Блог Чумной доктор

Его четырежды зашивали хирурги. Самый стойкий олимпийский чемпион

Главный камбэк в жизни Акселя Свиндала.

– Все готово к операции, мистер Свиндал. Вы осознаете, что это может не сработать?

– Понимаю, док. Я долго анализировал все возможности, но выбора нет: нам нужно попробовать. Я должен попасть на Олимпиаду!

Вечером Аксель проснулся после анестезии. Сквозь пелену затуманенного сознания он увидел лицо доктора, пытался разобрать что-либо из потока его речи. Но уловил только одно слово, самое главное: «Получилось».

Это было одиннадцать месяцев назад. В  январе 2017 года спортивная карьера Акселя Лунда Свиндала могла закончиться.

Каша заварилась годом ранее в австрийском Кицбюэле: во время скоростного спуска Свиндал потерял равновесие, покатился кувырком и вылетел за оградительные сетки.

Все затаили дыхание: зрители, лыжники, тренеры. Свиндал с помощью медиков поднялся на ноги и поковылял прочь с трассы. Казалось, Аксель отделался легким испугом – норвежец нашел силы помахать зрителям лыжной палкой в благодарность за подбадривающие аплодисменты. Свиндала эвакуировали в госпиталь на вертолете.

На пресс-конференции Аксель шутил: «Уверен, зрителей позабавило мое нежелание ездить проторенными дорожками». Но диагноз пугал: разрыв крестообразных связок колена, травма мениска и повреждение хряща.

Лыжник просил поставить его на ноги как можно быстрее, хотя строгий доктор из швейцарского Адельбодена предупреждал: «Молодой человек, я не рекомендую вести такой образ жизни, как вы ведете сейчас».

Свиндал долго восстанавливался, а после возвращения написал трогательное письмо своим лыжам: «Это было так давно, мои любимые. Целых семь месяцев. Самый долгий период, когда мы были друг без друга. Теперь пришло время танцевать. Я знаю, что вы привыкли к рок-н-роллу, но начнем с танца маленьких утят».

Аксель попробовал себя на нескольких гонках, но почувствовал, что колено по-прежнему не в порядке. Требовалась операция. Хирург предупредил: «Никаких гарантий». Норвежец закрыл глаза, вдыхая анестезию. Перед отключкой ему четко вспомнилось лицо матери.

***

Родители Акселя любили кататься на лыжах по выходным. Они ездили на горнолыжный курорт Гейло: высоко в горах притаился маленький домик бабушки с дедушкой.

Первый комплект лыж Акселю подарили на третий день рождения – метровые Atomic были длиннее самого малыша.

Прошло совсем немного времени от нелепых попыток кататься на заднем дворе, когда ноги разъезжались в разные стороны, до первых детских соревнований. «Ты нервничаешь, пока дожидаешься своей очереди. Представляешь, как много людей сейчас будет смотреть на тебя. Это совсем другие эмоции, чем просто кататься с друзьями на лыжах», – вспоминал Свиндал.

Когда Акселю было восемь, он вернулся со школы вместе с шестилетним братом. Родителей не было: папа дежурил у больничной палаты, где мама рожала третьего ребенка. Дома ошарашили родственники: «не раздевайтесь, едем в роддом». В коридоре больницы Аксель поймал испуганный взгляд отца и понял: что-то пошло не так.

– Папа, что с мамой? Где она?

Мать Свиндала умерла во время родов от эмболии околоплодными водами. Новорожденный малыш прожил больше года, большую часть жизни подключенный к медицинскому оборудованию.

«Я помню лицо мамы, помню ее запах. Но в остальном: воспоминания расплывчатые», – признавался Аксель. Трагедия сплотила семью, а гонки на лыжах помогали отвлечься.

В пятнадцать Свиндал переехал в горный городишко Оппдал, чтобы профессионально заняться горнолыжным спортом, не отрываясь от учебы. Парень пробился в юниорскую команду Норвегии, ездил на соревнования по всей Европе.

Смело ринуться вниз по заснеженному склону, удержаться на обледенелом повороте, маневрировать и взлетать в прыжках – горнолыжный спорт манил парня ощущением свободы, требуя взамен бесстрашие. «Это чистый спорт, – говорил Аксель репортерам Dagbladet. – Здесь нет судей, нет штрафов, есть только секундомер».

***

В 2007 году Свиндал впервые взглянул смерти в глаза. Трагедия произошла на этапе Кубка мира в Бивер Крик, что в Колорадо. Во время прыжка тело спортсмена вывернуло так сильно, что он с грохотом упал на спину и покатился по склону. Лыжи слетели с ног, острие одной из лыж вонзилось в живот.

А потом – неоновые больничные лампы, дикая боль… Аксель помнит, как открывал глаза, а доктор просил подписать какие-то бумаги. Ослабевшей рукой он черкнул по листу, попросил позвонить отцу и снова погрузился в темноту.

Врачи брали разрешение, чтобы вспороть Акселю брюшную полость: боялись, что лыжа повредила внутренние органы. Кроме того, были рассечены мышцы ягодиц, сломана ключица и восемь лицевых костей, выбиты зубы. Свиндал мог погибнуть от потери крови.

Аксель начинал год с двух золотых медалей на чемпионате мира в Швеции, а заканчивал – на больничной койке. На протяжении нескольких недель он не мог самостоятельно дойти до туалета и похудел на 18 килограмм.

Через год Свиндал вернулся в Бивер Крик. Аксель не спал всю неделю. Перед каждым спуском норвежец представлял трассу в голове, визуализировал свои действия, но сейчас не мог этого сделать. Каждый раз, когда он доходил до той части трассы, где случилось роковое падение, Акселя охватывал ужас. Лыжник подошел к проблеме с холодной скандинавской расчетливостью: гонка длится 100 секунд, а опасный участок проходится всего за 10. Тогда, может быть, есть смысл сосредоточить силы на 90% склона, а остальное пройти без лишнего риска?

Свиндал переборол страх и победил на глазах своего отца, который приехал в США поддержать сына. Алекс оглянулся на табло с результатами, вскинул вверх кулак и глазами нашел на трибуне папу, едва сдерживавшего слезы.  

Так и складывается карьера норвежского лыжника: падения и камбэки. На Олимпиаде в Ванкувере он взял три медали (золото в супергиганте, серебро в скоростном спуске и бронзу на гигантском слаломе), в Сочи провалился из-за приступа аллергии, а потом серьезно повредил ахилл во время бесснежной тренировки. Следом пять побед на этапах Кубка мира в 2015, а спустя год падение в Кицбюэле.

За период восстановления Свиндал посетил Силиконовую долину, чтобы попрактиковаться в технологичном бизнесе. Аксель активно вкладывается в акции, и даже неплохо заработал на бирже. Параллельно норвежец занимается социальными проектами. Как-то он расплавил свои медали, чтобы помочь детским горнолыжным школам. Его рецепт прост: «Хочешь стать крутым лыжником – откладывай айфон и очень много катайся».

***

«Перед выпиской мне сказали: ты уже не пациент, но еще не горнолыжник», – вспоминал Свиндал. Меньше чем за год до Олимпиады-2018 Акселю предстояло выполнить большой объем работы: окончательно восстановиться, разработать мышцы, набрать нужные кондиции.

Даже в Пхенчхане Свиндал осторожничал: пропустил слалом в комбинации, чтобы не рисковать больным коленом. «Ледяные условия на трассе, большая ухабистость – эти причины побудили Акселя не ставить на карту другие гонки», – объяснил партнер по сборной Омодт Кильде.

Финал соревнований по скоростному спуску переносился из-за шквального ветра: организаторы не ручались за безопасную работу подъемника.

И вот решающий момент настал: Свиндал летит по заснеженному склону горы Гариванг, которая в XV веке использовалась для выращивания женьшеня для правящей династии Чосон. Трасса извивается вокруг священных деревьев, которые в Южной Корее символизируют плодородие.

Свиндал справился с пронизывающим ветром на вершине, не потерял равновесие во время труднейшего прыжка на 43 метра, а после преодоления последнего виража услышал саундтрек из фильма о Джеймсе Бонде и аплодисменты немногочисленной публики. Секундомер отмерил минуту и 40,25 секунд: этот результат оказался лучшим.

– Когда ты пересекаешь финальную черту, понимая, что выступил отлично, ты не думаешь о попадании в учебники истории. Ты кайфуешь здесь и сейчас. Эти эмоции переполняют тебя, они сильнее любой истории, когда-либо написанной, – еле сдерживался норвежец после финиша.

Аксель Свиндал стойко переносил многочисленные падения и продолжал заниматься делом всей жизни. В 35 лет он стал самым возрастным горнолыжником, победившим на Олимпийских играх.

***

Чумной доктор советует почитать:

«Доктор, отрежьте мне ноги». Батистута прошел через ад

Он заплакал, но не сдался. Обычный продавец машин стал героем «Дакара»

Фото: Hans Arne Vedlog/Dagbladet (1); AFP (2); Erich Spiess/ASP/Red Bull Content Pool (3); Reuters (4); MortenSvesengen/rb.no (5); Dimitar Dilkoff/NTB scanpix (6).

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья