Блог О духе времени

Надо ли «Зениту» оставлять Данни?

Петербургский журналист Федор Погорелов вспоминает прекрасную карьеру Мигеля Данни в «Зените» и отвечает на вопрос: закончится ли эта карьера ближайшим летом.

Я помню прекрасно, как рухнула новость о переходе Мигеля в «Зенит». Мы с телочкой добирались окружными бесплатными серпантинами к Монте-Карло, где через несколько дней должен был состояться матч за Суперкубок против «Манчестер Юнайтед». Невероятная сумма в 30 миллионов долларов – самый крупный трансфер внутри России – заслуга на тот момент директора «Динамо» Дмитрия Иванова: он терпел до последнего, генералы из Центрального совета были готовы и на меньшую сумму. Но Иванов уговорил подождать еще день, и «Зенит» в итоге выкатил отступные, прописанные в контракте. Не за горами была первая в истории петербургского клуба Лига чемпионов, Дик Адвокат требовал усиление атаки.

Мне рассказывали, что первая тренировка, в которой принимал участие Мигель, стала лучшей тренировкой (да, я понимаю абсурдность такой формулировки) на многие годы. Каждый игрок «Зенита» в каждом упражнении, в каждом эпизоде двухсторонки действовал на пределе: всем хотелось показать себя на фоне футболиста, за которого заплатили столько денег. Данни, к слову, как и Халка впоследствии, эта рефлексия особо не трогала: он ловко абстрагировался от цистерны денег, заплаченных за него, и сосредоточился на зеленых, а иногда и не очень, полях.

Конечно, Данни понимал, зачем его покупали и почему столько заплатили. Он, по моим ощущениям, честно старался соответствовать той ответственности, которая на него была возложена. Деньги Мигель стал отрабатывать с первого же матча: у меня до сих стоит перед глазами, как на стадионе имени Луи II он перекладывает мяч под правую, пробрасывает защитника и пуляет между ушей ван дер Сару. Футбольный оргазм.

Затем была скомканная группа Лиги чемпионов: «Зениту» достались в соперники «Ювентус» и «Реал», и сразу стало ясно, что шансов на выход в плей-офф немного. Но они были: удар Данни по воротам Буффона в Турине, удар по воротам Касильяса в Петербурге – не хватило чуть-чуть. Собственно, именно той осенью мемом среди болельщиков стали «натянутые на уши трусы»: после очередного промаха или неудачной передачи Мигель любил натянуть свои шорты как можно выше – выпускал таким образом гнев и досаду на небеса. К слову, с Виражом поначалу у португальца не сложилось. «Данни, прикрой срам» – таким баннером встретили португальца ребята с 13-14 секторов на «Петровском»: из Москвы Мигель приехал с динамовской эмблемой, выбитой на предплечье. Данни утверждал, что это первая буква его имени и принципиально выходил на поле в футболке с короткими рукавами. С годами и голами это неприятие сошло на нет.

Познакомился я с Данни задолго до его переезда в Петербург – в 2005 году. Игорь Порошин стал поручать мне разные тексты для журнала PROспорт, я съездил в Киев и Донецк, написал историю о триумфе украинского футбола в ноябре был отправлен в Новогорск – писать репортаж о жизни сверхбогатого «Динамо» во главе со снулым Иво Вортманом. В «Динамо» тогда искрило: Манише, Коштинья и Сейтаридис получали много, играли спорно, тренироваться не желали. Команда откровенно разделилась на две группировки, на тренировках дрались, репортаж получился грустным (и, чего уж там, плохим). Помню: мы сидим с Манише в столовой, я получаю протокольные ответы, изложенные в разговорнике «Профессиональный футболист отвечает на вопросы журналиста», а за соседним столиком аккуратно ест суп хрупкий юноша с длинными черными волосами. Мигелю тогда было 22, покупали его в довесок к громким именам: Манише, Коштинью, Сейтаридису. История все расставила по своим местам.

Агонию Адвоката в «Зените» Данни пропустил из-за беды – в мае 2009 года на тренировке Мигель порвал кресты. За отставкой голландца, за осенним бронзовым спуртом тренера Давыдова Мигель смотрел с острова Мадейра, куда семья португальца переехала из Каракаса еще в 80-е. В строй Данни вернулся аккурат к первому сбору Лучано Спаллетти в январе 2010 года. В той команде Данни окончательно утвердился в роли супергероя национального чемпионата. Конечно, это стечение обстоятельств, но первый гол «Зенита» той сборки забил именно он: на кочковатом поле в Самаре в матче первого тура. У того «Зенита» была блестящая атака: Кержаков, Данни, Лазович – все они понимали друг друга с закрытыми глазами, достаточно пересмотреть первый гол в ворота «Динамо» в матче третьего тура: Лазович вырезал правой шведкой, Данни в касание пробил в дальний угол – вытаскивай.

Дальше были новые статистические рекорды, 100-й матч за «Зенит», отличная игра в первой Лиге Чемпионов Спаллетти: гол в ворота «Порту», «писающая собачка» у углового флажка, обструкция в ответном матче в Португалии.

Эта сказка прервалась на сборе в феврале 2012 года: опять разорванные кресты – по слухам, неудачно подкатился один из молодых футболистов. На этот раз Данни восстанавливался подольше – 8 месяцев. Говорили, что операцию врачи рекомендовали делать еще в декабре 2011 года, после выхода из группы Лиги Чемпионов, но Данни не хотел пропускать плей-офф и чемпионат Евро-2012. Вернулся Данни в уже абсолютно новый «Зенит»: в ноябре 2012 года против «Ростова», в команду, где уже играли Халк и Витсель, а Денисов уже не вышел на поле в Самаре. Возвращение Мигеля было чрезвычайно важно: была надежда, что на правах капитана он сможет объединить иностранцев, которые функционировали отдельно от русского костяка, и группировку российских ребят, откровенно саботирующих футбольный процесс. Деталь: когда гол забивал кто-то из русских футболистов, единственным иностранцем, кто прибегал поздравлять, был Данни. Когда гол забивал кто-то из легионеров, единственным русским, кто прибегал поздравлять, был Данни.

Я, понятно, оговорился сознательно. К осени 2012 года Мигель провел в России 7 лет. Сейчас – уже две пятилетки. Дольше у нас отработал только Владимир Боровичка, приехавший в «Зенит» в декабре 2002 года. Данни давно прекрасно говорит по-русски. Как и его сыновья-близнецы Бернарду и Франсишку (портреты выбиты на лопатках папы, имена – на предплечьях); оба занимаются в Академии «Зенита» и регулярно приезжают на базу в Удельном парке. В паблике ВКонтакте, посвященном португальцу, часто пишет его жена Петра (татуировка с именем на икре). Всей семьей они на постоянной основе ходят на матчи баскетбольного «Зенита» (и ходили даже на матчи баскетбольного «Спартака» – Петра профессионально играла в баскетбол). В общем, когда я называю Данни русским, мне кажется, я не преувеличиваю.

Понятно, что приход Андре Виллаш-Боаша воодушевил многих, очевидным образом преобразился Халк. «Зенит» бесповоротно превратился в обаятельную банду наемников, которую по правам старослужащего справедливо возглавил Мигель, получивший капитанскую повязку на постоянной основе. И я не случайно использовал термин «старослужащий»: в этой версии «Зенита» больше времени провели только Кержаков, Аршавин, Файзулин, Анюков, Ломбертс, Тимощук и Малафеев. А теперь вспомните, когда вы видели кого-то из этого списка последний раз на поле? Я имею в виду на регулярной основе, не надо ловить меня на абсолютных показателях.

Я не то, чтоб намекаю, что время Данни закончилось. Просто сейчас мы живем в мире, в котором курс евро иногда доводит до ручки. Контракт Данни заканчивается летом и по моей информации на переговорах он вел себя, скажем так, неконструктивно. Все прекрасно понимают, что это будет последний, по сути, предпенсионный контракт, и все прекрасно понимают, что еще одна травма крестов закончит его карьеру. Ходить сможет, бегать – нет. Мне рассказывали, что в августе Боаш сказал команде: никто не придет, никто не уйдет, мы выиграем этот чемпионат теми, кто будет в заявке в августе-2014. Это очень красивая идеологема и, наверное, благородная методика работы с футбольным коллективом. Если бы не одно обстоятельство: в случае, когда у одного из футболистов заканчивается контракт и он может уйти бесплатно, получается, что главный тренер в конфликте «клуб-игрок» выступает на стороне соотечественника. Боаш дружит с Жорже Мендешем, агентом Данни и Халка и еще много кого.

Данни начал сезон великолепно: тащил, давал объем, создавал подходы. Статистически Мигель вообще красавец: 7 голов, 6 голевых передач, 45 созданных моментов (больше только у Еременко, Самедова, Вальбуэна). В то же время я помню, когда начало зреть раздражение болельщиков от игры Данни: это был матч со «Спартаком» на «Петровском», когда прервалась рекордная победная серия «Зенита». На шестой передаче чужому в безобидной ситуации я бросил считать: Данни только вернулся в строй после микроповреждения и явно набирал форму за счет матча, который закончился со счетом 0:0. Как оказалось позже, матчей понадобилось существенно больше одного. Как раз тогда «Зенит» начал унылую серию: нули с «Монако», 2:2 с «Краснодаром», поражение от «Байера». Я хорошо помню дискуссию петербургских болельщиков о достоинствах и недостатках португальцах. Сильная сторона: всегда рядом с мячом, в любом эпизоде дает партнерам возможность отыграться и начать атаку – Мигель действительно опускается к мячу вплоть до линии собственной штрафной. Претензии ясны: тянет игру на себя, пасы шведкой чужому, потери, практически ушел обыгрыш один в один.

Данни 31 год, в августе будет 32. Он любимец широких масс, представители которых любовно называют его не иначе, как Мигелька. Он действительно вошел в историю петербургского клуба. Но своему соседу по дому на Песочной набережной во время поездки в лифте Данни уже сказал, что летом уходит.

Мне кажется, это правильно.

Фото: Fotobank/Getty Images Sport/Mihailicenko Sergey/Anadolu Agency; REUTERS/Eric Gaillard; fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов

Опрос


Надо ли «Зениту» оставлять Данни?

7464 голосa 8
  • Да
    61%
  • Нет
    39%

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья