Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Под прицелом

В Рупольдинге не было ветра, но у наших в эстафете – 14 промахов. Что за жуть?

Разбираемся с Павлом Ростовцевым.

В Оберхофе российские биатлонистки выиграли эстафету впервые за 7 лет. Пока соперницы дико мазали, мы бережно работали на рубежах. При том, что дул шквальный ветер и сыпал снег.

Спустя неделю в Рупольдинге все поменялось. Вроде и ветра не было, а наша стрельба разладилась. Как итог – 5-е место, без шансов на медаль.

Но медалями, наверное, нельзя измерить весь сезон. Тем более постолимпийский. Если не экспериментировать сейчас, то когда? Тренеры справедливо решили, что после долгожданного золота можно перетасовать состав на 75 (!) процентов.

Из оберхофской четверки осталась только чемпионка мира Екатерина Юрлова-Перхт.

• Вместо Евгении Павловой, которая ударно начинала в Хохфильцене и Оберхофе, старт доверили дебютантке Анастасии Морозовой, которая еще совсем недавно лидировала в общем зачете Кубка IBU.

– По Павловой – мы перестраховались, – уточнил перед гонкой старший тренер Виталий Норицын.

Женя после спринта в Рупольдинге (43-е место при точной стрельбе) пожаловалась на то, что «самочувствие не айс». Тренеры оставили Павлову в отеле.

• Вместо Маргариты Васильевой второй этап отдали Светлане Мироновой.

И тут логично: Васильева завалила спринт (4 промаха, 87-е место), а более молодая и скоростная Миронова, наоборот, с одним промахом почти залетела в десятку (12-е место). Но при всех плюсах Светы ее стрельба – хождение по мукам. И пока совершенно не понятно, чего от нее ждать.

В эстафетах ценится надежность, а Миронова только сегодня взяла 5 доппатронов. А если вспомнить ее командный дебют в Пхенчхане-2017, то там она и вовсе заехала на круг.

Лучше всех стрелковые резервы Мироновой описал в интервью Sports.ru тренер Сергей Коновлов, который работал с командой в прошлом олимпийском цикле:

– Света должна спать с винтовкой, обнимать ее. С ее отношением стрельба не придет. Не бывает такого, что без работы чего-то добиваешься. Только в сказках.

Элементарная математика: за тренировку мы делаем 10 рубежей, плюс разминка и пристрелка – всего около 25 подходов. А подход – это грубо 30 секунд, то есть 12,5 минуты посвящается работе с оружием. Плюс вечерний тренаж – ну хорошо, еще 30 минут. И что?

42,5 минуты в день при лучшем раскладе – этого крайне недостаточно, а в случае Светы особенно. Но тут не заставишь; важно, чтобы спортсмен пришел осознанно – это как базу заложить. А когда базы нет, то получается up&down: то она стрельнула один, то вдруг ноль, то пять.

• Наконец, вместо Ларисы Куклиной, для которой Оберхоф был дебютом на Кубке мира, третий этап бежала Ирина Старых, растерявшая форму из-за декабрьских простуд.

***

С одной стороны, тренеры – молодцы, что рискнули. Это правильно – молодым нужно доверять и пробовать их в боевых условиях. С другой, за три эстафеты мы так и не наработали оптимального сочетания. Смотрите сами:

Хохфильцен: Павлова, Юрлова, Васнецова, Старых.

Оберхоф: Павлова, Васильева, Куклина, Юрлова.

Рупольдинг: Морозова, Миронова, Старых, Юрлова.

В трех гонках бежали 8 девушек. Юрлова – во всех трех, Старых и Павлова – в двух, Васнецова, Васильева, Куклина, Морозова и Миронова – по разу.

Других шансов пробежать оптимальной четверкой (а это, видимо, Юрлова+Павлова+Старых+кто-то еще) не будет. До мартовского ЧМ в календаре одна эстафета – в канадском Кэнморе, но туда – и это уже известно – основа не поедет.

Президент СБР Владимир Драчев намекнул в эфире, что эстафету нужно отработать на чемпионате Европы в Минске:

– Мы должны обкатать боевую эстафету на Европе. С нынешним женским составом мы сможем выставлять две равноценных эстафеты.

Проблема, однако, в том, что на Европе не будет эстафет. Только смешанные. Поэтому обкатывать больше некого и не на чем. В Эстерсунде мы будем выбирать по принципу, кто лучше готов. Хотя и этот принцип – не самый плохой. У нас ровная и не самая стабильная команда – за полтора месяца до ЧМ собрать правильный пазл вряд ли получится. При всем желании.

А так – попробовали всех. Или почти всех – за исключением Сливко и Гербуловой, которые тоже побеждали на Кубке IBU. Убедились: проблем много. И если с отставанием на лыжне мы давно смирились, то качельная стрельба расстраивает.

Сегодня российская команда:

– насобирала 14 дополнительных патронов – хуже стреляли только Польша, США и Япония. На рубеже мы проиграли лидерам – француженкам – 1 минуту 34 секунды.

– завалила стойку: все использовали по 3 запасных. То есть, 12 на всю команду. Хотя такого непредсказуемого ветра, как в Оберхофе, не было.

После финиша девчонки жаловались на непростой подход к стрельбищу. Лучше всех сформулировала Юрлова: «После длинного спуска наступает перевосстановление. Когда брала допы, стало трясти».

Трясло не только Юрлову, но и Морозову, Миронову, Старых.

***

Почему в Оберхофе девчонки справились с безумной погодой, а в Рупольдинге спасовали перед штилем? Мы позвонили трехкратному чемпиону мира и экс-тренеру женской сборной России Павлу Ростовцеву и, как всегда, узнали много интересного:

• Действительно, в Рупольдинге достаточно легкий подход к рубежу в сравнении с Оберхофом: со спуска, потом какой-то торчочек и выход на равнину – и тоже под спуск, маленький уклон. Качество стрельбы в Рупольдинге всегда гораздо выше, чем в Оберхофе.

В нашем случае получилось не так, если брать женские эстафеты – но я считаю, что неделю назад все обстоятельства сложились очень хорошо.

• Есть такая тема, как оптимальное состояние спортсмена на рубеже.

Если перед лежкой завысить интенсивность при подходе, то скажутся утомление, дыхание, пульс, упадет концентрация. Когда ты перебрал, то и качество стрельбы страдает.

Если подойти относительно медленно, то пульс пробьет натяжение ремней. Одно дело, когда сердце часто стучит-стучит – и удары небольшой силы гасятся натяжением и изготовкой. Другое – когда сердце бьется реже, но мощнее. С этим на лежке ничего не сделать – тремор просто будет пробивать через ремни.

Уже потом ЧСС снизится почти до спокойного состояния – и стрелять опять станет легко. Но это уже чуть ли не тренировочный режим, на соревнованиях невозможно подойти к рубежу в таком прогулочном темпе.

Резюмируя, для лежки есть условные четыре зоны – с чередованием от верхней к нижней: завышенный пульс – плохо, потом оптимальная фаза, потом пульсация пробивает ремни – опять плохо, потом стрельба в почти спокойном состоянии.

• Я сразу оговорюсь: мы не знаем, действительно ли у всех наших девушек сегодня причина промахов – в медленном подходе на рубеж.

На стойке у меня случались проблемы с тремором, когда только попал в сборную. В том же Рупольдинге подход был еще проще, чем сейчас: без петельки, которую сделали два-три года назад.

Когда ощущаешь элемент восстановления, начинают дрожать ноги. Особенно это касается как раз эстафеты, когда у тебя есть дополнительные патроны – и стрельба может длиться дольше обычного. Через 35-40-45 секунд на стойке начинается тремор – ноги трясутся.

Здесь основной рецепт: не бояться подходить активно. Если понимаешь, что подход не оптимальный, то надо работать последние 100 метров перед стрельбой. Приходить в оптимальное возбуждение за счет незначительной добавки: где-то толкнуться посильнее, порезвее – но опять же без перебора по интенсивности.

Еще один способ погасить тремор уже на коврике – приседать, чтобы дать нагрузку, взбодриться. И тогда из режима неоптимального восстановления, возможно, выйдешь повыше. 

Нынешний президент СБР Владимир Драчев иногда приседал на рубеже. Сегодня словачка Полякова приседала на стойке третьего этапа – то есть она или медленно подошла, или застоялась, после чего началось восстановление. Частая ситуация для эстафет: на восьмом выстреле чувствуешь себя хуже, чем на первом-втором.

• В крайнем случае, когда дрожат ноги – можно что-то исправить некоторыми элементами изготовки. Например, поставить ноги ближе: обычно стоишь расставив их 40-50 сантиметров (кому как удобнее) – тогда можно сделать 30. Или сместить вес на одну ногу – это тоже может помочь.

Выходы из ситуации есть, но они дадут эффект, только если это отрабатывалось на тренировках. Арсенал этих приемов должен быть у классного спортсмена. Просто так заузить стойку ног и надеяться на результат – ну нет, не получится.

• Меня всегда учили: как здание зависит от фундамента – так и в стойке многое зависит от того, как у тебя стоят ноги до таза. Это фундамент, на котором все держится. Если ноги трясутся – справиться крайне сложно: сегодня пример словачки Поляковой – самый наглядный. Она пыталась спасти ситуацию, но все равно ушла на круг. 

***

Женская сборная России, несмотря на пятое место в эстафете Рупольдинга, сохранила второе место в Кубке наций и пока идет второй в зачете эстафет. Если вы думали, что после триумфа в Оберхофе мы теперь будем только побеждать, вы ошибались.

Хотя вряд ли вы так думали...

Эстафета: у России 14 доппатронов и только 5-е место

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Денис Костюченко; biathlonrus.com

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей