овечкин и седины
Блог

Трогательная история про «Спартак»: как спасали реликвии, пылившиеся в чужих подсобках

Рассказывает главный по розыску – пресс-атташе клуба Владимир Самохин.

На днях комментатор «Матч ТВ» Денис Казанский выступил в инстаграме с пронзительным постом о том, как хоккейный «Спартак» хранит собственную историю на примере двух клубных реликвий – скульптуры Вячеслава Старшинова и Кубка Шпенглера, который в начале 1990-х клубу отдали на вечное хранение, как пятикратному его обладателю.

«Удивительный памятник Вячеславу Старшинову, — написал Денис. — В какой-то кладовке какого-то предприятия валялся себе. Люди даже не знали кто это. Просто смешной дядька на тумбочке. Или Кубок Шпенглера. Его передали на вечное хранение «Спартаку» после 5 побед. В начале 90-х. «Вечное хранение» оказалось в «подсобке спортзала автомобильного предприятия». Это была просто огромная ржавая рюмка».

Мы связались с руководителем пресс-службы «Спартака» Владимиром Самохиным, чтобы он рассказал историю этих двух находок – и получился шикарный монолог о любви к своей работе, своему клубу, его истории и, в конечном итоге, к спорту. 

Скульптура Старшинова: музей, скульптор, несостыковки

Истории со скульптурой Вячеслава Старшинова уже 3,5 года. Мы совершенно случайно узнали, что в запасниках музея – я правда сейчас не помню какого – есть подобная скульптура. С руководителями решили, что она непременно должна быть у нас. Тогда офис клуба находился в Сокольниках, Вячеслав Иванович чувствовал себя гораздо лучше, чем сейчас, и чаще появлялся во Дворце спорта, где у него был свой кабинет.  

И мы решили, что лучшего места, чем «резиденция» знаменитого форварда, для этой скульптуры не найти. Клуб выделил деньги, чтобы выкупить произведение, и в феврале 2016-го мы специально собрались, чтобы подарить скульптуру Вячеславу Ивановичу. Следующий шаг – найти скульптора, который сделал эту работу. Это был Лев Николаевич Матюшин. Он оказался очень бодрым стариком, хотя на тот момент ему было 84 – и получилась интересная история. Когда я расспрашивал Старшинова, он говорил, что не помнит про эту скульптуру, но утверждал, что позировал: «Я несколько дней приезжал и по 2-3-4 часа сидел в очень необычной позе. Совершенно точно помню, что позировал».  

А скульптор утверждал, что нет: «Я всегда болел за «Спартак», жил в знаменитом доме на Кадашевской набережной и Вячеслав Иванович мне точно не позировал – у меня не было мастерской в Москве, я работал в каком-то подвале и мне даже было бы стыдно приглашать такого знаменитого игрока в этот подвал. Поэтому скульптуру я создавал по своим впечатлениям от его игры, от того, что видел сам, находясь на трибуне и по телевизору».

В общем, они в своих показаниях разбежались в разные стороны, но за давностью лет совершенно очевидно, что какие-то детали люди могли забыть. Он не был знаком со Старшиновым ни до, ни после этой работы: «Я просто всегда восхищался его игрой и решил, что такой игрок, такая индивидуальность заслуживает того, чтобы сделать скульптуру».

Сейчас она находится в клубе, Вячеслав Иванович не стал забирать ее к себе домой – у него не очень хорошее здоровье, все-таки возраст дает о себе знать. Но нам приятно, что мы сделали эту историю.

Кубок Шпенглера: легендарный водитель, автокомбинат, реставрация

Когда клуб возродился в 2015 году, после пропущенного сезона пришла новая команда, новые руководители, поменялся весь маркетинг. Мы в пресс-службе время от времени задавались вопросом: «А где спартаковские трофеи?». Не было ж ничего. Все разводили руками – что вы хотите, где их взять? Это все то ли у кого-то на даче, то ли у кого-то дома. 

В общем, обычная для России история, когда такие артефакты пропадают и никто не понимает, где и зачем их искать. Но мы не успокаивались, нам просто хотелось хотя бы что-то найти. Понятно, что мы белой завистью смотрим на футбольный «Спартак», у которого есть потрясающий музей. У него есть своя арена, и надо отдать должное: в музей вложили колоссальные деньги, он получился совершенно фантастическим. 

Мы пытались найти кубки, задавали вопросы людям, которые давно работают в клубе, спрашивали у хоккеистов «Спартака» прошлых лет. Все говорили: «Слушай, ну откуда мы знаем?»

Но все гениальное – просто. До этого сезона в клубе работал легендарный водитель Владимир Тимофеевич Рубцов – 40 лет за рулем клубного автобуса, с 1979 года. Совершенно уникальный человек, который возил еще Кулагина, Шалимова, Шепелева – и нынешнее поколение. Мы его уговаривали, чтобы он не уходил, но, видимо, он все-таки устал: «Нет, ребят, 40 лет прошло, мне пора на пенсию».

Он как-то приходит – не знаю, откуда он узнал про наши поиски – и говорит: «А вы не пробовали обратиться на Первый автокомбинат в Москве? Они же в свое время были спонсорами «Спартака». Связались, приехали на автокомбинат имени Краузе. От былого величия мало что осталось, предприятие давно в частных руках, но, к счастью, мы успели. И отыскали Кубок Шпенглера в какой-то подсобке рядом со спортивным залом. 

Мы его отреставрировали, потому что там были серьезные повреждения. Пока он стоял в этой кладовке на автокомбинате, пошли химические процессы. В общем, трофеем надо было заниматься. Потратили еще деньги, но привели практически в первозданный вид – и хотим на одном из ближайших матчей выставить на всеобщее обозрение. Чтобы наши болельщики могли сделать фотографии с кубком: сейчас Кубок Шпенглера выглядит совсем иначе – и это уже история. Хотим показать трофей, который сейчас больше нигде найти невозможно.  

Кроме Кубка Шпенглера на автокомбинате отыскали в пыли несколько трофеев советского производства, которые выигрывал «Спартак», и один из заграничных – Кубок Вурмберга, за победу на немецком предсезонном турнире в 1981 году. 

Как хоккейный «Спартак» работает с историей

Денис Казанский написал очень проникновенный пост, но я не думаю, что мы должны этой работой гордиться. Тут немного другое. Это наша работа, профессиональный интерес: во всем, что касается клубных трофеев, наша задача – по возможности вернуть их в «Спартак» и начать подготовку к созданию клубного музея. Все-таки клуб с таким количеством великих хоккеистов, с такой богатой историей совершенно точно заслуживает иметь свой музей. Хотя сейчас делать его где-то на стороне, не на собственной арене, тоже неправильно. Мы эту работу уже начали. 

Общаемся с нашими ветеранами, просим у них личные вещи – клюшки, амуницию, редкие фотографии. На днях вручали удостоверение заслуженного мастера спорта Валерию Кузьмину из «золотой» команды 1962 года, он четыре раза выигрывал чемпионат Союза, три со «Спартаком», еще раз – с «Крыльями». Я его спрашиваю: «А ваши медали живы»? Он говорит: «Нет». – «А где они?». И я понимаю, что ему неудобно, он пожимает плечами: видимо, в трудные годы был вынужден эти медали продавать. К сожалению, это была распространенная история, людям надо было выживать, и с такими историями мы тоже сталкиваемся. 

Денис в посте назвал только мою фамилию, но на самом деле работа не только моя – это и другие ребята из пресс-службы, и наши руководители, которые нас поддерживают. Надо было деньги заплатить за скульптуру Вячеслава Ивановича или отреставрировать Кубок Шпенглера – и никто не говорил: «Почему? Зачем? Может, это дорого?». У всех есть понимание, что у «Спартака» – богатая история, ее надо сохранять – и такие вещи у нас очень легко решаются.

Наш инстаграм / наш телеграм / мой телеграм / мой твиттер

Фото: instagram.com/kazzzansky; spartak.ru; spartak.com; РИА Новости/Юрий Долягин

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные