Блог The Players' Tribune™ | NBA
Трибуна

«Нас не уважают как чемпионов. Но меня это не заботит». Кайл Лаури – перед новым сезоном НБА

От редакции: вы в пользовательском блоге, где появляются переводы текстов игроков НБА на Players’ Tribune. Подписывайтесь, ставьте плюсы, и таких материалов будет больше.

Оригинал: Players’ Tribune

В последнее время меня часто просят рассказать, каково это – выиграть первое в жизни чемпионство?

И ведь вопрос кажется довольно простым. В конце концов, я всю жизнь пахал ради титула. Но все еще не уверен, что могу передать сопутствующие эмоции в паре слов.

Когда посвящаешь баскетболу столько времени и столько страсти, одна мысль о чемпионстве, о прохождении этакой проверки на стойкость, начинает вызывать бурю эмоций. И чем лучше осознаешь цель, не достигнув ее, не взобравшись на вершину, тем обиднее.

Я не становился чемпионом в школьные годы. Дважды уступал в финале юношеской Католической Лиги. Дважды проигрывал в матчах навылет в составе университета Виллановы: Северной Каролине и Флориде. Кстати, обе эти команды в те годы выигрывали NCAA.

Затем я попал в НБА. Как думаете, если бы 10 лет назад вы сказали кому-нибудь, что однажды я стану чемпионом Лиги в составе «Торонто», какую из составляющих вашего высказывания люди сочли бы самой бредовой?

Может, я не могу описать эмоции чемпиона, потому что до сих пор их переживаю.

Хотя, пусть даже этот особенный момент действительно трудно передать словами, я понимаю, что он полностью мой. Он принадлежит мне, моей семье, моим товарищам по команде, моим тренерам и всему Торонто.

И это подводит к другому вопросу – его мне тоже периодически приходится слышать. Считаю ли я, что нас как действующих чемпионов уважают в достаточной мере?

Черта с два.

Но забочусь ли я об этом?

Не, совсем не забочусь.

Мне это не ново. «Торонто» никогда не станут уважать должным образом, потому что мы единственная команда Лиги из Канады. Так было с того самого момента, как я оказался в «Рэпторс».

Путь к чемпионству выдался для меня длинным и тяжелым. Столь же длинным и тяжелым он выдался для всей организации. Но мы справились.

Окружающие могут говорить и думать что угодно. Но факт остается фактом: нас ждет церемония награждения перстнями.

Мы все еще чемпионы.

 

Меня часто называли андердогом. Но мне никогда это не нравилось.

Звучит ведь так, будто на всем жизненном пути мне сопутствовала удача.

Не думайте, что обошлось совсем уж без нее. Но это ведь справедливо для любого игрока, пробившегося в НБА. Больше того – для любого человека, реализовавшего детскую мечту.

Но одно дело – попасть в Лигу. Совсем другое – закрепиться в ней, быть готовым к конкуренции, расти профессионально. Эти вещи с удачей не связаны. Они связаны с упорством.

Хотите услышать историю от андердога? От ребенка из неблагополучного района, получившего образование в Вилланове?

Это не просто история. Это почти что сказка.

Баскетбол всегда был для меня способом расслабиться. Вне зависимости от итогового результата или эффективности игры, на площадке я никогда не испытывал давление.

Я испытывал давление в жизни.

Давление – это совсем не о баскетболе. Это когда нужно регулярно идти километрами заснеженных дорог. Это когда приходится рассчитывать на двоюродного брата, содержащегося на федеральной программе обеспечения, чтобы достать бесплатного молока или, если повезет, сока. Это когда твоя мать работает на двух работах и пытается при этом быть хорошим родителем, чтобы ее ребенок не кончил в тюрьме или в могиле.

Давление – это о настоящей жизни.

Баскетбол всегда был для меня эмоциональным убежищем. Несмотря на всю его сложность.

Именно детское воспитание сформировало меня как игрока. Я вырос на стритболе в Филадельфии. Мой брат Лонни старше меня на 5 лет, но всегда делал так, чтобы я был с ним в одной команде. Когда ты моложе всех на площадке, когда все вокруг крупнее и сильнее, вся игра сводится к простому принципу: биться без устали. Толкаться, прыгать за мячами, ставить заслоны и ни в коем случае не бросать по кольцу (а если и бросать, то обязательно попадать).

Но самое главное – быть жестким. Другого выхода нет. К счастью, мне подходил этот стиль, и особых усилий прикладывать не приходилось. Это было в крови. Передалось от бабушки.

Она ушла из жизни в этом году. Мне было трудно пережить случившееся, бабушка была очень близким для меня человеком. Мы прекрасно понимали друг друга, потому что были очень похожи. У нее был суровый характер, но все мы при этом чувствовали, как сильно она заботится о близких. Все, что она делала, она делала не для себя, а для окружающих.

И в то же время с ней было не расслабиться.

Никогда не забуду один показательный случай. Однажды в начальной школе я подрался. Как только все закончилось и меня отправили к директору, всем, о чем я думал, стала бабушка: «Черт возьми, она же мне задницу надерет!»

Клянусь, когда я сидел в кабинете директора, и мне сказали: «Кайл, ты серьезно провинился, тебя накажут», я ответил: «Хорошо, делайте что угодно, только пожалуйста, не говорите моей бабушке! Пожалуйста, пожалуйста, не звоните бабушке!»

Домой я шел как на расстрел. Мама всегда была спокойной, но бабушка строила очень жесткую дисциплину. И я знал, что в этот раз мне предстоит разговаривать именно с ней.

Захожу домой, она тут как тут. Ждет. В воздухе – напряжение. Никогда не забуду ее слова.

«Ну что, ты победил хоть?»

Не знал, уловка это или нет. Просто кивнул головой.

На ее лице скользнула улыбка: «Ну, ладно тогда».

И все. А ведь незадолго до этого я был наказан просто за то, что случайно пролил молоко. Этот же случай как-то легко сошел с рук.

Я долго не понимал, почему. И только став отцом, понял. Таким подходом бабушка пыталась научить меня стойкости. Насколько такой подход был справедлив и хорош? Найдете ли вы его в обучающих книгах для родителей? Не думаю. Но у каждого свои методы демонстрации любви и воспитания.

Бабушка будто говорила: не дерись.

Но если дерешься, побеждай.

Я горд корнями своего успеха. Но есть у них и минусы. Один из них – тяжело научиться доверять людям.

Доверие – та роскошь, которую многие не могут себе позволить. Люди, не умеющие доверять, склонны к одиночеству даже в самые трудные времена. Поначалу, когда я только покинул родной дом и только попал в Лигу, выработать в себе необходимый уровень доверия было очень трудно. А ведь без этого не стать членом побеждающей команды.

Отчасти это связано с тем, что я очень быстро усвоил так называемую «деловую сторону» баскетбола – сразу после того, как был задрафтован «Мемфисом». Я был уверен, что стану основой будущих успехов команды, но спустя год «Мемфис» выбрал на драфте Майка Конли.

Если честно, выбор был шикарным. Майк – один из лучших игроков лиги и по сей день. Но в тот момент я думал совсем иначе. Я не предвидел такой вариант развития событий. Понятия не имел, что клуб выберет еще одного разыгрывающего. Как только «Мемфис» осуществил выбор, меня осенило: в НБА никому ничего не гарантировано.

После обмена в «Хьюстон» я был настроен показать каждому, на что способен. Работал усерднее, чем когда-либо, чтобы добыть игровое время и уважение. К моменту назначения Кевина МакХэйла главным тренером я провел лучший сезон в карьере. И в результате меня подвел менталитет.

Считал себя главным на фоне прошлогодних успехов. Требовал к себе наилучшего отношения. А тренер давал ровно противоположное. Воспринять это было трудно. Действительно трудно. В тот момент я не понимал, чего он добивается. Не понимал, что он видел во мне хорошего, стойкого игрока, но видел и потенциал, который я мог бы не раскрыть без жесткой тренерской руки.

Я не знал, что ответ на вопрос «Почему он так жестко обращается со мной?» лежит на поверхности – «Потому что хочет сделать меня лучше».

Обмен в «Торонто» я воспринимал как ссылку какую-то. Ничего не знал о команде и даже не заботился о том, чтобы что-то узнать. Рассматривал «Рэпторс» лишь как переходный этап перед чем-то более серьезным.

Но спустя некоторое время я понял, что ошибался. «Торонто» нельзя было воспринимать как промежуточный этап в карьере. «Торонто» – команда из шикарного города с очень недооцененной фанбазой. Ей нужен был игрок-победитель.

Каждый член того состава понимал, что никаких гарантий насчет целостности команды у нас не было. Обменять могли каждого, со многими из нас так поступили в бывших клубах. В итоге мы быстро сыгрались. Играли друг за друга. Я встретил ДеМара – одного из лучших своих друзей и игрока уровня Матча Всех Звезд. Мы стали выстраивать внутреннюю культуру. Мы поверили в себя.

Дойти до Финала и поднять над головой заветный трофей стоило нам очень многого. Мы потеряли людей, которые помогали выстраивать успешную команду. Обменяли ДеМара, обменяли Йонаса. Да, все это – часть бизнеса, но относиться к этому спокойно не получается.

Мы выстроили состав из игроков, готовых помогать друг другу. И, да, нам немного повезло. Несколько раз все решалось на последних минутах и за счет череды отскоков – то ли трех, то ли четырех. Как в матче против «Филадельфии».

Мы сделали все, что нужно, и тогда, когда нужно, чтобы достичь итогового успеха.

И теперь, после всей проделанной работы, всех радостных и неприятных эмоций, значимым остается лишь одно: мы – чемпионы.

Но я знаю: одно лишь чемпионство неспособно удовлетворить в полной мере. Чувствуется, что это все еще не конец пути.

Чемпионство мотивирует. Оно перестает восприниматься как мечта или смысл жизни. Приходит понимание того, что для этого нужно, каково это – стать чемпионом. Как результат, возникает жуткое желание прочувствовать это вновь. Вот что движет мною в этом году. Вот что заставило меня спустя неделю после чемпионского парада проснуться пораньше и сходить в зал.

Несомненно, мы будем с нетерпением ждать церемонию вручения перстней. Но вряд ли станем долго смотреть на чемпионский баннер, поднятый к потолку. Мы сконцентрируемся на том, чтобы добыть еще один. Этот-то уже никуда не денется. Он останется с нами навсегда.

В прошлом месяце я привез кубок Ларри О’Брайена домой. Оба моих сына игрались с ним. Младший, Кам, бегал и прыгал вокруг кубка, повсюду оставляя на нем отпечатки пальцев. Старший, Картер, просто смотрел на него с восторгом. И в глазах читалось: «Как вообще эта штука оказалась у нас дома?»

Однажды я расскажу им, как она у нас оказалась. Длинная история, но прекрасная.

Неважно, что будет дальше. Факт остается фактом.

«Торонто Рэпторс» стали чемпионами НБА.

Кайл Лаури стал чемпионом НБА.

И это навсегда.

Кайл Лаури

Навигация по материалам блога

Фото: Gettyimages.ru/ Vaughn Ridley / Stringer; globallookpress.com/Javier Rojas/Pi, Friso Gentsch/dpa; instagram.com/kyle_lowry7

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья