полузащитник (команду объединили с 1986 годом, а там был левый вингер Грегори, гораздо быстрее Матюиди). Ни в начале, ни в конце обучения Блез не считался главным талантом своего возраста, но старался больше всех и стал последним выпускником Клерфонтэна, заигравшим в сборной Франции – в последние десять лет академию наводнили новые тренеры и ее эффективность снизилась. Отучившись, Матюиди получил приглашение в «Лион», лучший тогда клуб Франции, но там его видели атакующим полузащитником, да к тому же – дублером Хатема Бен Арфа. Блез отказался и выбрал «Труа», где получал шестьсот евро в месяц.

altЧерез год «Труа» чуть не обанкротился, учебный центр, где занимался Блез, собирались закрывать, юниоров распускать, но новый президент Тьерри Гомес нашел инвесторов и спас клуб. Через несколько месяцев семнадцатилетний Матюиди дебютировал за основу в Нанси, «Труа» повел в счете, на пятнадцатой минуте второго тайма Блеза сковали судороги, его заменили, но «Труа» выиграл, и в раздевалке игроки танцевали вокруг президента Гомеса, выпрашивая двойные премиальные. Блез получил те же шестьсот евро – но уже не за месяц, а за шестьдесят минут игры в лиге 2.

Когда «Труа» вернулся в лигу 1, было много шампанского, пил даже мэр, Блезу как раз исполнилось восемнадцать, но он ограничился газировкой – опасался, что отец узнает про выпивку и не одобрит. В четвертом туре новый тренер Жан-Марк Фурлан поставил Матюиди на игру с «ПСЖ», натравив на их лидера, Бонавентюра Калу. Блеза начало трясти еще в туннеле стадиона, он таращил глаза на Паулету, Ротена и других звезд, а игру начал так яростно, что сразу получил желтую карточку (первую из одиннадцати в том сезоне), но в итоге справился с Калу, закончили 1:1, все стали расходиться, а он уцепился за Бернара Менди, защитника «ПСЖ»: «Ты не мог бы дать свою майку?» Нужна же какая-то память, когда еще сыграешь с любимым клубом, но Менди ответил: «Извини. Я уже пообещал ее другому парню».

Через полгода Блез впервые очутился в дорогом ресторане. Тьерри Гомес пригласил его отметить подписание первого взрослого контракта. Двадцать семь тысяч евро в месяц сейчас, тридцать – через год, тридцать пять – через два. Не так плохо после шестисот евро, но Блез вышел из ресторана угрюмым – после столовых в Клерфонтэне и учебном центре Труа ресторанные порции показались ему оскорбительно маленькими.

С первых заметных зарплат Матюиди купил голубой пежо 206 (заехал похвастаться к друзьям из академии, но забыл поднять ручник и бежал за машиной под хохот однокашников) и дом в кредит для родителей в Руасси-ан-Бри, а летом, гуляя с другом Джонатаном Пересом, тоже игроком «Труа», встретил его бывшую одноклассницу Изабель.

Они обменялись телефонами, но она училась за городом, виделись лишь по четвергам, да и то – болтали, смеялись и прощались, у нее дотлевали вялотекущие отношения, месяца три она тянула, ни да, ни нет, это наскучило, он нашел другую девушку, пошустрее, тут Изабель одумалась, напросилась в гости, кинулась на кухню, приготовила обед, они начали встречаться, но Блез не представлял ее родителям, боялся услышать: «Ты еще молодой, не спеши», нес что-то про ангольские традиции, запрещающие показывать невесту, но прошел год, сколько ж оттягивать, она уж и сама изучила все ангольские традиции, нет там такого – в итоге решился, представил, поженились и сегодня у них трое детей.

alt

В январе 2006-го Матюиди впервые забил, «Лиллю», и кинулся обнимать тренера Фурлана, чья жена Сесилия, бизнес-психолог, помогла Блезу побороть бессонницу перед играми и научила правильно на них настраиваться. В девятнадцать Блез попал в молодежную сборную, где капитаном был сын отцовского друга Рио Мавуба. Его родители бежали от гражданской войны в Анголе, Рио родился на судне в открытом море и в подростковом возрасте потерял отца Рикки, игравшего в семидесятые за сборную Заира (в Киншасе тогда учился и отец Матюиди).

Со сборной Матюиди проплыл мимо пекинской Олимпиаду и вернулся в «Труа», который бултыхался на дне лиги 1. Обыграли «Лион», летевший к шестому подряд чемпионству, Матюиди попросил футболку у Жуниньо Пернамбукано, но тот был так расстроен третьим поражением в четырех турах, что грубо послал Блеза – это попало в камеры и долго крутилось по ТВ. Двух раз хватило, с тех пор Блез следовал завету булгаковского Воланда: «Никогда и ничего не просите. Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас».

alt

После вылета «Труа» Матюиди за пять миллионов евро перешел в «Сент-Этьен», получил контракт на восемьдесят тысяч в месяц, поселился в доме с сауной, купил новый мерседес М-класса, Изабель – смарт, раньше принадлежавший вратарю Жереми Жано, помог команде впервые за четверть века выйти в еврокубки, спел с болельщиками клубный гимн, стоя на балконе городской ратуши, а 29 августа узнал, что его страсть как хочет лондонский «Арсенал».

«Сент-Этьен» не успевал найти замену до закрытия трансферного окна, Блеза в Лондон не пустил, но и с ним команда посыпалась. Матюиди забил первый мяч «Сент-Этьена» в сезоне, но потом лидер команды, Паскаль Фейндуно, под гипнозом агентов укатил в Катар, вратарь Жано, узнав, что попал в запас после неудачного матча, пробил кулаком стену в раздевалке, защитник Тавларидис и форвард Илан подрались после нового поражения, итог: десять очков в пятнадцати матчах и последнее место. Фанаты ворвались на тренировку, обозвали Жильотти бездельником, Гомиса толстяком, а японца Мацуи обвинили в том, что вместо него на поле выходит двоюродный брат. Назавтра – та же история, только всех игроков, без разбора, обозвали козлами, пригрозили расправой, а в бедного Гомиса швырнули куском пиццы. На этом фоне Дидье Дешам назвал Матюиди лучшим игроком лиги 1, а новый тренер «Сент-Этьена» Ален Перрен – капитаном команды.

Это вдохновило Блеза на роскошный гол «Бордо» с передачи Димитри Пайе, но потом военные методы Перрена доконали и его. Перрен регулярно оскорблял игроков во время тренировок, а однажды Баяль Салль, 194-сантиметровый защитник из Сенегала, огрызнулся и услышал от тренера: «Что, хочешь драться? Давай, давай прямо здесь, как мужчины!» В игре Кубка УЕФА с «Вердером» Матюиди повредил подколенное сухожилие, доктор прописал четыре недели покоя, но у Перрена было другое мнение: «Ничего не знаю. Надевай бутсы и на поле». Блезу всего двадцать один, он подчинился, но не мог бегать, был помилован вторым тренером Галтье, остаток сезона лечился, а «Сент-Этьен» спасся от вылета лишь в последнем туре.

За полторы недели до последнего тура Блез впервые стал отцом, летом ему вдвое увеличили зарплату, но Гомиса продали в «Лион», набрали молодежь, опять рухнули вниз, Галтье стал главным тренером после увольнения Перрена, в игре с «Тулузой» Матюиди призвал Пайе шевелиться и помогать команде, тот вспылил, ударил Блеза головой, наутро извинился перед тренировкой, а «Сент-Этьен» опять чудом не вылетел.

alt

Посреди того чудного сезона Блеза позвали в сборную Анголы. Он растерялся. Родился в Тулузе, ощущал себя французом, но кризис «Сент-Этьена» отдалил его от сборной, да и родителям было бы приятно, играй он за Анголу. Матюиди спросил совета Клода Макелеле, которого в середине девяностых так же искушали заирские чиновники. Тот сказал: «Не спеши, тебя еще позовут в сборную Франции».

В июне 2010-го Матюиди впервые оказался в Луанде. Пригласила дочь президента Анголы, Изабель душ Сантуш. Блезу показали не только ухоженные районы, но и трущобы: «Я понял, как мне повезло жить во Франции, где у нас есть все, чтобы быть счастливым, а мы все равно жалуемся», – написал он в своей книге. Тогда же Блез впервые увидел бабушку по материнской линии, жившую в полуразрушенном доме на окраине Луанды. Она привыкла, а Блез был в шоке от увиденного и купил все, чего не хватало для завершения стройки дома, затеянной несколько лет назад его родителями. Блез подарил футболку молодежной сборной Франции со своей фамилией, и бабушка начала плясать от радости: «Когда я отправлюсь на небеса, хочу быть в этой майке!» В тот же день игроки сборной Франции отказались выходить из автобуса на тренировку перед третьей игрой ЧМ-2010, протестуя против отчисления Анелька, нарвались на дисквалификацию от французской федерации футбола, и через два месяца новый тренер сборной Лоран Блан вызвал Матюиди на игру с Норвегией.

В прошлом году Блез перевез бабушку в Париж, но она тоскует по Луанде и хочет вернуться.

alt

«Добро пожаловать домой, приятель», – услышал Блез от Мамаду Сако на своей первой тренировке в «ПСЖ». Тренер «ПСЖ» Антуан Комбуаре позвал Матюиди еще до прихода катарских акционеров, но смена владельцев затянула трансфер на несколько недель. Блез издергался, все-таки любимый клуб, его и Дешам звал в Марсель, но какой Марсель, когда мысленно уже в Париже. Чтоб ускорить переход, Матюиди обратился к Жан-Пьеру Бернесу, работавшему волшебником агентского бизнеса. Тот объяснил: «В Париже сейчас большой бордель, клуб продает себя, трансферами занимается Леонардо, но скоро он позвонит тебе». И правда, позвонил, «Сент-Этьен» получил восемь миллионов евро и Жереми Клемана, а Матюиди – контракт на двести сорок тысяч в месяц и дом в Шамбурси, где раньше жил Лорик Сана. «Как будто и не расставались», – сказал при встрече Клеман Шантом, полжизни назад они отыграли за «ПСЖ» тот самый турнир, где Блез не забил пенальти.

После игры с «Лиллем» Блеза окликнул и Маркос Сеара. «Я видел, что ты молишься перед играми. Приходи в гости в четверг». Оказалось, Сеара – не только правый защитник, но и пастор, каждый четверг собирал дома по пятьдесят человек, а потом его жена кормила всех вкусной едой. Блез попросил Маркоса крестить его. Позже у Маркоса стали бывать и Алекс с Максвеллом, переехавшие в Париж через полгода, а потом и Тиаго Силва, привезенный из Милана с одним шведским нападающим.

На Евро-2012 они разминулись (Матюиди мучился болями в колене), а на дебютной тренировке в американском Принстоне, где «ПСЖ» готовился к сезону, Златан первым же финтом усадил Блеза на задницу. «Проснитесь, ребята, даже мои дети играют лучше вас», – сказал Ибра в перерыве ноябрьского матча с «Труа» при счете 1:0. После перерыва Матюиди забил с паса Златана, а потом Златан сделал дубль (во втором круге Блез опять забил «Труа» – «ПСЖ» выиграл 1:0 и впервые с 1994 года стал чемпионом, а «Труа», первый клуб Матюиди, вылетел в лигу 2, Блез посвятил золотой гол Ник Броуду, диетологу «ПСЖ», разбившемуся в автокатастрофе зимой 2013-го).

Забивать в том сезоне было интересней, чем обычно: Пол Клемент, помощник тренера «ПСЖ» Анчелотти, предложил Блезу пари: забьешь больше семи голов в сезоне – с меня ужин в самом дорогом ресторане Парижа. Еще и Златан добавил: в Милане он так прокачал Антонио Ночерино, тоже центрального полузащитника, что тот забил за сезон десять мячей, восемь – с передач Златана. Обещал: «Как только у меня будет возможность, я буду давать тебе отличные пасы». «ПСЖ» играл с тремя центральными полузащитниками (еще Верратти и Тиаго Мотта), Матюиди часто вылетал в атаки, забил восемь мячей (пять – с пасов Златана), но Клемент уехал за Анчелотти в «Реал», забыв про ужин для Матюиди.

Блез еще три раза выиграл с «ПСЖ» чемпионство, забил магический гол Голландии (Златан написал тогда: «Ты, видимо, наблюдал за мной на тренировках»), с помощью нового агента, Мино Райолы, добился трехкратного увеличения зарплаты, был назван GQ лучшим французским спортсменом, создал фонды для реабилитации молодежи с помощью спорта в Конго, Анголе и Франции, а во время Евро процентов семьдесят французских болельщиков носят майки в фамилией Матюиди на спине.

«Наша дружба важнее финала». Он сделал Францию чемпионом Европы

Суперзвезда, в которую никто не верил. История Антуана Гризманна

«Кто дает бить себя, не считается в Марселе мужчиной». Неизвестный Зинедин Зидан

Фото: REUTERS/Jean-Paul Pelissier; Gettyimages.ru/Clive Rose; REUTERS/Benoit Tessier, Jorge Silva, Gonzalo Fuentes, Christian Hartman, Au bout de mes rêves

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья