Прохожий
Блог

Один матч из жизни Чемпионата Польши по хоккею

Пока я был в Польше, особенно писать о хоккее не хотелось, да и сил не было после целых дней проведённых на ногах в городе. За это время успел появиться блог о польском хоккее и я даже было подумал, что сий материал вообще уже не будет иметь актуальности или по крайней мере новизны на «Трибуне». Это уже третья попытка сверстать текст о хоккее в Кракове. Надеюсь, что мне он удался, хотя я всё равно им недоволен.

Вступление.

Когда я ехал в Польшу, я точно знал, что хочу увидеть не только её туристическую сторону. Конечно, полюбоваться красотами Кракова — это интересно, но обычно созерцание исключительно достопримечательностей создаёт одностороннее впечатление о месте пребывания.

[Я уверен, что большинство желающих уехать за бугор или просто пускающих слюну на процветающий Запад покупаются именно на эту картинку с обложки. Да, может быть там и на самом деле лучше, но такие кадры уверены, что везде лучше, чем в стране, в которой они родились. Мне интересна Польша, язык, на котором говорят поляки, их история и культура, но мне никогда не приходило в голову выпучив глаза кинуться туда на ПМЖ. И не думайте, что таких на самом деле нет — есть такие, кто готов с вожделением бежать из России, Белоруссии, Украины в Польшу, видя в ней спасение от всех проблем и страну, которая наконец даст им всё, что они хотели от жизни.]

Поэтому в первый же день пребывания в Кракове у меня в планах стояло посещение матча чемпионата Польши по хоккею «Краковия» — «Ястшембе». Почему-то когда я планировал поездку, я не видел ни одного домашнего матча «Краковии» в период с 4 по 16 декабря: толи я оказался слегка невнимательным, толи расписание так удобно для меня подкорректировали и ехать в Освенцим мне позже пришлось уже не на хоккей, а на экскурсию в музей «Аушвиц-Биркенау» (и этот день, несмотря на историю и атмосферу сего места, стал одним из самых удачных и интересных за всё моё пребывание в Польше — три с половиной часа с польскоязычным экскурсоводом: три часа экскурсии и ещё полчаса светских бесед. Настоятельно рекомендую к посещению — в сезон русскоязычных экскурсоводов там более чем достаточно).

Честно говоря, сейчас мне несколько жаль, что матч выпал именно на первый день — не успев оклиматься и привыкнуть к жизни в другом государстве, я столкнулся лицом к лицу с повседневной жизнью поляков. Пусть и не такой как она выглядит в стереотипах — стереотипный поляк ходит либо на футбол, либо на волейбол. Хотя это было несколько символично: мечтать с детства о Польше и в первый же день прийти на хоккей — болельщицкая совесть не дала бы мне покоя если б я упустил такой шанс.

Тем более, что в плане этнографических наблюдений это было очень информативно — обо всём этом вам не расскажет гид во время прогулок по Вавелю.

Прелюдия.

Сразу после прилёта в Краков нас встретили поляки, с которыми была знакома моя подруга по археологическим экспедициям на Алтае. В тот момент это было впервые, а в дальнейшем стало несколько привычным удивлять поляков, что со мной можно говорить по-польски.

Эти товарищи помогли нам добраться до города, заселиться туда, куда мы собрались заселяться. Потом бегом нашли где можно обменять евро на злотые, опять же на бегу посетили Институт археологии Ягеллонского университета, где мне удалось впервые познакомиться с человеком, который руководит археологами в Новосибирском педагогическом университете (мир воистину тесен — одна большая деревня). После ужина уже когда на Краков опустились сумерки, мы приобрели сим-карты местных мобильных операторов, чтоб хотя бы за разговоры друг с другом не переплачивать.

И вот этот момент я посмотрел на часы — было примерно четыре часа вечера и по сути единственное, что я успевал сделать за тот день — это сходить на хоккей. Как бы мне ни было неприятно, но компанию мне составить никто не захотел, даже те, кто по началу изъявлял желание.

На хоккей.

Через минут пятнадцать уже начало конкретно темнеть и к стадиону я подошёл по сути ночью. Хотя стадиончик «Краковии», носящий имя Адама Ковальского — трёхкратного участника Олимпийских игр, находился на расстоянии вытянутой руки от центра, из-за темноты показалось, что я бреду на какую-то откровенную окраину: широкий слякотный проспект с людьми, трамваями, автомобилями тянулся далеко вперёд, но после путепровода мне пришлось свернуть направо на маленькую улочку, где я как раз и обнаружил стадиончик.

↑ Сразу после этого путепровода направо и находится стадион.

Стадиончик был окружён с одной стороны небольшим продовольственным рынком, состоящим из маленьких киосков, выглядящим по сути так же как и подобные рынки в спальных районах Новосибирска, а возможно и всей России. Прохода на стадион через рынок не было и пришлось заходить с другой стороны — маленькая улица: по левой руке жилые дома хрущёвского типа, а в метрах пятнадцати-двадцати от них по правой руке через дорогу сам стадион.

Я каждый раз сдерживаюсь чтобы не сказать вдруг «ледовый дворец» или «арена» ибо по российским меркам для такого сооружения оба этих понятия будут лестью и бессовестным враньём.

Через «Википедию» мне удалось выяснить, что на этом месте искусственный лёд появился ещё в 1961 году, хотя разговоры о нём ходили ещё, прости хосподи, с сороковых годов. Болельщики «Краковии» в своём аналоге «Википедии» пишут, что всё так тянулось из-за того, что при социализме ни одна стройка не шла нормально и в 1961 году краковане увидели ледовую коробку с искусственным льдом и земляной вал вокруг неё, с которого собственно и предлагалось наблюдать за ледовыми баталиями.

Побывав в Кракове в декабре, я полностью понимаю почему стремились сделать именно искусственный лёд — с естественным льдом, в отличие от СССР, в Польше хоккей строить было просто невозможно. То, что поляки называют зимой, в Сибири это максимум поздняя осень, а то и середина весны: слякоть, грязь, а то и временами дожди. Какой к чёрту здесь хоккей? Удивительно, что крытым каток стал только через пятнадцать лет.

То есть такая стандартная судьба хоккейного стадиона, уродившегося в пятидесятых-шестидесятых годах двадцатого века.

На данный момент сие сооружение вмещает две с половиной тысячи зрителей (по данным официального сайта клуба) — все места сидячие. По сути такой стадион наши болельщики бы с лёгкой руки назвали бы «сараем» и не сильно были бы неправы. То мне было как-то неудобно спрашивать у поляков, а когда говорил с кем-то, то уже было не до этого и я так не узнал что поисходит со стадионом в данный момент ибо представляет он довольно удручающее зрелище: кассы находятся в двух будочках на улице, как на улице находятся таулеты в виде «небеских» кабинок биотуалетов, а подтрибунное помещение — это голый железобетон трибун. В помещении довольно холодно: даже во время почти часового стояния на улице после покупки билета я не замёрз, а во время матча руки мёрзли регулярно, да и пальцам на ногах тоже было не тепло.

↑ Одна из двух билетных касс.

↑ Биотуалеты на улице.

↑ Интерьер подтрибунных помещений.

Хотя если зайти на трибуны, то можно увидеть неплохую картину: явно обновлённые зрительские пластиковые кресла под цвета клуба; довольно яркое освещение площадки, что хватает с лихвой даже трибунам; куб под потолком, правда без видео — просто табло. Трибуны расположены примерно так же как в Нижнекамске — подкова без одной боковой трибуны, хотя на лишённой полноценной трибуны стороне в Кракове есть ещё пара десятков мест и что-то очень похожее на комментаторские позиции или вип-места. Хотя диктор, клубный оператор, журналисты сидели на специальных местах на самом верху полноценной боковой трибуны.

↑ Видео-куб ↓

 

↑ Панорама стадиона

Разметка на льду слаборазличима — видно, здесь над этим вообще не очень думают. Зона отчуждения довольно велика — опять же стандартна для советских сооружений того времени, хотя есть один момент, который компенсирует слегка этот недостаток — зрительские места стоят до самого начала этой зоны и с этих мест отличный обзор. А вот стёкла вокруг льда были почему-то ниже, чем обычычно делается.

↑ Зона отчуждения. Обратите внимание как близко стоят кресла и насколько низкое стекло.

↑ Для сравнения — стекло чуть выше макушки хоккеистов.

По количеству зрителей я даже не знал чего ждать: Польша — нехоккейная страна, что даже далеко не все жители Кракова знают как выглядит хоккей в их городе (сам спрашивал), но в интернете далеко не так сложно найти фотографии и видео с хоккея с забитыми до отказа трибунами. В итоге их собралось по моим прикидкам где-то пятьсот, максимум семьсот человек (в протоколе на сайте «Краковии» честно написали: «500−1000 зрителей»). Как я выяснил позднее от одного подростка, который сам раньше занимался хоккеем и вообще был из хоккейной семьи, такое количество болельщиков — среднее, то есть бывает и меньше, но есть пара принципиальных соперников, на которых ходит гораздо больше.

Если я правильно помню, то парень назвал «Санок» (пол. Ciarko PBS Bank Sanok) и «Тыхы» (пол. GKS Tychy). Боюсь даже представить что творилось бы на трибунах если бы в хоккейном чемпионате присутствовала бы команда от спортивного общества «Вислы», но «Висла», в отличие от «Краковии», в хоккей не играет, и сейчас «Висла» с «Краковией» не могут посоревноваться даже в футболе — футбольная «Краковия» вылетела из Экстракласы, поэтому всё соперничество фанатов пока выливается в кучу граффити на всех стенах города.

Я ждал, но не дождался перед матчем гимна Польши. Видать, здесь так не принято — зато звучал гимн «Краковии», которому активно подпевали собравшиеся болельщики, которые приходили не просто в атрибутике спортивного общества, я заметил немало товарищей в хоккейных свитерах. Всё-таки несмотря на нехоккейность региона, любители и ценители нашего вида спорта там присутствуют.

 

↑ Перед матчем

Хотя болеют они всё-таки больше по-футбольному — например, даже скандирования у них идут нараспев. В России футбольное и хоккейное боление жёстко сегрегированы за исключением Москвы, в Польше же, видимо, таких границ нет. Можно предположить, что для европейцев такая модель поведения в крови: видел я на этом матче группу детей, которую привели на хоккей с подачи клуба. Щёки раскрашены в красно-белую полоску, тётя из клуба подсказывает, а дети почти без стеснения поют в голос в поддержку клуба. Я б в их возрасте точно так не смог — я даже в школе на пении филонил изо всех сил, а они были на хоккее первый раз в жизни. Выглядело это чертовски симпатично, что не удержался и сделал с ними фото на память.

↑ Те самые дети. Пани с шарфом на шее — работник клуба.

На время второго периода я устранился за ворота, на которые атаковала «Краковия». От туда я смог разглядеть хорошенько насколько заполнены трибуны, а так же увидел ещё один интересный экземпляр, который, наверное, является неприменным для профессиональных спортивных клубов: девочка явно школьного возраста в хоккейной сетке с альбомчиком в руках, в который вписаны результаты матчей, вклеены билеты, карточки с автографами — эдакое сокровище для фанатского сердца.

Признаться, непосредственно сам хоккей меня интересовал только в первом периоде ибо с турнирной точки зрения для меня этот матч был безразличен. По первым же минутам стало ясно, что уровень хоккея невелик — скорости довольно средние, передачи в большинстве случаев неточные, силовая борьба эпизодичная даже по сравнению с КХЛ, которую энхаэлодрочеры любят называть «балетом» и тому подобными словами. Если короче, то сам хоккей в купе с атмосферой на трибунах мне больше напоминал матч нашей Молодёжной хоккейной лиги, чем матч середняка с лидером чемпионата в попытке получить повышение (кстати, после победы в этом матче со счётом 5:2 «Краковия» смогла таки перебраться на строчку выше).

Мелочи жизни.

• Факт, который выдаёт с головой Польшу как нехоккейную страну: у нас вы никогда не услышите, чтобы диктор по стадиону каждый раз объявлял, что только что было вне игры или проброс.

• За всё время моего пребывания на стадионе я не увидел ни одного полицейского — только стюарты в жёлтых одеяниях, которые находились практически в любой точке помещения и у них можно было спросить совета по любому интересующему вопросу.

• Свитеры польских судей вам ничего не напоминают?

 • Точка питания организована только одна и довольно скромная, но сосиски готовят на гриле прям рядом со стадионом.

 • Польские болельщики очень любят расклеивать наклейки в местах своего пребывания. Везде. Не видел я их только в Освенциме.

 • На билете не указано конкретное место на стадионе — садись где свободно.

 • Стоимость «нормального» (т.е. полного) билета 10 Zł, что есть примерно 100 рублей. Студенты и школьники могут идти по льготной цене в 5 Zł. Дети до 12 лет и женщины присутствуют на матче почти на халяву по цене 1 Zł (чуть меньше 10 рублей).

Послесловие.

Вот так оно выглядит в общих чертах. Если я что-то упустил и могу дополнить, то спрашивайте в комментариях. Но а я раскланиваюсь, благодарю публику за внимание. Всегда ваш paredox.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные