Блог Витязь

«За первые 6 лет карьеры в НХЛ я спустил миллион долларов на всякую хрень». Новое правило Шона Эйври

В вопросах денег спортсмены нередко глупее детей. Аршавин, Малафеев, Кержаков, Комбаров и прочие футболисты-хоккеисты-баскетболисты-волейболисты еще пока не стоят на одной эволюционной ступени с Еленой Ваенгой, но то, с каким счетом в финансовых вопросах они проигрывают женам, подругам, «лучшим друзьям», «нужным людям» и учебнику экономики для средней школы... Хотя, кто из них нормально бы закончил школу?

За океаном ситуация схожа. Десятки игроков, спустивших свои миллионы в унитаз: на шмотки, тачки, телок, сомнительные финансовые операции, участие в «пирамидах», выдачу своего капитала в доверительное управление полным проходимцам – типичная картина для современных спортсменов. Инвестиции в недвижимость? Роботизированные торговые системы? Фондовый рынок? Финансовое планирование? Пенсионные счета? «Пацаны, вы о чем щас говорите-то? Мы тут в «Кадиллак» новый инвестировали и АЗС прикупили с друзьями – верняк, говорят! Чо, срок окупаемости – до 15 лет?! Да чо ты гонишь вааще!»

По окончании карьеры игроков начинают покидать деньги, жены, друзья и хорошее настроение. А то и прямо во время карьеры, если она идет не так гладко, как хотелось бы. Шон Эйври в статье на The Players’ Tribune задался вопросом, куда и зачем сливают деньги игроки, а главное – на что они собираются жить по окончании карьеры.

КЛХЗ-ТВ предлагает вам ее перевод, заодно напоминая, что финансовая грамотность, понимание устройства банковского сектора, финансовых инструментов и фондового рынка помогала массе людей не оказаться в заднице. А заодно иметь достаточный доход по выходу на пенсию, что в нашей стране особенно актуально. И мы знаем, о чем говорим.

Новое правило Шона Эйври

2000 год, я присоединился к тренировочному лагерю «Детройта», незадрафтованный и – к моему глубокому облегчению – с контрактом на 1,275 млн долларов на руках, который включал в себя подписной бонус в размере 125 000 долларов. Мне было 20 и я был богат.

На деле же я мог быть кем угодно, но никак не богатым. Не поймите меня неправильно, это были значительные деньги, но НХЛ ни в коем разе не благотворительный фонд. И вот почему я вывел «Новое правило Шона Эйври». Я не был фанатом «старого правила Шона Эйври», которое лига изобрела после того, как я посуетил клюшкой перед лицом Мартина Бродера из «Нью-Джерси» во время плей-офф-2008. Это, кстати, не было против действующих правил, но НХЛ как-то не согласилась с этим. В любом случае, чтобы объяснить новое правило Шона Эйври я должен немного рассказать о своей довольно пугающей истории отношения с финансами.

Я выяснил, что подписные 125 тысяч тают как-то ужасающе быстро. Сначала к тебе в карман запускают руку федералы с их налогами – и рррраз! – 50 тысяч от положенного мне бонуса ушли в карман дяди Сэма. Потом мой агент забрал причитающиеся свои 3 процента за выбивание того самого бонуса. Осталось только совершить дико безответственную вещь и купить GMC Denali – у всех же были эти огромные внедорожники, которые могли легко обойтись в 70 000 долларов – и остаться без денег, чтобы уж до конца.

Нет, я не был безголовым парнем. Я купил Ford Bronco за 28 тысяч. Но нужен ли был именно новый Ford Bronco, что вымел из моего кармана более чем треть остатков от подписного бонуса? Нет, не нужен. Конечно, мне нужно было пойти купить подержанный экземпляр, но разве я тогда это знал? Вокруг не было никого, чтобы мне это подсказать, да я бы и не стал никого слушать.

После того, как я получил свой бонус и потратил его на Bronco, я отправился на два года в АХЛ, прежде чем заиграл за «Детройт». И мой первый чек был на сумму 14 500 долларов.

И что же я сделал? Я купил Jeep Cherokee. На деле, взял его в лизинг, потому что на полноценную покупку денег бы не хватило. Я мог не играть в НХЛ на следующей неделе, но точно понимал, что не имею права парковаться рядом с 12 будущими членами Зала Славы из моей команды на каком-то Bronco. Сейчас я знаю, что они бы наоборот это оценили, потому что это означало бы смирение, тяжелый труд, честность и прочие благие вещи в этом мире. Однако все, что я знал на тот момент: раз уж я теперь игрок НХЛ, то НАДО СООТВЕТСТВОВАТЬ.

На первом выезде в Чикаго мы с товарищами по команде отправились в магазин мужской одежды «Zegna» (я думал, что название произносится как «Зегна»). Нашел там пару брюк, которые собирался прикупить, и тут мне милая продавщица и объявила, что с меня 750 баксов. Я подумал, что она имела в виду 75, но нет, и это было не то место, где торг уместен. Тут у меня «в зобу дыханье сперло» и я застремался спросить парней, а не можем ли мы пойти в Banana Republic, чтобы я закупился тем, что реально мог себе позволить и, что особенно важно, что я действительно хотел. Так что я выложил более 5% от моей первой зарплаты в НХЛ за пару штанов.

Вы можете сказать, что ну вот тут-то я и должен был начать делать какие-то выводы, но куда там. Шокирующая правда: за первые 6 лет свой 12-летней карьеры в НХЛ я спустил 1 миллион долларов на всякую хрень, что является крайне отрезвляющим фактом. Просто представим, а если бы я мог это переиграть заново?   

Впрочем, мне повезло, что у меня был Адам Кэмпбелл, лучший друган еще с юниорского хоккея, который стал хоккейным менеджером и провел меня сквозь огонь и воду. Я вложился в бары и рестораны (а я люблю вкусно выпить и вкусно поесть), у меня есть милая однокомнатная квартирка в Манхэттене и скромный домик в Хэмптонс (престижный район на Лонг-Айленде с одним из самых высоких ценников в США на недвижимость – Прим. КЛХЗ-ТВ) – это не невозможно, и об этом позже. Еще у меня есть маленькая коллекция произведений искусства и прекрасное собрание книг. И да, я люблю искусство, литературу и самих писателей – Майкл МакКинли, мой приятель и профессиональный писатель, помог мне облечь в текст этот рассказ. В общем, у меня все хорошо, но это случилось лишь благодаря дружбе. НХЛ же не сделала ничего для меня в плане финансового планирования. 

Новое правило Шона Эйври основано на двух простых словах. Per diem. Суточные. Это трата тех сумм, что дает тебе команда, и это самые легкие из возможных денег, которые может получить профессиональный спортсмен. Когда я играл в НХЛ, то мы получали 96 баксов суточных во время тренировочного лагеря (то 2880 долларов за 30 дней) и каждый день, что мы были на выездных матчах. Расписание в лиге содержит в себе по 41 выездную игру для каждой команды, и если ты играешь в Западной конференции, то, конечно, график выездов у тебя адовый – и ты легко набираешь 100 суточных за сезон, плюс тренинг-кэмп. Итого 12480 долларов. Чистыми. Без каких-либо налогов.

Теперь несколько фактов, вводящих вас в заблуждение: средняя карьера игрока в НХЛ – 5,5 лет. Средняя годовая зарплата – 2,4 миллиона долларов. То есть средний такой парень должен иметь на выходе 13,2 миллиона долларов к концу своей игровой карьеры. Более чем достаточно, чтобы счастливо прожить оставшиеся дни. 

Но на деле ничего подобного. Налоги съедают примерно половину (если, конечно, не заниматься налоговой оптимизацией), агенты и менеджеры заберут еще 25%, и НХЛ отожмет еще 20% для эксроу, который потом будут подбивать в конце сезона. Иногда выходит так, что отжатый у игроков кэш идет на поддержку команд на слабых рынках. Иногда нам эти деньги все же возвращают. Однако, согласно новому правилу Шона Эйври, будем считать, что эти деньги ушли с концами и их у вас нет. Итого: на деле 13,2 миллиона превращаются в жалкие 660 тысяч – и хотя это тоже немалые деньги, но их вам придется растянуть на следующие 50-60 лет. Потому что если ваша средняя карьера равна 5,5 лет, то вы заканчиваете с хоккеем в 25-26.

Тем не менее, любой игрок, вне зависимости от его зарплаты, может рассчитывать на свои суточные в качестве будущих сбережений или инвестиций – чтобы точно иметь в конце карьеры эту вот пачку денег, очищенных от налогов. Здесь вы можете предположить, что суточные нужны игрокам, чтобы на что-то жить на выезде – еда, кино и все такое. И это лазейка, которую легко использует новое правило Эйвери. 

Вот как обстояло дело, когда я играл в «Рейнджерс», которых можно назвать «сливками» в плане присмотра за своими парнями. Если у нас был выезд, то нас отвозили на лимузине в аэропорт, или если отправлялись после домашней игры, то на автобусе класса «люкс» со всеми этими кожаными сидениями, напитками, закусками. В лимузине было все то же – команда платила за все. 

В аэропорту нас ждал чартерный самолет. Никаких билетов. Экипаж знал нас, так что меня уже ждал айс-ти с двумя кубиками сахара в момент моего приземления в просторное кожаное кресло на борту. Если я хотел шампанского, я получал шампанское. У нас было три перемены блюд, если полет был длинным. И еще нам были положены различные снэки, сэндвичи (которые мы могли запихивать в наши дорожные сумки, чтобы съесть их позднее). Все было, вообще все.

Однажды мы прибыли в город на выезд и нас отвезли в пятизвездочный отель. Утром у нас был роскошный завтрак с блинчиками, вафлями, омлетом и яйцами бенедикт, беконом и сосисками, хлопьями и фруктами – да все, что пожелаешь. И за все уже было заплачено.

После утренней раскатки мы возвращались в отель на обед – и там нас ждал огромный стол с ребрышками, лососем, пастой, великолепным салат-баром, и превосходным меню а-ля карт, если хотелось заказать чего-то еще. Потом надо подремать. После игры тренерский персонал заказывал нам пиццу и пасту перед отлетом в другой город. Затем мы пили и ели на борту, хотя отдельные тренеры в отместку за просранные игры лишали нас удовольствия и запрещали нам бухать в полете. Кстати, это мотивировало изрядное число парней! 

Ну так и что там с нашими 96 баксами суточных? Даже не притронулись к ним. 

И если бы игрок просто тупо клал эти суточные на банковский счет, то через 10 лет энхаэловской карьеры он бы имел в наличии 124 800 долларов. Теперь ты можешь купить тот самый внедорожник в версии Denali, или внести 20% в качестве первого взноса по ипотеке за дом в Хэмптонс (да, именно тех Хэмптонс). Они стоят в районе 400 тысяч долларов. Затем надо заплатить 10 тысяч за оформление сделки, и на выходе у тебя все еще в наличии есть $34800 чтобы привести дом в порядок. После чего ты можешь перепродать этот дом на 100 тысяч дороже, чем изначально за него заплатил. А после – купить следующий. 

Смысл в том, что есть масса простых способов грамотно обращаться с деньгами, которые падают вам на счет, будучи профессиональным спортсменом. «Новое правило Шона Эйври» предельно простое, и эти выплаты, которые ты будешь получать как игрок – единственные, которые точно не смогут у тебя отнять. 

Назови это «игрой в денежки». И, как видишь, в ней вполне можно выиграть.

Фото: globallookpress.com/MJT/AdMedia

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья