Блог Stream of Consciousness

Врач сборной по футболу Эдуард Безуглов ворвался в легкую атлетику. Хочет выгнать Чегина и научить победам без допинга

Интервью-манифест человека из нового руководства.

За последние 5 лет руководство Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) меняли дважды – разумеется, со скандалом.

В 2015-м ушел Валентин Балахничев, в отношении которого продолжается расследование (коррупция и сокрытие допинга). А в 2019-м – Дмитрий Шляхтин, которого выбирали антикризисным менеджером, но он потерял пост из-за истории с поддельной справкой прыгуна в высоту Данилы Лысенко.

28 февраля состоялись выборы нового руководства. Теперь легкой атлетикой рулит бизнесмен Евгений Юрченко (победил без конкуренции), а в президиум неожиданно вошел главный врач сборной России по футболу Эдуард Безуглов.

Мы выслушали его план спасения для, пожалуй, самого кризисного спорта в стране.

Почему легкая атлетика?

Нравится этот спорт, с детства им занимаюсь, вся семья бегает. Учел весь массив проблем, которые лежат на поверхности и информация о которых доступна. Прежде всего это медико-биологическое обеспечение, допинг, недостаточный уровень научно-методического сопровождения. Погрузился в тему и понял, что могу помочь. И с чистой совестью решил потратить часть жизни на помощь любимому виду.

Проблемы федерации не пугают. По факту, все разрушено до основания, но в этой ситуации больше возможностей для позитива и конструктива. Для меня это вызов с точки зрения возможности что-то сделать.

Моя предвыборная программа – блок, прежде всего связанный с медико-биологическим обеспечением и образованием, повышением уровня компетентности тренеров, врачей, спортсменов, плюс повышение открытости федерации. Но главное – повышение квалификации всех специалистов, связанных с легкой атлетикой. Как только мы начнем что-то делать – хотя бы на среднеевропейском уровне – движение вперед обязательно произойдет.

И, конечно, самое главное – не на словах, а на деле должна быть нулевая терпимость к нарушителям антидопинговых правил. Нужно признать, что проблема есть, и нужно максимально жестко и с корнем вырывать даже начальные ростки.

Реально ли очистить легкую атлетику от допинга?

Отдельные случаи будут всегда. Но я точно знаю, что за счет улучшения информированности специалистов, за счет улучшения общего медико-биологического обеспечения их число можно резко сократить. И как только появится понимание тренеров, врачей и спортсменов, что за нарушение последуют максимально жесткие санкции, я думаю, число таких случаев резко уменьшится.

Я считаю, что победить это действительно можно. И это не утопия. В лыжах, в плавании проблемы нет – хотя эти виды тоже относятся к циклическим, они не менее популярные. В футболе проблемы нет и близко – процент положительных проб в мире исчисляется десятыми долями.

А разговоры о том, что футболистам ничего не нужно из допинга – лирика. Надо подходить к этому честно и не идти на компромиссы с совестью.

Почему у нас до сих пор тренирует пожизненно забаненный Виктор Чегин?

Мне тяжело залезть в голову к спортсменам, я искренне их не понимаю. В XXI веке все рано или поздно становится явным. Работать с этим тренером сейчас – крест для карьеры. Это их выбор. Уважать его мы не можем, но это их выбор.

Могу сказать, что новое руководство ВФЛА настроено жестко ко всем таким проявлениям – и со стороны спортсменов, и со стороны тренеров. Поэтому я думаю, в ближайшее время примем соответствующие меры – чтобы пожизненно дисквалифицированный тренер не готовил спортсменов. Это же беспредел.

Окончательно отстранение Чегина – дело одного дня, при наличии воли со стороны регионального руководства (речь о Мордовии – Sports.ru). Почему воли до сих пор нет, лично для меня странно. Я думаю, что сейчас новое руководство федерации в этом вопросе бескомпромиссно. И поэтому вариантов просто не остается – кроме реального отстранения. Кто с ним работает, тех тоже максимально жестко накажут, строго в соответствии с антидопинговыми правилами.

А как насчет проблем с пропуском допинг-тестов, как было у Лысенко?

Мне хочется верить, что это всего лишь халатность, а не злой умысел. Если злой умысел, то это, конечно, кошмар. Мы знаем, что за рубежом такие ситуации тоже встречаются. Другой вопрос в том, что у нас таких всего несколько человек – и их надо вести индивидуально.

В футболе тоже несколько человек были в системе АДАМС. И поверьте, они перемещались по миру гораздо активнее, чем биатлонисты и легкоатлеты. Но при этом ни одного замечания не возникло – никто ни разу ничего не пропустил.

Что мешало это сделать легкоатлетам экстра-класса, если с флажками было всего 5-6 человек? Что мешало ввести жесткий индивидуальный контроль и работу со спортсменами уже после первого пропуска? Ничего не мешало. 

Повторю, Евгений Юрченко и новое руководство настроены вывести легкую атлетику из того состояния, в котором она сейчас находится.

В чем плюсы Юрченко, учитывая, что он не из спорта?

На самом деле то, что он не из спорта, – ни о чем не говорит. У нас спортсмены уже руководили – были примеры и хорошие, и плохие. Я бы не стал тут проводить параллели. Самое главное, насколько я понял, Евгений Валерьевич настроен максимально жестко к нарушителям антидопинговых правил. И это человек, с которым точно будут разговаривать международные организации.

Человек, которому передали легкую атлетику: складывал пирамиды из долларов, купил космическую капсулу СССР, верит в эзотерику

Он никаким образом не связан с нарушениями и с черной историей, которая у нас есть – таков один из критериев рабочей группы ОКР. Уже сделано столько неправильных шагов, что сейчас права на еще один неправильный шаг нет.

В этой ситуации я считаю, что нам нужно всем объединиться и постараться помочь новому руководству ВФЛА. А вы, журналисты, должны требовать от федерации максимальной открытости. Вы должны писать о проблемах и достижениях, должны помогать – ведь мы делаем одно дело.

Реально вытащить легкую атлетику из кризиса?

А у нас других вариантов и нет. Нельзя забывать, что весь негатив льется много лет: он привел к тому, что гораздо меньше детей занимается легкой атлетикой – вид находится в жесткой стагнации.

А любительская легкая атлетика, марафоны, полумарафоны активно развиваются – и это парадокс. С одной стороны – люди хотят заниматься спортом, легкая атлетика интересна. А профессиональная легкая атлетика находится в загоне. Поэтому нужно принимать комплексные меры, начинать с первого шага. Других вариантов нет, нужно эти шаги делать. Шаги маленькие, шаги большие.

Есть четкая стратегия на ближайший год, будет разработана и стратегия на несколько лет вперед. Первый шаг, пусть и не самый большой, но важный – ответ по делу Лысенко (ВФЛА отправила письмо в World Athletics 2 марта – Sports.ru).

В нашей легкой атлетике, наконец, добрались до босса: поймали на фальсификации, он покрывал лидера сборной

Но это не значит, что ничего другого делать не надо. Надо! И у нас уже в этом году в ближайшие дни и месяцы будет целый цикл образовательных семинаров. Они пройдут в Оренбурге, Саранске, Краснодаре, Санкт-Петербурге – уже стоят в плане.

Запустим образовательный проект по наиболее актуальным вопросам спортивной медицины. Разрабатываются способы повышения квалификации врачей и тренеров. Помимо того, что вы видите на поверхности (вроде ответов по делу Лысенко) федерация уже выполняет большой объем работы.

За последнюю неделю в плане образования сделано больше, чем за 2 года. Думаю, федерация изменится в плане открытости. Хотя понятно, что журналисты больше реагируют на негатив, но мы постараемся негатив минимизировать за счет постоянной работы.

В чем была проблема прежнего руководства ВФЛА?

Антидопинговые семинары и раньше проводились, в том числе в резиденции РУСАДА. Но вы видите, к чему привела та антидопинговая политика: у нас прямо сейчас 86 спортсменов отбывают дисквалификацию – это очень большая цифра.

Дмитрий Шляхтин

В плавании и велоспорте допинг-проб берут не меньше, но дисквалифицированных спортсменов сейчас всего около десяти. То есть в легкой атлетике таких случаев фантастически много. Это говорит о том, что антидопинговую политику необходимо срочно менять – и мы сделаем это.

В ближайшее время проведем консультации с РУСАДА – уверены в максимально тесном сотрудничестве. А также надеемся на тесное сотрудничество с региональными федерациями и министерствами, с правоохранительными органами по вопросам борьбы с нарушителями антидопинговых правил. 

Думаю, как только станет понятно, что работа идет, к нам подключатся все неравнодушные люди. И мы вместе, сообща будем бороться.

В легкой атлетике – восстание: наши звезды (Шубенков, Ласицкене) создали комиссию, изгоняют руководство и требуют перемен

Все в новом руководстве настроены жестко, бескомпромиссно, но при этом корректно решать проблемы – уже в ближайшее время. 

Вот Sports.ru – популярное СМИ, вас читают, вы формируете мнение, и это хорошо. И если вы будете конструктивно критиковать, оценивать и давать оценку позитивным моментам, привлекать и брать интервью у ведущих тренеров по легкой атлетике, то мы с удовольствием будем вести с вами дискуссию и вместе развиваться.

Почему больше всего допинга в легкой атлетике и биатлоне?

В биатлоне все же это шлейф с 2013-2014 годов. Сейчас там больших проблем с допингом как раз нет – мне на память приходит буквально несколько случаев. Работа у них ведется, в этом отношении они молодцы. То же самое в лыжах и в плавании. Сколько в лыжах было проблем, сколько в плавании. Сейчас, слава богу, такого нет. И в тяжелой атлетике руководство с этим жестко борется, тоже защищает права чистых спортсменов.

Почему в легкой атлетике много таких случаев? Ну, во-первых, циклические виды спорта, к сожалению, вотчина многих нарушителей антидопинговых правил.

Во-вторых, не было нулевой терпимости к нарушителям. Вот Чегин – он же не сам приходит «давайте я вас потренирую», он пользуется покровительством. И самое главное – нужно наказывать и людей, которые ему покровительствуют.

Допинг-тренер Чегин после бана получил 8,5 млн из бюджета. Мы раскрыли схему – она божественна

На сайте РУСАДА опубликован список всех пожизненно отстраненных спортсменов и тренеров по легкой атлетике. Есть список тренеров, дисквалифицированных на 4 года. Они в принципе нигде и никак не должны фигурировать – это черный список, о котором должны все знать.

Мы должны дать обязательства, чтобы эти тренеры никаким боком не появлялись в легкой атлетике. То же самое касается спортсменов. И тогда сразу, поверьте, станет меньше нарушений. Профильные комитеты федерации должны рассказывать спортсменам, врачам и тренерам, как легальным способом повышать работоспособность, как правильно восстанавливаться, как правильно лечить травмы. 

Профессиональная легкая атлетика – относительно небольшая, компактная с точки зрения количества людей, 10-15 тысяч человек. Всех можно покрыть информационной сетью, образовательной в том числе, буквально за месяц. Создать единую базу данных, рассылки, встречи. Мы должны выйти из XVIII века хотя бы в XX. И сразу все наладится.

Фото: instagram.com/bezuglov_eduard; РИА Новости/Александр Вильф, Антон Денисов, Григорий Сысоев; Gettyimages.ru/Matthew Lewis; globallookpress.com/Jon Olav Nesvold/ZUMAPRESS.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья