Блог Red Blue Blog

«Гинер сказал: не дай бог, кто-то возьмёт деньги с детей». Христич – об академии ЦСКА

Теперь самая продуктивная академия России.

Летом я делал текст о воспитанниках в топ-клубах РПЛ. ЦСКА был лучшим по всем важным показателям: число молодых в стартовой обойме, количество минут, влияние на результат. Если кратко, то в среднем воспитанники ЦСКА (те, кто в итоге попадал на поле) в прошлом сезоне получали почти 50% игрового времени. Это очень много. Для понимания насколько: из остальных топ-клубов никто не мог подобраться к 25%.

В нынешнем сезоне у ЦСКА сыграли 7 местных:

Акинфеев — с 4-5 лет в ЦСКА

Тикнизян — с 14

Чалов — с 8

Марадишвили — с 8

Кучаев — с 17. Тут надо отметить, что ключевой путь — с 14 лет до ЦСКА — парень прошел в школе «Мастер-Сатурн». Он не воспитанник ЦСКА, по сути, но все равно его пример показывает то, как работает переход из молодежки во взрослую команду

Щенников — с 12

Карпов — с 15

Все эти парни (если не травмированы) используются не только для ротации, но и как игроки стартового состава. Да, в этом большая заслуга Ганчаренко, который полезно работает с молодыми, без него прогресс был бы явно медленнее. Но важно отметить и старания академии — пожалуй, самой продуктивной сейчас в РПЛ.

Хотя еще 19 лет назад школа ЦСКА выглядела удручающе, а все изменилось с приходом Гинера. Об этом мы поговорили с тренером академии (работает в ней с 1997-го) Михаилом Христичем.

— Как выглядела академия до того, как в ЦСКА пришел Гинер?

— Не было ничего практически — одно земляное поле, одно — черная гарюха. Помню, как Павел Садырин вызвал меня к себе и говорит: «Ну вы что? Ребята технически слабенькие выходят. Посмотрите, какие во Франции выпускники, как с мячом работают». Я отвечал: «Так у нас полей нет, как мы на гарюхе, где мяч скачет, технику поставим?» Зимой — снега по колено, летом — пылища и кочки.

С 2001-го, когда пришел Гинер, все сразу стало меняться. Он сделал нам классные раздевалки, выдал детям экипировку точно такую же, как и у взрослой команды. До этого мы кто в чем на турниры ездили. Спустя время появились поля, сейчас три — одно натуральное, два искусственных с подогревом. Для малышей 5-9 лет — две маленьких площадки, чтобы был постоянный контакт с мячом. Плюс манеж.

Гинер с первых дней начал ездить на игры школы, смотрел турниры. Знал чуть ли не всех детей, а в старших возрастах — вообще всех. До его прихода мы копейки получали, один тренер тянул два возраста, а это очень сложно. Он же сразу поднял зарплату, в каждую команду поставил по два тренера! Появился специалист по акробатике, который работал в цирке и стал учить детей координации.

К Гинеру всегда можно обратиться, он говорил тренерам: «Есть проблема, подходите, будем решать». Помню, у нас раньше дети из интерната своим ходом добирались — на трамвае или троллейбусе. А ехать прилично, вот они голодные, замерзшие приезжали. В итоге автобус появился, поля рядом с интернатом. Выходи, расти. Если требовалось, с ребятами в академии занимались психологи. У всех же по-разному адаптация идет, кто-то, может, издалека приехал, скучает по родителям.

Или еще история. Родители раньше за свои деньги покупали путевки на юг — на сборы. Как пришел Гинер, сразу сказал: «Не дай бог, кто-то возьмет деньги с детей. Для них все должно быть бесплатно».

— Что важно, он всегда за преемственность, чтоб был дух ЦСКА: поэтому сейчас директор школы Олег Корнаухов, тренерами, например, работают Боков и Минько, все выступали за ЦСКА. Тренировал в академии и Ролан Гусев, пока не позвали в юношескую сборную.

— В плане методик что-то меняется?

— Когда в сборной был Хиддинк, к нам на 2,5 года приезжал другой голландец — Йелле Гус. После него работали тренеры из Аргентины. Это добавляет разноплановости, у них подход отличался все-таки. Да, можно говорить, что в Европе более систематизированная работа, но методики не сильно отличаются.

Только в России обычно ставят на результат, а у них — растят индивидуальность игрока. Мы тоже стали больше внимания обращать на личность, характерные качества. Победа в отдельном турнире не так важна, как воспитание игрока. Потому что везде и все решают личности, индивидуально сильные и психологически устойчивые ребята.

— Делал материал о том, как важно, чтобы тренер чаще молчал во время игры, не указывал детям, что делать. Как с этим в ЦСКА?

— Всегда стараемся говорить о том, что мы можем помочь мальчику тактически, теоретически на установке и разборе игры, но решать задачи, проблемные ситуации на поле он должен учиться сам. Чтобы росла личность, готовая брать на себя инициативу, рисковать. Такие ребята обычно и идут дальше.

Не отрицаю, не все могут себя сдержать. Это зависит от культуры тренера, менталитета. Но стараемся говорить: «Дайте им самим разобраться». Подсказ нужен, конечно, но до или после, а не во время. Он так отвлечется на тренера, в моменте игры потеряется. Ребенок должен сам учиться решать, когда надо обыгрывать, когда нет. Ничего страшного, если ошибется. Он должен привыкать думать.

 — Чего еще не хватает, чтобы в России было больше сильных игроков? Условия заметно улучшились за последние годы.

— Наверное, доверия и желания раскрывать ребят. Все же по-разному созревают — кто-то в 18 лет, кто-то в 21, Ярцев, например, вообще к 30 заиграл, когда попал в «Спартак». Часто не хватает практики, отдают их в аренду в другие клубы, а там свои задачи, и тренер говорит: «А зачем мне его развивать, готовить, если он уедет обратно?» Хотя этот молодой, может быть, технически сильнее по всем показателям. Но раз ошибся — и его убирают, не дают время.

Бывает, что сами ребята тухнут, перестают пахать. Это уже от характера зависит. Помню, каким был еще маленький Акинфеев. Понятно, что ему многое дано от природы, но при этом он никогда не отвлекался, как некоторые молодые, на какие-то злачные места, а ставил цель — и до сих пор идет. Как он тренировался и прыгал на той гарюхе! Это же как на кирпичах. Я его ноги потом видел — кровь, синяки. А он — снова прыгал, шел в ноги соперникам, не жалея себя. Потому что шел к цели.

— Как он сейчас себя готовит, в том числе индивидуально?! У него такие травмы были, кто-то мог бы уже беречь себя на тренировках, меньше работать, но Игорь понимает, что, если будешь беречься, то все уйдет. Вот он и пашет. Выходит на поле и не помнит уже ни о каких травмах, только хочет помочь команде. Потому что он в ЦСКА с нуля вырос, у него эти четыре буквы в сердце.

— Чалов — один из тех, кто с малого детства в ЦСКА. Понимаете, почему он сдал в последнее время?

— В академии Федя сразу выделялся — индивидуально сильный, может ударить, передачу сделать. Много пробует читать игру — вратаря, защитника. Возможно, это его тормозит иногда, поэтому успевают накрывать. Плюс, наверное, уверенность потерял — как раньше говорили: «Ты хоть носом забей, тогда пойдет». Где-то реализации не хватает, где-то везения. Будем надеяться, что он весной у него снова пойдет.

— Вы работали с Караваевым. Переживали, что ему приходилось конкурировать с Марио?

— Переживал этот момент. Ладно бы был очевидно слабее, но, думаю, он соответствовал, не уступал [Фернандесу]. Возможно, опыта не хватало, да, но тут многое зависит от тренера, доверия. Может быть, если бы доверились ему, то стал бы основным. Тогда оборона сильная была, высокая конкуренция. Караваев у меня, кстати, нападающего играл. Поэтому он сейчас тоже все время вперед рвется, подключается. Ну и физические данные у него мощные — колоссальную работу дает, организм быстро восстанавливается.

Караваев, кстати, тоже из первого набора. Как и Марадишвили, оба пашут, но и с мячом работают умело. Показательно, что те, кто у нас с совсем маленького возраста, хорошо оснащены. Мы им с малых лет ставим координацию, работу с мячом в разном темпе — на скорости и без.

— Костя тоже начинал на другой позиции — в полузащите, потом стал крайним защитником, а уже в молодежке его перевели в среднюю линию. Он и с техникой, и объем дает большой, и в отборе полезен, да пока не хватает в созидании, но это он еще наберет.

— С первого набора в ЦСКА попал и Михаил Игнатов, который в 15 лет ушел в «Спартак». Почему так?

— Не знаю, но жаль, что так вышло. Считаю, он очень перспективный, его пока задавили немного, но он там [в «Спартаке»] на самом деле лучший. Надеюсь, раскочегарится.

— Что не пошло у Базелюка, с которым вы тоже работали?

— Шансы ему давали, но потом поехал в аренду в «Торпедо», там не сложилось. Сейчас в Хабаровске. Может, он и сам немного виноват: если тренер по каким-то причинам не ставит, ну, надо это переламывать, терпеть, а бывают некоторые: «Я уже готов». Как сейчас говорят, звездняк поймал. Может, и такое было. Я с ним потом говорил, он объяснял свои причины. Я отвечал, что все равно надо каждую секунду доказывать, что ты сильнее. Посмотрите, как Ибрагимович в 39 лет всем доказывает и пашет. Понимает — только так можно быть вверху.

источник

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья