Блог Coffee & TV

ЧМ не поднимет русский футбол. Максимум – взбодрит на пару сезонов

Чемпионат мира закончился чуть больше недели назад. Это был по-настоящему крутой турнир, причем в первую очередь на эмоциональном уровне – поэтому сейчас почти все забыли про футбол и разбираются с сопутствующими обстоятельствами: в Хорватии – с политикой, в Германии – с расизмом, в Аргентине – как обычно, с Месси.

В России с итогами вроде бы все очевидно: Черчесов – космос, футболисты – герои, а Дзюбу теперь на улицах узнают даже бабушки. Но во время ЧМ было так хорошо, что теперь хочется понять, будет ли так и дальше – и может ли проведение настолько успешного турнира как-то повлиять на развитие футбола в стране.

Футбол: средняя посещаемость подскочит, но ненадолго

Чисто футбольными последствиями чемпионата мира обычно называют развитие соответствующей инфраструктуры и увеличение посещаемости на матчах внутреннего первенства. Когда ЧМ проходит в стране с уже сложившимися футбольными традициями, затраты на строительство новых или обновление старых стадионов в течение нескольких сезонов компенсируют болельщики местных футбольных команд. Средняя посещаемость реконструированного «Велодрома» в Марселе после ЧМ-1998 возросла на 20 тысяч человек. На старый стадион «Баварии» ходило по 53 тысячи, а на новую «Альянц-Арену» сразу после ЧМ-2006 – 68 тысяч.

Такой прирост после чемпионата мира возможен и не в самых футбольных странах. За два года до ЧМ-2002 японский клуб «Урава Ред Даймондс» играл в первом дивизионе и собирал на матчи по 17 тысяч зрителей. После ЧМ посещаемость на новом «Сайтама Стэдиум» подскочила до 28 тысяч, клуб начал больше зарабатывать на билетах, нашел новых спонсоров, позвал доигрывать Юрия Никифорова, выиграл Кубок Японии и первое чемпионство в истории – и в сезоне-2006 собирал уже 46 тысяч человек.

Однако в Японии, ЮАР и даже Бразилии успехи отдельных клубов не всегда влияют на общую картину. Увеличение средней посещаемости во всей лиге почти всегда наблюдается в год перед и пару лет после ЧМ, но потом может остановиться, так как разница в работе с бюджетами, инфраструктурой и болельщиками у разных клубов слишком велика. Скажем, плавный рост статуса чемпионата Кореи после ЧМ-2002 убило руководство лиги, которое сначала попалось на коррупции, а потом покрывало скандал с договорными матчами. Сейчас средняя посещаемость упала с 12 до 5,5 тысяч человек.

В Бразилии со стадионами полный хаос: в течение сезона один клуб может играть домашние матчи на трех-четырех разных аренах. Большие клубы вроде «Фламенго», «Коринтианс» и «Палмейраса» будут собирать на больших стадионах достойные цифры, но с аналогами арен в Саранске в Бразилии совсем беда – скажем, на стадионе в Натале (31 375 человек) играет команда четвертого дивизиона, в Куябе (41 390) – третьего, в Манаусе (44 300) – четвертого. На эти матчи иногда ходят по 300-400 человек, среди которых наверняка пара десятков скаутов более солидных команд. 

Средняя посещаемость российской премьер-лиги, как и положено, возросла в год перед ЧМ-2018 и наверняка будет расти и дальше – по крайней мере за счет «Спартака» и «Зенита», двух самых популярных клубов страны с крутыми стадионами (и «Краснодара», хотя ЧМ тут ни при чем). А дальше уже все будет зависеть от действий руководства клубов и лиги – нужно не только надеяться на подскочивший интерес к футболу, который сейчас можно наблюдать в Нижнем, Волгограде и Саранске, но и помнить, что полиция снова начнет загонять болельщиков в коридоры, в ноябре вернется нефутбольная погода, а на трибунах перестанут продавать пиво. Кроме того, у клубов ФНЛ, которые играют на стадионах ЧМ-2018, но не выйдут с ходу в премьер-лигу, в любой момент могут закончиться деньги на аренду – и тогда Россия будет как ЮАР или Бразилия.

Экономика: краткосрочный эффект, как на Никольской

Один из авторов «Футболономики» Стефан Шимански еще в 2002 году подсчитал, что экономический рост стран, которые принимают крупные спортивные соревнования (ЧМ, ЧЕ, Олимпиада), в целом замедляется в год проведения турнира из-за больших расходов. По оценкам оргкомитета ЧМ-2018 и компании McKinsey, затраты России на подготовку турнира составили около 680 млрд рублей, а эффект от проведения чемпионата поднимет ВВП России на 867 млрд за пять лет. Итого прибыль от ЧМ составит примерно 1% годового ВВП.

В Германии этот показатель был равен 0,3% годового ВВП страны, в ЮАР – 2%, в Бразилии – 0,6%. Дальнейшие исследования показали, что за счет инвестиций в аэропорты, дороги и прочую инфраструктуру перед ЧМ и грамотной эксплуатации построенных объектов экономический рост в соответствующих отраслях может продолжаться на протяжении еще двух-трех лет после турнира. Правда, в России рядом с футболом и строительством всегда находится как минимум один Мутко. Поэтому с уверенностью можно ожидать только краткосрочного подъема экономики в очень узких областях.

Идеальным примером экономического мини-бума была улица Никольская, где люди выпили и съели годовую норму за месяц. Управляющий сети «Теремок» рассказал, что продажи пива за это время увеличились в 50 раз, а представители «Шоколадницы» утверждали, что в кафе на Никольской выручка выросла в среднем в три раза. Это нормальная картина – примерно то же самое было и в Германии во время ЧМ-2006: больше всего денег заработали компании-производители пива и кикера – настольного футбола для баров и офисов.

Еще Россия может всерьез рассчитывать на доход от туризма. Вообще во время ЧМ общая выручка в этой индустрии падает, потому что обычные путешественники менее охотно едут в города, где резко взлетают цены и все уже занято футбольными болельщиками. Но в России обычный туристический поток совсем невелик, а после ЧМ репутация страны возросла настолько, что стоит ожидать уже новых иностранцев, которые поедут сюда не ради футбола. Возможно, до конца года сюда также вернутся болельщики, которым Fan ID заменил хлопотную и дорогую российскую визу.

Так, а при чем тут футбол? Было бы классно, чтобы он получил свою долю даже от краткосрочного и узконаправленного экономического эффекта. Скажем, в США после ЧМ-1994 все 60 млн долларов выручки вложили в фонд развития футбола, откуда до сих пор финансируются детские и любительские спортивные школы. Если учесть, что в России распределение инвестиций в футбол еще долго будет происходить на государственном уровне, логично использовать для этого заработанные государством на футболе деньги.   

Общество: запомните ЧМ как самое счастливое время в жизни

После чемпионата мира особенно трудно возвращаться в привычную реальность еще и потому, что это было прекрасно – и не раз казалось, что теперь так должно быть всегда. Сложно представить, что можно вот так просто попрощаться с толпами латиноамериканцев, футболом в вагонах метро и невидимыми полицейскими. Но Купер и Шимански все в той же «Футболономике» потратили целую главу, чтобы объяснить: ЧМ проводится не ради экономической выгоды или развития футбола в стране. Он проводится ради кратковременного, но очень острого приступа счастья. 

Практически каждая страна-хозяйка ЧМ – вне зависимости от региона и благосостояния – испытывала чувство, что мир вокруг становится чуть лучше. Профессор Гамбургского университета Вольфганг Мэнниг писал после ЧМ-2006: «До чемпионата мира немцев считали угрюмыми и неприветливыми. Никто не верил, что в Германии могут жить приветливые, гостеприимные, красивые и веселые люди. Теперь это изменилось». После турнира количество туристов в стране подскочило аж на 60%.

В Корее радость от проведения турнира и четвертого места сборной на ЧМ стала неожиданной мотивацией. Исследование 2004 года утверждает, что после турнира корейцы стали ответственнее относиться к работе, быть более продуктивными и добиваться повышения в карьере в более короткие сроки – успешный ЧМ вдохновил почти целую нацию.

Нельсон Мандела всегда говорил о важности спорта для объединения нации, раздробленной апартеидом, и воспитания патриотизма. В 1995 году он вышел поздравлять сборную ЮАР по регби, олицетворяющую для многих колониальный режим, с победой на домашнем ЧМ на глазах у 65 тысяч белых болельщиков – и они устроили ему овацию. Перед ЧМ-2010 Мандела придумал для всей страны «футбольные пятницы», когда люди приходили в офис в форме своих любимых команд.  

После ЧМ в России хотя бы ненадолго изменится отношение к русским. Политическая обстановка последних лет сделала из России страну, которую очень легко дегуманизировать, заменить обычных людей политиками, безымянными солдатами и натренированными ультрас из Марселя – неудивительно, что на фоне этого крайне упрощенного представления российская реальность привела в восторг абсолютно всех; на ЧМ и правда было космически круто. Вернуться к пропаганде, недопониманию и взаимным обидам можно очень просто и быстро, но ЧМ-2018 точно навсегда останется временем, когда счастье было одно на всех.

Фото: REUTERS/Maxim Shemetov, Sergei Karpukhin, Tatyana Makeyeva, Noh Soon-taek; РИА Новости/Александр Кряжев, Евгений Одиноков; Gettyimages.ru/Matthias Hangst, Alexander Hassenstein/Bongarts

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья