Rows about Chelsea
Блог

«Я достиг такого уровня игры, что не могу кого-то бояться». Большое интервью с Эденом Азаром для L'Equipe

Кобхэм, юго-западный Лондон. В нескольких шагах от тренировочной базы «Челси» стоит «Woodlands Park Hotel» — поместье из красного кирпича, залитое солнечным светом. Эден Азар, 24 года, атакующий полузащитник «Челси», хочет пофотографироваться и провести беседу на открытом воздухе. Его сопровождают три помощника в области PR и маркетинга, двое из них — французы. Футболка, шорты, кроссовки: куда уж более расслабленно? Эден разговаривает также, как и играет. Не забивая себе ничем голову, жизнь и футбол связаны единой нитью — игрой.

– Вас воспитали в Лилле, где вы жили с 2005 по 2012 гг. Что осталось у вас со времен пребывания во Франции?

— Прежде всего отношения. Мне очень понравилось во Франции. Там я научился уважению. В «Лилле» нас окружали очень хорошие наставники. В каждой возрастной категории. В «Лилле» каждый тренер привнёс что-то своё в становление моей личности.

– Что изменилось в вас по прибытии в Англию?

— Здесь у людей в голове только футбол. Каждый поддерживает какую-то команду, и система построена таким образом, что в обществе ты будешь говорить о футболе. Даже сохраняя ту же расслабленность, что и во Франции, ты знаешь, что сначала нужно выиграть ради клуба и доставить удовольствие твоим болельщикам. К тому же есть цена трансфера (прим.: 40 млн. евро), которая поднимает уровень требований. Но лично я давление переносил всегда спокойно.

– Как вам удаётся оставаться таким же расслабленным, несмотря на требовательную обстановку?

— Потому что я убеждаю себя: я на своей земле, незачем волноваться. Получай удовольствие. Я прекрасно понимаю, что в моей карьере будут игры, которые я проведу хорошо и которые проведу не так хорошо.

– После плохого матча вам легко удаётся прогнать чувство разочарования?

— Я быстро забываю. Даже если я люблю иногда смотреть видео матчей со своим участием. Просто так, забавы ради. Чтобы посмотреть, что у меня хорошо получилось. Не для того, чтобы сказать себе: «Во! Вот тут надо поработать над собой». Если я сыграл плохой матч, я не смотрю видео (улыбается). Лучше быстро забыть, не перемалывать это в голове. Иначе из этого никак не выбраться.

– Ваши тренеры разве не рекомендуют вам следить за своей игрой и совершенствовать её?

— Каждый тренер даёт мне немного свободы, таким образом я делаю всё, как сам чувствую. Клод Пюэль, Руди Гарсия, мои тренеры в «Челси» — все они так и делают. Они видят, что я хорош на поле. Они знают, как я работаю, и дают мне карт-бланш.

– Но как убедить условного Руди Гарсию, Марка Вильмотса или того же Жозе Моуринью, чтобы они дали вам свободу и позволили делать всё согласно вашему видению футбола?

— Это повседневная работа. Ты отдаешься ей без остатка. Ты хорошо себя проявляешь. Таким образом, появляется доверие. Должен вас заверить, что в «Челси» иногда тренер мной недоволен… Он этого не показывает, но скажет об этом при первой необходимости. Это обоюдное доверие, и оно чувствуется, когда я играю.

– Но если Моуринью захочет показать своё недовольство… Вспомните, что случилось после полуфинала Лиги Чемпионов с «Атлетико» в прошлом году.

Он высказался перед журналистами (прим.: «Эден не способен жертвовать собой на 100% ради команды»). Я не мог понять его неправильно. Это позволило мне прогрессировать. Лично мне кажется, что тот матч мне удался. Может быть, я был виноват в двух пропущенных голах, но, не считая этого, я был хорош. Я быстро забыл.

– Когда вы выходите под знаменами сборной Бельгии, вам удаётся также дистанцироваться от всего?

— Плохой матч в сборной даётся тяжелее, чем в «Челси», потому что ты не можешь исправить всё через три дня. У меня был тяжелый период в начале моей игры за сборную, но сегодня всё идет хорошо. У нас очень хорошая команда. Мы третьи в рейтинге FIFA. Для такой маленькой страны, как Бельгия, это выдающийся показатель. Я надеюсь, мы удержимся на столь высоком уровне и однажды выиграем какой-нибудь международный трофей. Нидерландам же удалось. Это пример для нас. Мы долго были в их тени, ведь они трижды играли в финалах Чемпионатов Мира, а Евро-1988 и вовсе выиграли. Сегодня всё изменилось. Я не буду говорить, что мы лучше них, но мы не слабее, это точно.

«Каждый тренер дает мне немного свободы, таким образом я делаю всё, как сам чувствую»

– В этом контексте какова роль Эдена Азара?

— В 24 года я становлюсь ветераном этой команды. У меня больше 50 матчей за сборную (прим.: 56, если быть точным), люди ждут от меня многого. Особенно в свете того, что меня окружают лучшие игроки мира. Остаётся приносить результат, выигрывать матчи, как в «Челси». Это придёт.

– Если вас поставить на матч слева, можете ли вы стать настоящим лидером атак?

— Я привыкаю. Уже 2 года я занимаю эту позицию, в «Челси», кстати, тоже. Но у меня много свободы. Марк Вильмотс хочет, чтобы мы с Кевином де Брёйне и нашим центрфорвардом менялись местами.

– Недавно Марко Верратти в интервью журналу «L’Equipe» назвал вас среди трех лучших игроков мира вместе с Криштиану Роналду и Лионелем Месси.

— (перебивает) Это потому что у него не получалось забрать у меня мяч, и он много фолил на мне. Шучу, конечно, но мне приятно. Марко всё ещё молод (прим.: 22 года). Он станет великим игроком в своем амплуа. Два года подряд мы играем против «ПСЖ», и я заметил его прогресс.

– Есть ли вообще игроки, которых вы боитесь?

— Нет, потому что я достиг такого уровня, что я больше не могу кого-то бояться. Мне нравится провоцировать. С учетом моей игры за «Челси» в эти 2–3 года, скорее защитники побаиваются играть против меня.

— Что вам еще нужно сделать, чтобы в один прекрасный день оказаться среди кандидатов на «Золотой мяч»?

— Это всегда было моей мечтой. Когда я только приехал в академию «Лилля», я сказал своему наставнику, Жану-Мишелю Вандамму, что получу «Золотой мяч». В детстве я думал только об этом. Чем дальше, тем больше убеждаю себя в том, что это возможно. К несчастью, есть два инопланетянина в футболе, превзойти которых будет тяжело. Но я работаю над этим.

– Вы знаете, когда они родились…

— (перебивает) Да. Пусть они уходят на пенсию и пусть придет моя очередь! Роналду (прим.: 30 лет) вряд ли будет играть еще 10 лет… Месси осталось еще несколько лет (прим.: 24 июня ему исполнится 28 лет). Я не желаю им зла, ведь они делают невероятные вещи каждые выходные, но травма или плохой сезон с их стороны… Это может случиться.

– Много говорят о вашем таланте, но чтобы взобраться на вершину мировой иерархии, нужно стремиться к этому постоянно, как Роналду и Месси.

— Я не буду вам говорить, что отдаюсь на 250% каждый день, но я профессионал. Я не позволяю себе делать глупости. Я не думаю, что однажды вы меня увидите на страницах английских таблоидов. Пока мне удаётся туда не попадать.

– Способны ли вы пожертвовать всем для того, чтобы стать лучшим, как Роналду и Месси?

— Если честно, даже не знаю. Это всегда ставили мне в упрек. Когда я выхожу на поле, я не говорю себе: «Будь лучшим! Забей 3 гола! Пусть они говорят только о тебе!». Я не такой. Но люди этого ждут от меня. Люди ждут, что Эден каждый матч будет грузить по 3 гола, что он будет выигрывать каждый матч для команды. У Роналду и Месси это в порядке вещей.

– Жорж Лекенс, который впервые вызвал вас в сборную, однажды сказал о вас: «Мне кажется, он на 75–80% своих возможностей. Нужно, чтобы он стал доминирующим игроком».

— Тогда он хотел сказать, что я не был лидером в сборной. На поле и вне его. Я бы хотел показать ему, что способен на большее, но он недолго проработал.

«Пусть Месси и Роналду уходят на пенсию и пусть придет моя очередь выиграть «Золотой мяч»

– Ваш нынешний тренер в сборной Бельгии, Марк Вильмотс, поначалу тоже не стал доверять вам вслепую.

— Доверие пришло постепенно после моих выступлений за национальную команду. С тех пор мне удаётся приносить результат сборной.

– Как бы там ни было, но если вы однажды выиграете «Золотой мяч», вам дадут его скорее всего за игру в клубе, чем в сборной. Как Роналду и Месси.

Есть и обратные примеры. Зидан выиграл «Золотой мяч» в 1998 году благодаря Чемпионату Мира, разве нет? Сборная Бельгии может стать преимуществом. Это ведь тоже футбол, как и в клубе. Даже если в сборной добавляются еще и гимны. Хотя я не пою «Брабансонну» (прим.: гимн Бельгии)…

– Да? Почему?

— Я никогда её не пел.

– Вы не знаете слов?

— Практически. Ну, в общем, не все (смеется). Я лучше знаю «Марсельезу» (прим.: гимн Франции).

– Клод Пюэль, при котором вы впервые появились на поле в профессиональной футболе, сказал о вас: «Как и всем одаренным игрокам, в начале ему было тяжело без мяча».

— Я очень люблю играть с мячом, мне нравится, когда он всегда в моих ногах. Если и есть какой-то аспект игры, в котором я должен прогрессировать, то это точно игра без мяча. Когда я вижу перемещения Роналду… Парень всегда там, где надо, в нужный момент в нужном месте. Это не случайность. Я не знаю, нарабатывается ли это вообще. Может, конечно, если смотреть видео великих игроков…

– Может это вопрос концентрации?

— Абсолютно точно. На самом деле, я говорю себе, что не нужно идти туда-то, мяч туда не дойдет. Хотя если бы я туда пошел, мяч там оказался бы.

– Вас хоть когда-нибудь выводят из игры?

— Несколько лет назад было такое. Но я сильно прибавил. В этом сезоне я не помню хотя бы одного момента, в котором я был бы не собран. Раньше случалось такое, что я 20 минут мог провести, не касаясь мяча.

– Приходится ли вам иногда смотреть со стороны матч, в котором вы принимаете участие?

— Раньше такое случалось. Это всё-таки ужасно… Ты играешь в футбол и смотришь со стороны матч, в котором сам же играешь (смеется). Сейчас я думаю, что скорее другие игроки становятся зрителями того, что я делаю.

– А как ваши отношения с публикой, которая так близко на английских стадионах?

— Когда ты проводишь хороший матч, это всегда большое удовольствие слышать пение фанатов в твою честь. Во Франции, когда я покидал поле за несколько минут до конца, часто стадион мне аплодировал. Нужно играть с публикой. Без неё мы никто. Получаешь удовольствие — приноси удовольствие. Люди приходят посмотреть на то, что Эден делает на футбольном поле.

– Заставить стадион молчать — тоже опьяняющее чувство?

— Я помню, несколько лет назад я забил гол на «Велодроме» в Марселе. Стадион замолчал. Не сказал бы, что всем вокруг было круто, но заставить молчать трибуны — это забавно. Приятное чувство.

– Все вы наверняка развлекаетесь. Например, чеканите мяч…

— Нет, я завязал сейчас с этим. Мой рекорд, кажется, 536 раз. Чтобы его набить, мне потребовалось 10 минут, а потом у меня заболели ноги. Если я снова возьмусь за это, то думаю, смогу побить рекорд. Раньше каждый день после школы мы чеканили мяч. Я был очень доволен, когда бил свой рекорд. Сейчас Этан, мой младший брат, занимается тем же самым. Но он ещё меня не обошел.

– Некоторые игроки одержимы своей статистикой. А вы?

— В конце сезона мне нравится смотреть, сколько результативных передач я сделал, сколько голов забил, но я далёк от одержимости. Я могу вам привести в пример много матчей, которые мне удались, но в которых я не забил и не отдал голевой пас. В этом сезоне против «Суонси»: победа 4:2, 0 голов, 0 результативных передач, но это один из лучший моих матчей в сезоне. Но поскольку я не отличился, все его забыли.

– Роналду и Месси очень эгоцентричны. А вы?

— Не знаю… Наверно, я недостаточно эгоцентричен. Может, всему виной воспитание.

«Ты играешь в футбол и смотришь со стороны матч, в котором сам же играешь. Это всё-таки ужасно… Раньше такое случалось»

– Это вас смущает?

— Да нет, вообще не смущает.

– Гари Невилл, бывший игрок «МЮ», сказал о вас, что вы станете великим, когда разовьете в себе инстинкт убийцы.

— Он не первый, кто мне это говорит. Мне остаётся лишь повторять себе, что перед воротами нужно хотеть причинить боль вратарю. Пробить так, чтобы он залетел в ворота с этим мячом. Не искать постоянно возможности показать красивый финт. Иногда это мой недостаток. Мне кажется, я не исправлюсь.

– Что есть злого в вас?

— Ничего… Вообще ничего. Должно быть что-то. Но ничего не будет.

– Даже если вас провоцируют?

— Иногда меня это бесит… Против «ПСЖ» я был чаще на земле, чем на ногах. Это привычка. Я не буду говорить: «Ты сфолил на мне, пойду всыплю тебе в ответ». Ни кричать, ни толкаться я не полезу. Я не так воспитан. Во мне не кипит кровь. Я не буду биться ни за что.

– В любом случае, наверное, отмстить защитнику, который у тебя отобрал мяч эпизодом ранее, и обвести его — захватывающее чувство, нет?

— Да-да… Классно потом после игры вспомнить, что ты переиграл своего соперника. Но я не делю оппонентов на отдельных личностей. Если я ошибаюсь, я могу спокойно отыграться на любом сопернике, пусть и не на конкретно том же самом. Если я буду зацикливаться на каком-то одном игроке, то я буду много думать о нём, а не о матче.

– В каждой возрастной категории вы всегда казались на голову сильнее остальных. Уверены ли вы, что не стали чересчур эгоистичным?

— На профессиональном уровне всё изменилось. Даже если в начале я думал, что лучше других. Тоже самое было со мной по прибытии в «Челси», несмотря на наличие великих игроков здесь. В тоже время ты убеждаешь себя, что ты не пустое место. Парадокс. Это никак не мешает мне выражать моё искреннее уважение своим коллегам. Когда я приехал в «Лилль», там был Патрик Клюйверт и другие большие игроки. Ты не можешь сказать, что ты лучше них с учетом их достижений за всю карьеру. А потом ты выходишь на поле и делаешь такие вещи, которые они возможно не смогут повторить.

– Как вас приняли в раздевалке профессиональной команды?

— Другие игроки сами сказали, что я лучше них. Стоит мне встретить своих бывших партнеров по «Лиллю», я слышу: «О, Эден! Ух, ты заставил нас в свое время попотеть, когда был с нами!» (улыбается). В мой последний сезон в Лиге 1 (прим.: 2011–2012) на вручении приза лучшему игроку сезона организаторы поставили видеонарезку эпизодов с моим участием, и в нем игрок «Сент-Этьена» Фабьен Лемуан сказал на камеру: «Эден, лучше тебе уехать…». Честно, было очень приятно это слышать. Забавная похвала получилась.

– А в «Челси»?

— Когда ты приезжаешь, говоришь себе: «Ты никто». Но это быстро проходит. За 3–4 первых тура я трижды стал игроком матча. Все в команде оказались у меня в кармане с самого начала.

– Вы на все сто стрессоустойчивы?

— Да, но бывают исключения. В этом сезоне это случилось в полуфинале Кубка Лиги против «Ливерпуля» на «Энфилде». Я должен был бить пенальти, а напротив меня Миньоле, с которым мы вместе в сборной играем. Я частенько бил ему пенальти на тренировках, а он постоянно их отбивал. Это первый раз, когда я по-настоящему нервничал. Я не знал, что делать, я переживал. Я думал сменить манеру пробития 11-метрового, но потом сказал себе: «Так, стоп! Если я промахнусь, я себе этого не прощу». Я пробил в своем привычном стиле, и мяч оказался в воротах.

– В это воскресенье Бельгия на «Стад де Франс» сыграет с Францией, страной, к которой вы испытываете чувства (интервью состоялось перед матчем Франция - Бельгия. — Пер.). Что вы ожидаете от этого поединка?

— Я уже приезжал во Францию с «Челси». Даже со сборной на «Стад де Франс» (прим.: 0:0, 15 ноября 2011). Французская публика всегда меня ценила по достоинству. Во мне есть что-то от французов, но я считаю себя на 100% бельгийцем.

Источник: L'Equipe Magazine, Erik Bielderman

Фото: Jean-Francois Robert

При распространении данной статьи в соц-сетях убедительно просим выполнять ещё одно несложное действие: оставлять ссылку на эту страницу блога Rows. Уважайте труд автора перевода.

● Блог о французской Лиге 1

Предыдущие материалы:

● Третий в лодку. Стоит ли «Челси» брать Фалькао?

● 10 лет успеха. Как сотрудничали «Челси» и Samsung

● Передайте за проезд. Итоги сезона «Челси»

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья