Люблю лыжи, винтовку и IBU
Блог

Гон за журналистикой. Околобиатлон

Моя поездка в Тюмень на Чемпионат Европы была запланирована давно. Целью была проф.ориентация. Уезжая из Раубичей год назад, я плакалась российским тренерам, что занимаюсь в жизни не тем, чем хочу. Попасть в сферу журналистики – это мечта. «Тебе надо было в пресс-центре знакомства заводить, а ты чем занималась?» – спрашивал Н. П. Савинов. А я каталась на лыжах, помогала немцам в качестве переводчика и немного троллила А.И. Тихонова. В следующий приезд всё исправлю, пообещала я себе. Когда хочешь всего и сразу, не знаешь, с чего нужно начать.

Понимание о том, куда я еду, появилось в Шереметьево. В шаттле возвышалась фигура Дмитрия Губерниева. Как в прямой трансляции, голос биатлона на весь автобус выражал недовольство об ограничениях провоза багажа. К Губерниеву относятся по-разному, и у многих возникают вопросы относительно его профессионализма. Я считаю, он крут – от его голоса не хочется впасть в спячку, он всегда с радостью поделится с аудиторией инсайдерской околобиатлонной информацией и как бы невзначай пропиарит программу имени себя и свой инстаграм. Как сказала Жанна Б., самое интересное в биатлоне – это околобиатлон. На него я и поехала.

За пару недель до чемпионата я начала списываться с немецким биатлонистом второго эшелона Штеффеном Бартшером. Объяснила, что я журналист, люблю писать о малоизвестных спортсменах – об известных и так пишут, про них все всё знают. Он писал, кто в составе сборной Германии едет на чемпионат, отправлял прогноз погоды, я со своей стороны пообещала по приезду внедрить немцев в российскую культуру и помочь с коммуникацией. Что мне нравится в европейском менталитете – европейцы всегда открыты к общению с иностранцами, и им приятно, когда говорят на их родном языке. Практически сразу после моего приезда Бартшер провёл экскурсию по стадиону, мы разговаривали о Путине, Меркель о немецком и русском языках. Так, у меня появился бесплатный репетитор немецкого, который я учу уже столько лет. Лучший способ выучить иностранный – это общаться с носителем языка.

Поговорили с Сашей Кругловым о его работе на championat.com, о том, как попасть в журналистику. «Денег здесь особо не заработаешь, да и рецепта, как стать журналистом, тоже нет», говорит он. «Писать, публиковаться, делать имя, показывать материалы работодателям». На мой взгляд, идеальна работа журналиста-переводчика. Если нет вдохновения писать, можно перевести статью из иностранной прессы.   

В первый день соревнований Россия завоевала 2 золота в одиночной и командной смешанных эстафетах. Победителям одиночного микста, Антону Бабикову и Виктории Сливко, понятно, все очень радовались. Но Сильвер и Жанна влюбились в серебряного призёра, Маттиаса Дорфера. Сильвер, наверно, забыл, что года 4 назад сам мне рассказывал про него. Вообще, 22-летний немец очаровал всех.

alt

Вечером в коттедже сервис-бригады сборной России была вечеринка по случаю двух побед. Поздравить пришли 2 немецких тренера, одним из них был Петер Зендель. Он сказал, что я неплохо говорю по-немецки. При изучении иностранного всегда сталкиваешься с языковым барьером. Проблема эта психологическая и лечится алкоголем.  В тот момент я как раз-таки была в той кондиции, когда этот барьер стирается, но что говорит Рейнхард Нойнер, понимала плохо. «А на каком языке ты с ним пытаешься разговаривать? Он австриец вообще-то, там свой диалект немецкого.» Зендель посоветовал мне пообщаться с Барштером, именно он говорит на «хохдойче», т.е. на классическом немецком языке. Ладно, говорю, разрешите мне тогда с ним сейчас погулять, пока я кондицию «разговорного вне барьера» не растеряла. «Времени час ночи, ему завтра спринт бежать!», – протестовал тренер. Я била рюмки и настаивала на том, что свежий воздух перед сном никогда никому не вредил. Зендель сдался, Штеффен пошёл со мной гулять, а на следующий день занял 59-е место в спринте. И до окончания соревнований ему больше нельзя было со мной видеться. Круглов ржал и благодарил за выведение соперника из строя.

Звездой арены был Евгений Гараничев. Его портрет висел в оружейной комнате в ряду с портретами губернатора Тюменской области, президента России и патриарха всея Руси. Сначала говорили, что Гараничев после спринта сядет в самолёт и отправится на сборы с основной командой в Токсово. Но победителю этой дисциплины очень понравилось на домашней арене, и он остался до пасьютов.

alt

После завоевания Бабиковым личного золота в пасьюте, представители СМИ не оставляли его в покое ни на минуту. Он много говорил на камеру, оставил тысячу автографов и фотографировался со всеми желающими в пресс-центре. Я тоже была среди желающих, потому что на его шее висел шарф моего любимого ЦСКА. Кстати, были жалобы на то, что Антон отказался фотографироваться с волонтёрами после пресс-конференции со словами «Мне надо на допинг-контроль бежать, а то меня дисквалицируют». Волонтёры не поверили и обиделись, и очень зря.  Поскольку селфи у нас стало хобби, мы знали, что после долгого общения спортсмена с прессой, фото получается хуже всего. Искренности улыбок после определённого количества селфи становится меньше. Лучше ловить биатлонистов на стадионе.

На всей территории «Жемчужины Сибири» любимым местом стал холл гостиницы. Там же был единственный бар, где собирались различные люди: спортсмены, болельщики, фан-клуб Алексея Слепова, специалист по мишеням Марко Курвинен и мэр города Душники-Здруй.

alt

Я совсем не пишу про женский биатлон, потому что не видела его. К женским гонкам в 15:00 по местному времени моё утро только начиналось. Исключением стал последний день соревнований с двумя гонками с общего старта. Ира Дождь попросила взять несколько слов у победителей после финиша, и, да, наконец-то мне не пришлось притворяться, что я журналист. Чемпионами стали немцы Луизе Куммер и Флориан Граф. Мне действительно интересно, как иностранцы оценивают организацию чемпионата в Тюмени, к тому же в следующем году «Жемчужина Сибири» примет этап Кубка Мира. Спортсменам всё понравилось. Те биатлонисты, что ранее бывали в России, уверены, что Тюмень готова заменить Ханты-Мансийск.  Тех, кто в Сибири в первый раз, поразили и стадион, и огромная территория вокруг него. Правда, болельщики поддерживали только россиян и радовались промахам соперников. Но для иностранцев, в принципе, это всё объяснимо – на трибунах были одни российские болельщики. Простите, ребята, это russian style. Мне нечего сказать о культуре боления в России...

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные