Реклама 18+
Реклама 18+
Блог На максимальной скорости

История McLaren. Часть 4: 1988-2001. «Прост против Сенны»

Они познакомились на открытии нового кольца Нюрбургринга в 1984-м. Ален Прост только вернулся в McLaren из Renault и сражался за свой первый титул. Он подбросил Айртона от аэропорта до трассы, а тот впечатлился тем, с каким энтузиазмом водит Ален.

Прост позже вспоминал, что их разговор был дружелюбным, и в других обстоятельствах они могли даже стать друзьями. Но не такая судьба ждала двух величайших гонщиков их поколения. Но это случилось потом.

Прост и Сенна отправились на «Ринг», чтобы представлять новое поколение гонщиков Формулы 1 в гонке на Mercedes 190E. Стартовая решетка была заполнена чемпионами мира: Ники Лауда, Кеке Росберг, Алан Джонс, Джоди Шектер, Джеймс Хант, Джек Брэбем, Джон Сёртиз и многие другие. Сенна был призван только для того, чтобы заменить его соотечественника, Эмерсона Фиттипальди, который был завязан в Indy.

Гонка ради веселья? Конечно...пока они не надели шлемы. Гармония между Простом и Сенной внезапно кончилась, когда Ален опередил Айртона в квалификации, оба они заняли первый ряд. В гонке Сенна опередил Проста на первом круге – это было лишь началом того, что должно было произойти – и выиграл, к большому раздражению Mercedes, которые хотели, чтобы гонку выиграл кто-то известный. Несколько недель спустя McLaren Проста выиграет сокращенный Гран-при Монако из-за сильного дождя. Этот ранний финиш помешает возможной сенсационной победе Сенны на его Toleman. Обе гонки предвещали самое драматичное и ожесточенное соперничество в истории Формулы 1 – и то, что станет определяющей главой в эпической истории McLaren.

 

Спустя четыре года, в 1988 году, когда Формула 1 готовилась к последнему сезону с турбодвигателями, а McLaren начала многообещающее партнерство с Honda, Прост заявил, что мог бы наложить вето на приход Сенны в «свою» команду. Мнение Проста, двукратного чемпиона мира и ключевого компонента империи McLaren-TAG, имело вес. Вместо этого, к его чести, он посоветовал Рону Деннису не заглядываться на чемпиона мира Нельсона Пике и подписать контракт с Сенной, потому что, по его мнению, McLaren заслуживает более быстрого гонщика. Это был совет, о котором он быстро пожалел.

В этот момент у Проста не было причин бояться Сенны, несмотря на невероятную скорость молодого гонщика на одном круге. Позже, оглядываясь назад на их два совместных сезона в 1988 и 1989 годах, Ален признал, что Айртон «удивил» его, но только в квалификации. В день гонки пара гонщиков была равной, намного превосходя всех остальных. Только они вдвоем.

Для Проста ситуация оказалась очень похожей на ту, что была в McLaren в 1984 году, но теперь все было наоборот. Тогда он был молодым и быстрым, пришедшим, чтобы свергнуть действующего чемпиона. Товарищ по команде Ники Лауда с самого начала знал, что он не сможет справиться с скоростью Проста, но он выиграл свой третий титул чемпиона мира благодаря подготовке и хитрости. Ален смотрел и учился. Теперь он был ветераном, который был под прицелом, и, как Ники, ему нужен был весь его опыт, чтобы справиться с угрозой выскочки в ярко-желтом шлеме.

В первый сезон, когда мощь Honda привела McLaren к беспрецедентным 15 победам в 16 гонках, в команде все было на удивление спокойно. Только в Эшториле, где Сенна чуть не завез Проста в стену в конце первого круга, прозвучал первый звоночек.

Да, в субботу Сенна переигрывал Проста – 13 поулов против 2, но в гонках француз набрал больше очков – 105 к 94. Однако, из-за правила 11 лучших результатов в 1988 году семь побед Проста и семь вторых мест не дотягивали до восьми побед Сенны и трех вторых мест. По очкам 90 против 87 в пользу Сенны. Ален спокойно принял поражение. В конце концов, у него уже было два титула, Сенна не открыл ему ничего нового, и, опять же, казалось, нечего было опасаться перед сезоном 1989 года.

Тогда-то все и покатилось в тартарары.

Переход на атмосферные двигатели в новом сезоне мало что изменил на вершине Формулы 1, так как двигатель Honda V12 полностью заменил V6 Turbo. С точки зрения шасси, конечно же, имело место влияние Гордона Маррея. Он способствовал скорости MP4/4, разработанной в основном американцем Стивом Николсом и его командой, но, как всякий творец, Маррей обратил свое внимание на амбициозный проект дорожного автомобиля McLaren. Но базис и передовая команда инженеров, относящаяся еще ко времени Джона Барнарда, означали, что его увлечение едва ли могло вызвать волнение в команде. McLaren в тисках Рона Денниса была идеальной гоночной командой Формулы 1. Но, как и в случае многих империй, никогда нельзя исключать человеческий фактор.

Последствия инцидента в Сузуке-1989.

 

Война разразилась в Имоле, где согласно предложенной Сенной договоренности, гонщики должны были сохранить порядок следования, сложившийся после первого поворота. Но возникло осложнение из-за рестарта после аварии Герхарда Бергера. Сенна отказался от договора во второй раз, обогнав Проста в повороте Tosa. Ревностное объяснение Сенны, подкрепленное религиозными убежденииями, которое напугало напарника по команде, помогло ему оправдать свои действия. Но, когда Деннис попытался возразить, Сенна ударился в слезы. Соглашение между гонщиками McLaren теперь было разорвано, и никто – ни Деннис, ни даже координатор команды Джо Рамирес, который каким-то образом оставался доверенным лицом обоих – не мог его восстановить.

К Сузуке-1989 напряжение уже было невыносимым. Это было похоже на просмотр фильма «Челюсти»: захватывает, но высушивает до такой степени, что хочется, чтобы это поскорее закончилось. Для Проста это уже было перебором. Будучи на обочине команды, для которой он сделал так много, он решил перейти в Ferrari на сезон 1990. Он привел Денниса в ярость, отдав свой трофей с подиума Монцы ликующим тифози.

Прост был уверен в фаворитизме внутри команды, возможно, не со стороны McLaren, а, скорее, со стороны Honda, которая, казалось, поддерживала самурайское поведение Сенны, а не научность и педантичность Проста. Суперкоманда была разделена: Прост – гонщик McLaren с двигателем Honda, Сенна – гонщик Honda с шасси McLaren.

Кульминация – это неуклюжее столкновение в шикане на Сузуке. Стремление Сенны скорее вернуться на трассу и исключение из протокола гонки за то, что он срезал поворот, когда возвращался – все это выглядело надуманно. Теперь настала очередь Проста оправдываться. Когда Сенна совершил маневр, Прост не врезался в него, он просто отказался «открыть калитку». Ален не мог гордиться тем эпизодом, и он это знал, но в итоге он стал трехкратным чемпионом мира.

Война продолжилась в 1990 году, Прост теперь был гонщиком Ferrari. Удивительные результаты гонщиков и предвкушение драмы снова держали нас в напряжении, но развязка на этот раз, снова в Сузуке, опустила Формулу 1 очень низко. Расчетливое решение Сенны вынести Проста с трассы в первом повороте на глазах всех остается самым осуждаемым актом, совершенным гонщиком Формулы 1. Многие по праву считают Сенну величайшим гонщиком в истории, даже спустя 25 лет после его смерти. Но Сузука-1990 навсегда останется темным и позорным пятном на монументальном наследии Сенны. Точно так же, как это случилось после того, как на Чемпионате мира по футболу 1986 года за Диего Марадоной закрепилась фраза «Рука Бога», этот спорт перестал быть прежним. После того, как пыль осела в гравийной ловушке первого поворота в Сузуке, этот момент навсегда остался в истории.

А потом все было кончено. Ferrari потеряла свой уровень в 1991 году, и возникла новая угроза, которую представлял Найджела Мэнселл на Williams-Renault. Вражда была отодвинута на второй план, и гоночный мир вздохнул с облегчением. Третий и последний титул чемпиона мира Сенны был, пожалуй, его лучшим, несмотря на отсутствие соперничества между ним и Простом, поскольку внезапно McLaren и Honda оказались немного позади. Даже Сенна не смог сдержать натиск электронных систем контроля тяги, АБС и аэродинамического гения Эдриана Ньюи, который привел Мэнселла к титулу 1992 года. В 1993 году Прост занял лучшее место на стартовой решетке, и Сенна был полностью раздавлен завистью. Его старый враг снова был бельмом на глазу.

Прост всегда был целью Сенны с самой первой их гонки на Mercedes 190E, и Прост снова одержал верх. У Айртона даже не было в союзниках Honda – японский производитель оставил McLaren в конце сезона 1992 года перед лицом мирового экономического кризиса.

После ухода Проста Сенна выиграл два титула в Макларене.

 

С другой стороны, клиентский двигатель Ford V8, сочетавшийся с аккуратным, пропорциональным шасси MP4/8, по крайней мере обеспечили приемлемое завершение сотрудничества для McLaren и Сенны. Очевидная несправедливость позволила Айртону проявить свои лучшие качества, по крайней мере, за рулем. После всех неудач и обид, Сенна получил то, что хотел. В сезоне 1994 он получил место в Williams-Renault, а Прост ушел, завоевав четвертый титул, не желая и не в силах снова переживать сезоны 1988-89. Сразу после финальной гонки Проста в Австралии на эмоциональном подиуме дружба, которая могла вырасти после той поездки к Нюрбургрингу 11 лет назад, наконец-то начала проявляться. Но она трагически оборвалась 1 мая 1994 года.

Для McLaren жизнь продолжалась. Но похмелье после противостояния Проста и Сенны окажется болезненным и долгим. В Мике Хаккинене, который обыграл Сенну в квалификации в Эшториле в 1993 году, Деннис и его верная команда, по крайней мере, нашли новую музу. Но у них не получалось поддерживать те стандарты, которые сама McLaren установила до этого.

По сегодняшним меркам начало 1990-х годов не кажется настолько потерянным с точки зрения результатов, чем это казалось тогда. Но для Денниса было определенно унизительно прибегать к бесхитростному Lamborghini V12 в сезоне 1994 года, а затем обратиться к непроверенному агрегату Peugeot. Если это было так, он не демонстрировал этого. Уверенность в собственном превосходстве никогда не оставляла его: он верил в то, что все получится. Когда Михаэль Шумахер стал преемником Сенны в качестве блестящего, но «несносного ребёнка» Формулы 1, началось возрождение McLaren в сотрудничестве с другой суперсилой. Mercedes доминировал в гонках Гран При в 1930-х и середине 1950-х годов. Теперь, спустя 40 лет после катастрофы в Ле-Мане 1955 года, которая убила более 80 зрителей и изгнала наводящий на всех ужас «Мерседес» из спорта, они были готовы вернуться.

 

Дэвид Култхард видел, что грядет. Он оставил Williams, который в доминирующем стиле выиграет чемпионат 1996 года. Ньюи тоже это увидел и сделал то же самое. Эту сделку можно назвать одной из самых важных для Денниса.

Победы Култхарда и Хаккинена в 1997 году завершили трехлетнюю засуху для McLaren, а затем, вооружившись прекрасным MP4/13 Ньюи (представленным в необычной серебристой расцветке нового спонсора West, так как Marlboro прекратили 23 летнее сотрудничество с командой), Мика будет пилотировать так, что никто бы и не подумал, что он способен на такое. Он чуть не погиб в ужасной аварии в Аделаиде в конце 1995-го, спасенный только срочной трахеотомией прямо на треке. И все же он был на стартовой решетке, всего три года спустя, и он смог опередить Шумахера и его возрождающуюся Ferrari в финале сезона в Сузуке. Он сделал это в прекрасном стиле, а затем повторил этот успех в 1999 году после аварии Шумахера (и перелома ноги) в Сильверстоуне.

Противостоянию Хаккинена и Шумахера не хватало того напряжения и интенсивности, присутствовавшее у Сенны и Проста, но по-своему это также был великий поединок между двумя титанами Формулы 1. Мика использовал другой подход к победе над своим соперником: простой, прямолинейный…в чем-то даже новый. Но в этом нет ничего уничижительного: Хаккинен не был человеком, которого следует недооценивать, как выяснит позже Шумахер. Волшебный обгон Мики на прямой Kemmel в Спа в 2000 году, когда пара машин пронеслась по обе стороны от BAR Рикардо Зонты, возможно, следует считать важнейшим моментом для Хаккинена. Разговор между соперниками позже в закрытом парке, когда Мика пытался объяснить, почему Михаэлю не стоило выдавливать его на траву на скорости 320 км/ч кругом раньше, оказался не просто показательным, это золотой момент в истории Формулы 1. Нам не обязательно было слышать разговор, каменное лицо Шумахера говорило за него.

Тот самый момент обсуждения произошедшего в Спа в 2000 году между Хаккиненом и Шумахером

 

Когда начался новый век, McLaren, оглянувшись назад, могли сказать, что прошедшее десятилетие было смешанным, от побед до упадка и обратно. Когда Хаккинен ушел с высоко поднятой головой и с двумя с трудом завоеванными титулами, команда сфокусировалась на еще одной финской музе, чтобы команда могла двигаться дальше. Кими Райкконен, безусловно, имел большой потенциал.

Но Рон Деннис еще не знал, что его лучшие дни у руля команды уже позади. Неприятности за пределами трассы и особенно мстительный президент FIA навсегда изменили McLaren.

Это перевод статьи журнала F1Racing за февраль 2019 года.

Фото: F1Racing

Предыдущие эпизоды:

Часть 1 : Часть 1: 1964-1970. «Летающий Киви»

Часть 2: Часть 2: 1970-1980. «Жизнь после Брюса»

Часть 3: Часть 3. 1981-1987. «Эра Рона начинается»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+