Блог Произвольная программа

Ромэн Хагенауэр: «Степанова-Букин скоро будут наступать на пятки Пападакис-Сизерону»

Ромэн Хагенауэр, тренер теперь уже двукратных чемпионов мира и Европы Габриэллы Пападакис и Гийома Сизерона, в эксклюзивном интервью корреспонденту Sports.ru Светлане Векличевой поделился своими впечатлениями от чемпионата мира в Бостоне, рассказал о том, как достичь уровня мастерства французской пары, а также заявил, что совсем скоро российская пара Степанова-Букин будет наступать французам на пятки.

- Прежде всего позвольте напомнить вам о том, как вы радовались в кисс-энд-край после произвольного проката Габриэллы и Гийома. Мне показалось, что в ваших эмоциях было куда больше удивления такими высокими оценками, чем просто радости от победы.

- Вы абсолютно правы. Конечно, я был счастлив, что мои ученики одержали победу, но 118 баллов за произвольный танец – это безумно высокие оценки! Мы превзошли мировой рекорд в произвольном танце на два балла или чуть меньше того, а этого я совсем не ожидал. Габриэлла и Гийом получили девятнадцать десяток за компоненты в произвольном танце. Это невероятный результат.

alt

- В произвольном танце Габриэллы и Гийома не видно отдельных элементов, каждое движение плавно вытекает из предыдущего. В чем секрет? Как достичь этого уровня мастерства?

- Очень сложно объяснить этот процесс словами. В первую очередь, это очень большая работа. Конечно, большой плюс в технике Габриэллы и Гийома – это как раз эта мягкость на льду, о которой вы говорите, совмещенная с большой силой, мощностью в катании. Технически они на это способны, а также они отличные танцоры. 

Они много работали над этим еще с предыдущим тренером, когда были еще детьми, да и когда перешли ко мне, они очень много внимания уделяли именно языку движений тела. Секрет заключается в том, чтобы не просто зафиксировать определенную позицию и получить нужный уровень сложности, то есть, не просто в технике, а в том, чтобы действительно танцевать на льду. Я всегда хотел, чтобы они стали не просто хорошими фигуристами, но и хорошими танцорами.

Немаловажную роль играет и выбор музыки. Кроме того, мы с Мари-Франс и Патрисом (Дюбрей и Лозон – прим. Sports.ru) всегда стремимся создавать элементы внутри хореографии, а не просто расставлять элементы в программе и придумывать хореографические куски между ними. Наверное, этот результат – следствие таланта фигуристов, усердных тренировок и нашей общей работы.

- В этом году было высказано немало критических замечаний о том, что произвольный танец Габриэллы и Гийома в этом сезоне – это упрощенная копия прошлогоднего танца. Я уверена, что вы как тренер с этим не согласитесь.

- Абсолютно. Я считаю, что если кто-то не видит разницу между прошлогодним танцем и этим, то этот человек, возможно, ничего не понимает в танцах на льду. Взять хотя бы музыку: в прошлом году это был Моцарт, в этом году – это современная музыка. Конечно, стиль Габриэллы и Гийома всегда останется этим стилем. Я не знаю ни одних чемпионов, кто катал бы клоунов и цирк в одном сезоне и классический балет в следующем. Габриэлла и Гийом не хотят и не будут играть какие-то роли на льду. Они всегда будут собой. Конечно, выбор музыки и программы будут меняться, но вы всегда будете видеть на льду Габриэллу и Гийома, будучи собой, а не кем-то еще.

- К слову о выборе музыки, это всегда ваш выбор?

- Нет, это решение команды. Мы все ищем музыку, каждый предлагает какие-то варианты – я, Мари-Франс, Патрис... Потом мы слушаем музыку на льду и принимаем решение, естественно, вместе с Габи и Гийомом, потому что в итоге именно они будут под нее кататься и именно им нужно выражать собственные эмоции на льду, а не нам. Я не могу принимать решение за них.

 - А как начинается создание новой программы? Сначала выбирается музыка, а потом вы ищете идею танца или наоборот?

- Чаще всего сначала появляется музыка в качестве поддержки всему остальному. Кроме того, очень важно проверить, что спортсмены катали раньше и что они хотели бы сделать в будущем, учитывая их личность и их возможности.

 - Вы ведь когда-то тренировали Мари-Франс Дюбрей и Патриса Лозона, когда они еще были действующими спортсменами. Как это – работать с бывшими учениками в тренерском тандеме?

- Это очень просто, потому что я тренировал их более десяти лет назад. Они были отличными учениками! Именно тогда у нас сложились очень хорошие отношения, потому что мы были примерно одного возраста – я тогда был слишком молодым тренером. Когда я решил переехать в Монреаль и работать в их школе, то все прошло очень легко: у нас был один и тот же взгляд на технику, ведь раньше они уже работали со мной, мы одинаково видим тренерский процесс.

Конечно, иногда наши мнения расходятся, тогда мы разговариваем и приходим к компромиссу, к решению, как добиться лучшего результата для всей команды. Мы всегда учитываем мнение каждого из нас. Мари-Франс и Патрис – очень хорошие люди, поэтому я счастлив работать вместе с ними.

alt

 - Тесса Виртью и Скотт Мойр решили вернуться именно в составе вашей группы. Вы ведь тоже будете работать с ними?

- Да.

 - Насколько сложно будет построить работу с теперь уже двукратными чемпионами мира с одной стороны и олимпийскими чемпионами с другой?

- Это не сложно. Даже если вы спросите десять-двадцать тренеров, я думаю, все ответят то же самое: мы работаем с каждым спортсменом и стараемся каждого привести к максимальному результату, но, конечно, в итоге именно фигуристы на льду решают судьбу медалей, а мы можем только стоять за бортиком, наблюдать за ними и ждать результата. 

Так же и в работе: ни я, ни Мари-Франс и Патрис не можем работать с одной парой лучше, чем с другой, так что это в какой-то степени и задача спортсменов – взять лучшее от каждого тренерского тандема и продемонстрировать это на соревнованиях. Кстати, еще когда я тренировал Мари-Франс и Патриса и они были вице-чемпионами мира, в нашей группе катались и Делобель-Шонфельдер – чемпионы Европы, так что эта ситуация не будет чем-то новым.

 - В то же время сейчас у вас значительно повысится уровень конкуренции в группе.

- Да, но и Габриэлла и Гийом, и Тесса со Скоттом – настоящие профессионалы своего дела, так что я уверен, что эта конкуренция всем нам пойдет только на пользу. Я лучше знаю Габриэллу и Гийома, чем Тессу и Скотта, поэтому пока могу говорить только о французах. Они всегда очень сконцентрированны именно на собственной работе и мало интересуются тем, что делают другие.

Еще три года назад, когда они отобрались в финал Гран-При среди юниоров, программы многих пар, катающихся по взрослым, они увидели впервые просто потому, что никогда интересовались тем, что делает кто-то еще. Они всегда хотели делать что-то свое, именно поэтому они так отличаются от всех сегодня.

Они ведь совсем не поклонники танцев на льду, раньше они даже не знали чемпионов прошлых лет и вообще не смотрели фигурное катание. Если честно, они до сих пор не любят наблюдать за соперниками на соревнованиях. Они просто катаются сами. Мне кажется, это идет им на пользу, что они концентрируются не на соперниках, а только на себе и на том, что они делают и чего хотят достичь.

 - Если уж разговор зашел о соперниках, может быть, у вас была возможность понаблюдать за российскими парами?

- Конечно. Я, правда, не смотрел произвольный танец, потому что был в разминочном зале с Габи и Гийомом, но мне очень нравятся обе российские пары. Они очень разные! Синицина и Кацалапов – новая пара, но они уже сейчас очень интересны, у них очень красивые линии. Кацалапов – очень опытный фигурист, и его опыт, конечно, помогает в тандеме с новой партнершей, пусть им и нужно время, чтобы наработать ту химию на льду, когда партнер и партнерша понимают друг друга с полуслова. Я думаю, на чемпионате мира они показали неплохой результат.

А Степанову и Букина я знаю еще с юниоров, потому что именно они были главными конкурентами Габриэллы и Гийома. Они – хорошие ребята и отличная команда, и я думаю, что уже в самом ближайшем будущем они будут наступать на пятки Габриэлле и Гийому.

 - И последний вопрос. В одном из ваших интервью несколько лет назад вы сказали, что в танцах на льду нет дивы, какой была Анисина или Бестемьянова. Тогда вы также говорили, что этой дивой могла бы стать Ильиных, но тогда она была еще слишком молода. Как ситуация изменилась сейчас? Дива появилась?

- Это провокационный вопрос (смеется). Думаю, тогда я был прав. Если мы говорим о сегодняшних лидерах, то я бы не назвал Габриэллу дивой. Я бы сказал, что именно союз Габриэллы и Гийома сегодня – очень особенный, что он привносит что-то новое в фигурное катание и, возможно, способствует популярности танцев на льду во Франции, а может, и в других странах.

Я знаю, что во Франции многие люди, которые никогда не смотрели фигурное катание, да и вообще не любят этот вид спорта, решили следить за карьерой моей команды. Думаю, важно то, что сегодняшние чемпионы мира приводят следующее поколение детей в танцы на льду. Это главное.

Фото: Gettyimages.ru/Maddie Meyer, Europe on Ice/Hiro Yoshida

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья