Блог La Strada

«Перед игрой с «Зенитом» у него была температура под 39». Почему все полюбили Джикию

Денис Романцов – о новом кумире болельщиков «Спартака»

В октябрьской игре с «Амкаром» Джикия толкнул Брайана Идову, разозлив Гаджи Гаджиева: «Ты почему моих барбосов бьешь?» – «Так Брайана же можно!» – внезапно заявил Джикия. После игры он напросился в раздевалку «Амкара», подарил Идову свою майку и провел с бывшими партнерами пятнадцать минут. Еще один случай вспоминает директор «Амкара» Денис Маслов: «Недавно мы играли с кем-то в Москве, и Георгий уже в статусе футболиста «Спартака» приехал к нам в гостиницу. Перед теоретическим занятием Гаджи Муслимович подколол Джикию: «Мало мы за тебя денег взяли со «Спартака». – «Муслимыч, если бы просили больше, я бы сейчас сидел здесь с вами на теории». Теория – напряженная вещь, не каждый может выдержать, а он расслабил команду, после чего игроки пришли в чувство и спокойно послушали тренера».

Классные центральные защитники в «Спартаке» Федуна были всегда, но с центром защиты все равно было что-то не так. Видич и Рохо стали европейскими звездами уже после отъезда из России, Штранцль и Пареха были круты до и после выступлений за «Спартак», но не во время, а Таски с Боккетти играют не так, чтобы их вернули в сборные Германии и Италии. Строго говоря, я вообще не помню повального восхищения действующим центральным защитником «Спартака» со времен Юрия Никифорова, и потому убеждаюсь: история Джикии уникальна. Все-таки Никифоров был о-о-очень давно. В «Спартак» он пришел аж в 1993-м. В том же году, после того, как войска Национальной гвардии Грузии вторглись в Абхазию, родители Джикии бежали в Россию и со временем осели в Балашихе. Бежали с двухлетним сыном (сейчас он работает стоматологом в Московской области) и без документов.

Через несколько месяцев после переезда в Россию родился Георгий. В 2000 году Тамаз Джикия отвел обоих сыновей в балашихинскую школу «Виктория», где Георгий занимался до десяти лет (при этом пропустил около года из-за отсутствия документов). В «Виктории» Джикия был атакующим полузащитником и в 2003 году стал лучшим бомбардиром чемпионата Московской области. В том же году Джикия так здорово сыграл против «Локомотива», что был приглашен в перовский филиал этого клуба, где провел семь лет. Тренер «Локомотива» Юрий Никулин перевел Джикию в защиту, но в конце матча со «Сменой» из Капотни, при счете 0:1, велел бежать в атаку – и за десять минут Георгий забил два мяча. А в 2007-м на турнире в Дагомысе Джикия встал в ворота – у основного вратаря поднялась температура перед матчем, а его дублеру сломали нос за десять минут до конца игры.

В 2010 году Джикия оказался единственным выпускником перовской школы, кто прошел просмотр в «Локомотиве-2», игравшем во второй лиге. При этом чуть раньше Георгия не взяли в дубль «Локо». «Тренер дубля Ринат Билялетдинов не захотел брать Георгия (как такого просмотра не было – все ребята из школы и так на виду у тренеров дубля, и Билялетдинов в Джикии ничего не увидел), а Женя Харлачев разглядел его сильные качества и приобщил к «Локомотиву-2», – рассказывает мне агент Джикии Вадим Шпинев. – Наше сотрудничество с ним началось после его прихода в «Локо-2». Заслугу нашего агенства в развитии карьеры Георгия я не превышаю, а, наоборот, минимизирую. То, чего он добился, – это его генетика, его воспитание и тренеры, к которым ему повезло попасть. В него, например, очень верил замдиректора и тренер академии «Локомотива» Александр Антипов, при котором Джикия воспитывался и формировался как игрок. Георгий до сих пор постоянно приглашает Антипова на свои матчи, дает ему билеты».

Сначала Джикия получал в «Локомотиве-2» пятнадцать тысяч рублей. На одну из первых зарплат он впервые купил себе бутсы (до этого играл в «асиксах», купленных родителями, и старых бутсах Олега Пашинина). Модели, которая больше всего понравилась, оставалась последняя пара, на размер меньше, но он все равно ее взял и страдал потом из-за мозолей. На второй год в «Локомотиве-2» зарплата Джикии выросла почти в десять раз и он накопил на «Мазду», на которой ездил до 2017 года, когда пересел на «Мерседес».

«Он хоть и попал в «Локомотив-2», минуя дубль, был уже обученный, действовал без паники, – говорит мне тренер «Локо-2» Евгений Харлачев. – Георгию было семнадцать, а он против тридцатилетних мужиков играл уверенно, как зрелый футболист. Умений, принесенных из школы «Локомотива», ему было более чем достаточно, чтобы выступать во второй лиге. Если бы он сразу окунулся в РФПЛ, было бы гораздо тяжелей, поэтому хорошо, что он начал с низов и поднимался постепенно, лига за лигой».

В конце весны 2013-го Джикия забил победный мяч в ворота «Знамени Труда» из Орехово-Зуево (там Георгий, по его словам, увидел худший натуральный газон в своей карьере – с ромашками и одуванчиками) и через несколько недель приехал с партнером по «Локо-2», полузащитником Артемом Поповым на тренировку основы в Баковку. Через несколько минут после знакомства со Славеном Биличем выяснилось, что тренер уволен. Джикия и Попов потренировались с «Локомотивом» две недели, но потом вернулись во вторую команду – на их позиции новый тренер Леонид Кучук взял из чемпионата Украины Михалика и Ткачева.

Джикия вернулся в «Локомотив-2», но – только на полгода. «Когда предыдущий президент «Локомотива» решила закрыть вторую команду и распустить весь штат (массажистов, бухгалтеров, игроков), мы обратились к спортивному руководству клуба – попросили переподписать Георгия и отпустить в аренду, – говорит агент Джикии Вадим Шпинев. – Говорили, что «Локомотиву» нельзя его упускать. Мы видели, что он вырастет в сильного футболиста и убеждали в этом руководство «Локомотива», но получили отказ. Джикия не был им интересен на тот момент».

Георгий улетел на кастинг в «Анжи», но тогда Гаджиев счел, что для премьер-лиги у Джикии недостаточная стартовая скорость. Тогда же спортивный директор «Анжи» Хасан Биджиев стал главным тренером нальчикского «Спартака» и позвал Джикию с собой. С одной стороны, это прогресс – ФНЛ после второй лиги. С другой – Георгий попал в команду, в которой той зимой кончились деньги. «Клуб объявили банкротом, из-за неприятных историй с деньгами, агентами… – рассказывает нальчикский журналист Алим Калибатов. – У дома Правительства собралось немало болельщиков, через час к нам вышли и пригласили к себе. Мы просили не бросать команду и финансово помочь ей, в итоге и.о. главы республики Юрий Коков распорядился найти деньги, и команда довольно неплохо закончила сезон. Но помимо этого еще и футболисты согласились простить часть своих долгов клубу, что тоже помогло».

Согласились, правда, не все. «Руководство сказало: «Прощайте нам пятьдесят процентов бонусов, либо команда распадется, – вспоминает защитник Кирилл Суслов. – Если не простите, мы вам вообще ничего не заплатим, и клуб закроется». Одни сказали: «Хорошо». Другие отказались и ушли. Вместо них тренер Хасан Биджиев набрал игроков в аренду: Джикию, Панюкова, Киреева, Рябокобыленко».

Впервые нырнув в ФНЛ после трех лет во второй лиге, Джикия сразу заиграл в стартовом составе: «Он полюбился болельщикам с первого же матча, против СКА-Энергии, мы тогда выиграли 2:1, – продолжает Алим Калибатов. – Команду практически собрали заново, к каждому новичку болельщики присматривались, а с Джикией было не так, он сразу себя показал бойцом, выиграл почти весь верх, в единоборствах не уступал, даже с дальних дистанций бил».

Летом 2014-го, после еще одного просмотра в «Анжи» (контракт там снова не предложили), Джикия очутился в Дзержинске, где зарабатывал сто десять тысяч рублей в месяц и еще восемьдесят – за победу. В Дзержинск Георгий попал благодаря все тому же Евгению Харлачеву, возглавившему «Химик» летом 2014-го. «Я лично позвал его в Дзержинск, потому что знал, что он обучаемый и исполнительный, – объясняет Харлачев. – Не задирает нос, скромный и воспитанный. Выполняет все задания на игру, прислушивается ко всем коррективам». Прямо на старте сезона Джикия насладился девятичасовым путешествием в Южно-Сахалинск. Через полчаса после приземления «Химик» уже был на стадионе.

«Мы решили, что нечего заморачиваться, перестраиваться на другой часовой пояс и прилетать за день до игры. Поспим в самолете и прямо из аэропорта поедем на игру, – говорит Харлачев. – В итоге, прилетев, чувствовали себя нормально и победили». Через девять минут после стартового свистка «Химик» забил победный гол с паса Джикии. В предыдущей игре, с хабаровским СКА, Георгий получил желтую карточку, а потом внес важное уточнение в группе болельщиков «Химика» Вконтакте.

Через два месяца я собрался в Дзержинск на кубковый матч «Химика» с ЦСКА, и накануне игры послал запрос об интервью полузащитнику Стасу Лебамбе. Когда игроки не хотят общаться, они обычно отказывают, игнорируют или кормят завтраками, но Лебамба ответил абсолютно беспрецедентно. Он написал, что пропускает игру из-за травмы и интервью считает неуместным, но добавил, что поговорить рвется Георгий Джикия, о котором я вообще не просил. Имя воспитанника «Локо», увязшего в низших лигах, меня тогда как-то не взбудоражило, и я все-таки уговорил Лебамбу (в детстве он остался в Орле без родителей, которые улетели в Конго и из-за начавшейся там войны семь лет не могли вернуться), а Джикия провел отличный матч против ЦСКА, в составе которого в тот день дебютировал Головин, и вскоре был вызван в сборную ФНЛ.

За год в «Химике» Джикия поиграл на пяти позициях. Чаще выходил в центре защиты, но подменял и Евгения Чернова слева, и других игроков – на краях полузащиты и в опорной зоне. Свой первый гол за «Химик» он забил в мартовской игре с «Тосно», но помогал атаке и раньше, о чем мгновенно сообщал болельщикам.

«Часто в ВК заходили его московские родственники и интересовались, как там брат Жора, – говорит один из лидеров болельщиков «Химика» Егор Холодов. – В Дзержинске Джикия был очень спокойный. Лично мне казался немногословным. Впрочем, это, наверное, стереотип о кавказцах. Немногословность покрывалась стабильной игрой, а порой красивыми голами. Запомнился его гол нижегородской «Волге». «Химику» нужна была только победа, чтобы остаться в пердиве, но радость от его гола была недолгой, в добавленное время мы дважды пропустили».

В 2015-м «Химик» вылетел из ФНЛ, но половина того состава играет сейчас в премьер-лиге: Евгений Чернов в «Тосно», Владимир Ильин в «Урале», Павел Карасев в СКА, Михаил Гащенко и Михаил Костюков – в «Амкаре», Джикия тоже при деле. Шесть человек – уникальная статистика для аутсайдера. Как так вышло, объясняет Евгений Харлачев: «Из-за материальных проблем мы брали молодых, неизвестных игроков с большим потенциалом – в частности, Георгия взяли свободным агентом. Да, команда вылетела, но Джикия и другие ребята, получив постоянную практику, прогрессировали, показывали веселый, азартный футбол. Мы специально просили их не бояться и не играть на отбой – было бы не очень хорошо, если б они в юном возрасте думали только о том, как удержать счет. По владению мячом и голевым моментам у нас была одна из самых играющих команд в лиге. Ребята получали удовольствие от футбола, несколько раз выстрелили, но для стабильных успехов, конечно, не хватило опыта».

О приглашении в «Амкар» Георгий узнал от Игоря Киреева, бывшего партнера по нальчикскому «Спартаку». «После вылета «Химика» из ФНЛ, нам было не трудно найти Джикии новую команду, потому что он всегда был лидером, везде был душой команды и находился в центре внимания. Такие ребята всегда востребованы, – объясняет агент Вадим Шпинев. – Он приехал на сбор «Амкара», и Гаджиев сказал: «Он нам нужен. Надо подписывать». Мы обсудили технические вопросы с директором «Амкара» Денисом Масловым, и согласились на минимальные условия. Не было никаких подъемных, Георгий начинал с нуля».

«Поскольку «Амкар» не может тратить большие деньги, мы просматриваем всех футболистов первой и второй лиг, – рассказывает мне Денис Маслов. – В 2015 году мы отслеживали несколько кандидатов, одним из которых был Джикия (его нам посоветовал Игорь Егоров, спортивный директор «Химика» и бывший судья). Георгий по своей манере напоминал нам Григалаву. Он объединяет вокруг себя футболистов. У него хорошее чувство юмора, а это признак умного человека».

Важная деталь – Джикия всегда шутит с серьезным лицом. Наверно, поэтому в его шутках такая доля правды. 9 апреля 2015 года, через несколько дней после поражения от ярославского «Шинника», защитник семнадцатой команды ФНЛ ответил дзержинскому болельщику на вопрос: «С каким тренером вы хотели бы поработать?»

В «Амкаре» Джикия начинал дублером левого защитника Петра Занева. Игру шестого тура со «Спартаком» Занев пропустил из-за мышечного спазма, и Джикия впервые вышел в РФПЛ в стартовом составе, вскоре забил победный гол «Локомотиву» со штрафного в 1/8 Кубка (в день семидесятилетия Гаджиева), а в полуфинале стал невольным участником конфликта Гаджиева и Георгия Пеева. Джикия вышел вместо Павла Комолова на второй дополнительный тайм полуфинала Кубка России против «Зенита». На последних минутах, при счете 1:1, судья Игорь Федотов назначил штрафной за игру рукой Нету, и штатный исполнитель стандартов «Амкара» Пеев предложил пробить Джикии, зная, что у того хороший удар с левой. Джикия с улыбкой оттолкнул Халка, вставшего перед мячом, и пробил над стенкой, но вратарь Михаил Кержаков перевел на угловой. Подавать его, как обычно, побежал Пеев, но Гаджиев крикнул, что и это должен делать Джикия. Пеев почувствовал недоверие со стороны Гаджиева и объяснил этим свой промах в серии пенальти («Амкар» в итоге проиграл 3:4). Поссорившись с тренером в раздевалке, Пеев разорвал контракт с «Амкаром» и вскоре завершил карьеру. Джикия же после той игры вернулся в стартовый состав «Амкара» и не покидал его до конца прошлого года.

Осенью 2016-го его звали в сборную Грузии, но Гаджиев предупредил: если станешь легионером, это осложнит попадание в состав «Амкара», а значит – и в более сильный клуб. «И тренер, и руководители «Амкара» говорили Георгию, что по своим талантам и качествам он способен играть за сборную России и убеждали его потерпеть до вызова в нее», – говорит Денис Маслов. При этом Джикию активно обрабатывал вице-президент грузинской федерации футбола Александр Иашвили. Он договорился с администрацией президента страны, что Георгию за один день сделают грузинский паспорт, и в декабре 2016-го – уже после первого вызова в сборную России – Джикия полетел в Тбилиси. Георгий, по его словам, даже встречался с президентом грузинской федерации футбола. Но тбилисскую поездку досрочно прервал звонок агента, сообщившего, что нужно лететь в Москву – подписывать контракт со «Спартаком».

За полтора месяца до трансфера в «Спартак» (за сто двадцать миллионов рублей) Гаджи Гаджиев признавался, что насчет Джикии ему звонил тренер «Локомотива» Юрий Семин. Еще через неделю в интервью «Матч ТВ» Георгий сказал, что при одинаковых предложениях он между «Локомотивом» и «Спартаком» выбрал бы «Локо», но такого выбора перед ним так и не появилось: «До окончательных переговоров с «Локомотивом» не дошло, – говорит Вадим Шпинев. – «Спартак» начал договариваться с «Амкаром», а «Локомотив» стоял немножко в тени и, насколько я понимаю, не был готов предложить за Джикию такие деньги. Семин видел Георгия в команде, но Семин не президент, он не управляет трансферной работой, он только высказывает пожелания. Георгий сто процентов заиграл бы в «Локомотиве», но, к сожалению, от немецкого спортивного директора и президента «Локо» не было дельного и конкретного предложения, с цифрами и сроками.

Вообще с нынешним президентом «Локо» трудно строить планомерную работу, – продолжает Шпинев. – У игроков клуба (не только наших клиентов, а вообще) остается меньше полугода до конца контракта, а он занимает выжидательную позицию. Зачем-то тянет до последнего момента. А тот же «Спартак» уже через год после прихода Джикии переподписал с ним контракт».

На первом сборе «Спартака» в Абу-Даби Джикия поселился в одном номере с Жано Ананидзе. Они долго говорили насчет игры за сборную Грузии. И все же в апреле Георгий окончательно заявил, что выбрал Россию, и стал одним из лучших в нашей команде на Кубке Конфедераций (где если и ошибался в мелочах, то точно не чаще Игнашевича с Березуцким на Евро-2016). «Кто-то может сказать, что он предал историческую родину, но как его можно осуждать, если почти вся его семья здесь и вырос, учился и воспитывался он тоже здесь, в Балашихе, – говорит агент Вадим Шпинев. – Думаю, даже в Грузии футбольные люди в глубине души понимают и одобряют его поступок. Если бы он приехал из Грузии в семнадцать лет и ему бы сделали российское гражданство, тогда бы это, конечно, смотрелось по-другому».

За неделю до ноябрьской игры с «Зенитом» Джикия переподписал контракт со «Спартаком». По информации ТАСС, сумма отступных выросла с восьми миллионов до тридцати, а зарплата – вдвое, до 1,4 миллиона евро. Игорь Рабинер написал, что «Зенит» предлагал Джикии контракт с суммой зарплаты в 1,5 раза больше и готов был выкупить его за восемь миллионов. «Многие считают, что это была разыгранная комбинация, – говорит Вадим Шпинев. – На самом деле, переговоры о новом контракте со «Спартаком» начались задолго до появления информации об интересе «Зенита». Когда Георгия покупали, переговоры вел Александр Жирков, но, несмотря на то, что руководитель поменялся и вместо Жиркова стал Наиль Измайлов, «Спартак» от своих слов не отказался. От слов: «Мы его сейчас подпишем, и если он будет развиваться, мы пересмотрим условия». Как «Спартак» обещал, так он и сделал. А вести переговоры с «Зенитом» – при действующем долгосрочном контракте со «Спартаком» – ни Георгий, ни я не имели права».

Против «Зенита» Джикия провел свой лучший матч в этом сезоне, хотя мог на него и не выйти: «Перед игрой у него несколько дней была температура под тридцать девять, – говорит Вадим Шпинев. – У него были жар, простуда, но он вышел на поле – это говорит о его характере». Выйдя на поле, Джикия увидел баннер, которым болельщики «Спартака» отреагировали на новости об интересе «Зенита» и новом контракте: «Георгий, для современного футбола это крутой поступок».

Джикия живет футболом с семи лет, но о том, что станет профессиональным игроком, впервые задумался в одиннадцать: в школе «Локомотива» дали билеты на Лигу чемпионов, он увидел ее с трибуны и понял, что хочет быть участником, а не зрителем. Полтора месяца назад мальчик, выводивший Джикию на матч Лиги чемпионов против «Севильи», протянул ему монету с запиской: «С наилучшими пожеланиями Георгию Джикии. Здоровья и успехов». Судьи позвали на поле, поэтому Джикия сунул монету под гетр и пошел играть. Он ждал этого дня тринадцать лет. 

Болельщики «Спартака» ждали такого защитника еще дольше. 

«Хочу, чтобы «Спартак» всегда был чемпионом». Спортивный журналист, ставший великим писателем

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов (1,5); пресс-служба ФК «Псков-747»/Andrei Lupanov; пресс-служба ФК «Химик» Дзержинск; РИА Новости/Алексей Куденко, Антон Денисов

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.