Лыжная классика
Блог

Лыжные истории: Спринт в Фалуне-2015

Наверное, у многих из вас есть какие-то свои болельщицкие воспоминания. Эти истории обычно связаны с большими, красивыми, а иногда и неожиданными победами. Но есть и истории горьких поражений. Болезненно сидящие внутри и не желающие стираться из памяти.

Как там говорят спортсмены: «Поражение полезнее победы, поскольку оно дает пищу для размышления и толчок для работы над своими недостатками». Ну, примерно так. Что же, возможно. В таком случае, для болельщика поражение – это эмоциональная яма, на фоне которой впоследствии ярче и острее впоследствии будет воспринята победа.

Как это ни странно, моя самая болезненная лыжная истории связана с самым титулованным российским лыжником последнего десятилетия – Никитой Крюковым.

Речь пойдет о спринте на чемпионате мира-2015 в Фалуне.

Выиграв спринт в олимпийском Ванкувере, Никита Крюков стал для России то самой новой надеждой – на новое время и новые победы. Заполнившей собой пустоту конца нулевых, в которой пребывали российские мужские лыжные гонки. На мировом чемпионате-2013 в Валь-ди-Фьемме Никита предстал во всем своем великолепии – будучи логично и абсолютно чертовски непобедимым и, я бы даже сказал, непогрешимым.

На фоне этого вполне даже естественным выглядело то, что работа всей спринтерской группы строилась вокруг Крюкова, да и отбор на Олимпиаду в Сочи он прошел весьма условно – по заботливо выстроенной тренером Юрием Каминским траектории минимального сопротивления.

В Сочи Крюков, был хорош, но все-таки недостаточно. Да, ему не везло, но он и не находил в себе запаса прочности, которым это невезение он мог бы компенсировать. В четвертьфинале индивидуального конькового спринта на выходе на финишную прямую ему оттоптал лыжи товарищ по команде Антон Гафаров, а в развязке классического командника под ноги Никите рухнул немец Тим Чарнке. Вероятно, будь Крюков в оптимальных своих кондициях, он нашел бы чем на эти невзгоды ответить, но, видимо, все-таки сочинской олимпиаде не суждено было стать его новым звездным часом.

И вот через год в Фалуне случился тот самый спринт классикой, вспоминая который я до сих пор переживаю болезненные ощущения.

Тогда на чемпионате мира Крюков был готов феноменально. Он вновь не показал ничего внятного на этапах Кубка мира, но к главному старту сезона подошел в исключительной форме. Особенно на фоне остальной спринтерской команды, барахтавшейся в Фалуне на границе квалификационной тридцатки. Никита же в квалификации вынес всех в одну калитку. Его штучному спринтерскому даблполингу стадион в Фалуне подходил идеально. Две длинные прямые – одна на выкате к финишу, а другая в самом створе – преумножали его козыри. Его лыжи очевидным образом готовились на скольжение и Никита выжимал из них максимум. Он без видимых усилий закатился на финиш четвертьфинала вслед за шведом Теодором Петерсоном, а затем в полуфинале, так же контролируя ситуацию, размазал по финишной прямой Тео вместе с итальянцем Федерико Пеллегирно.

Разумеется, финал не виделся легкой прогулкой. Но, черт подери, Никита ощущался его главным фаворитом, лишить которого победы мог только какой-то чудовищный небесный катаклизм.

Увы, как показала история, небеса на том чемпионате мира благоволили норвежцу Петтеру Нортугу, взявшему на территории его «любимых» шведов четыре золота.

Уж не знаю, каким норвежским богам молился Нортуг, но то, что он выдал в финале фалунского спринта – не поддавалось никакой логике. Особенно на фоне того, как он до этого отмучился в квалификации, а в финал и вовсе вышел на правах лаки-лузера.

Это сейчас мы привыкли к технике забегания в подъемы в исполнении Йоханнеса Клэбо. Тогда, в 2015-м, беговой спурт Петтера Нортуга во второй подъем спринтерского круга выглядел максимально неестественным и ломающим все представления о лыжных гонках. Сломал он и конкретно ту гонку.

Вбежав в подъем. Петя порвал группу, натянул её, и продолжал натягивать на каждом бугорке, где он выдавал свои фантастические ватты, а Никита все не мог выбраться из хвоста, мучаясь на своих изумительно скользящих, но плохо державших лыжах.

В подтверждение своей отличной готовности Никита Крюков подтянулся к конкурентам на предпоследней прямой и почти достал их на финише, своей потрясающей классической спринтерской техникой отыграв почти весь жуткий гандикап. Фотофиниш отделил его от бронзы несколькими сантиметрами. А будь финишная прямая длиннее метров на пятнадцать-двадцать, вероятно мог бы побороться за победу.

К сожалению, история сослагательного наклонения не знает.

P.S.

Тем не менее, спортивная судьба умеет быть справедливой и порой вознаграждает тех, кто не сгибается под тяжестью поражений, а продолжает идти против встречного ветра невзгод и неудач.

Через два года на чемпионате мира в Лахти, когда Никита, скажем откровенно, был уже не тот, небеса вернули ему долг. Подарив в партнеры по командному спринту переживавшего свой расцвет Сергея Устюгова и завалив перед финишной прямой Эмиля Иверсена и Иво Нисканена.

Кто-то сомневается в том, что Никита Крюков заслужил то золото…

Что ж, у меня на это есть что возразить.

Ребята, возможно вам просто не довелось пережить тот финал спринта в Фалуне.

Лыжная классика в Instagram 

Лыжная классика в Телеграме

Телеграм-канал На двадцать пятом километре

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные