Блог О духе времени

Кого топ-клубы РФПЛ покупали 20 лет назад

Николай Толстых привозил в бесковское «Динамо» двух нигерийцев, начальника «Зенита» дисквалифицировали на год за подделку трансферных документов, игрок «Баварии» проваливал просмотр в дубле ЦСКА, а Руслан Нигматуллин писал сорок четыре письма в Москву с просьбой взять его в «Спартак». Кем и как укреплялись сегодняшние наши топ-клубы зимой 1995-го – в ретроспективе Дениса Романцова.

«Зенит»

Вратарь: Евгений Корнюхин («Ростсельмаш»)
Защитник: Дмитрий Быстров (ЦСКА)
Полузащитники: Дмитрий Хомуха («Эрзу»), Валерий Брошин (ЦСКА) и Дмитрий Нежелев («Уралмаш»)
Нападающие: Сергей Дмитриев («Бекум» Германия) и Денис Зубко («Смена-Сатурн»)

Дмитрий Хомуха

– Так вышло, что вы пришли в «Зенит» сразу же вслед за новым тренером. Были знакомы с Садыриным ранее?

– Нет, просто совпало. Грозненский «Эрзу», за который я выступал в первой лиге, был расформирован из-за начала войны в Чечне. Поэтому в декабре 1994-го в поисках нового клуба решил отправиться на просмотр в Петербург.

– Расскажите о бытовых условиях. Клуб снимал вам квартиру?

– Да, но это сейчас футболисты живут в непосредственной близости от базы, а меня, как и других приезжих игроков, поселили достаточно далеко. На общественном транспорте добираться на тренировки было довольно долго, но на машине – приемлемо. Правда, автотранспорт зенитовцам тогда, естественно, никто не предоставлял – каждый выкручивался как мог. Меня на тренировки на своей машине обычно подвозил защитник Андрей Брюханов, квартировавший неподалеку.
«Смена», 28.04.2014

Денис Зубко

– Самым неожиданным и важным для меня было приглашение из «Смены-Сатурн» в «Зенит». Я тогда лежал в больнице, мне ногу зашивали. Приехал гендиректор «Зенита» Сидоров и сказал, что Павел Федорович Садырин хотел бы видеть меня в своем клубе. Я ответил, что хотел бы переговорить лично. На что услышал: «Хорошо». И через несколько дней в моей квартире зазвонил телефон (я тогда жил на съемной): «Выходи, встречай...». Для меня это был почти шок. Поднялись с Садыриным ко мне и все обсудили. Хотя я уже на улице был готов подписать контракт.
Блог регионального журналиста, 10.01.2014

Не сложилось: Денис Машкарин

Как выяснилось, игроки Машкарин и Коганов тренируются в санкт-петербургском «Зените», имея действующие контракты с ЦСКА. А это криминал, и «Зениту» придется заплатить штраф в 5 миллионов рублей за нарушение регламента. Срок контракта Машкарина истекает в начале апреля, а контракт ЦСКА с Когановым был заключен на 5 лет, хотя регламентом минимальный срок ограничен четырьмя годами. Клубам рекомендовано полюбовно уладить свои взаимоотношения с обоими футболистами.
Еженедельник «Футбол», 29.01.1995

Если дело пойдет так и дальше, то при бюро КДК ПФЛ придется создавать следственную группу. Судите сами: на последнем заседании бюро обсуждались сразу два факта подлогов. В результате появились такие решения:

1. За фальсификацию заявочной документации отстранить до 31 декабря 1995 года от исполнения обязанностей начальника команды «Зенит» (Санкт-Петербург) Степана Крисевича...
Еженедельник «Футбол» 09.04.1995

ЦСКА

Вратарь: Александр Владимиров («Смена-Сатурн» Санкт-Петербург),
Защитники: Дени Гайсумов («Эрзу» Грозный) и Дмитрий Градиленко («Спартак»)
Полузащитники: Алексей Герасимов («Локомотив» НН), Дмитрий Ульянов («Торпедо») и Дмитрий Карсаков («Торпедо»)
Нападающие: Владимир Лебедь («Спартак» Владикавказ), Вячеслав Мельников («Апоэль» Хайфа, Израиль) и Роман Орещук («Черноморец» Новороссийск)

Владимир Лебедь

– Вы все-таки решили уехать из владикавказского «Спартака» в ЦСКА.

– Я всегда мечтал играть в Москве. И тут после окончания сезона поступило предложение от ЦСКА. В «Спартаке» учли мое желание и особых препятствии при переходе не чинили.

Приехав в ЦСКА, Лебедь не только осуществил свою мечту – играть в Москве, но и приобрел друга. Владимир Лебедь и Владислав Радимов за два месяца так подружились, что попросили руководство ЦСКА выделить им одну служебную квартиру на двоих.

– Мне кажется, мы так близко сошлись с Радимовым из-за того, что дополняем друг друга. У него есть то, чего нет у меня, и наоборот.

– А как вы с хозяйством справляетесь, что-то графика дежурств в коридоре вашей квартиры я не обнаружил.

– Ведем хозяйство по желанию. Ну а кто сколько времени проводит у плиты, то тут у нас – полное равенство.

Радимов, учтиво сидевший во время нашего разговора на кухне и смотревший телевизор, сказал позже:

– Мы оба не женаты, оба любим домашний уют, да и интересы в жизни у нас, по-моему, одинаковые. Поэтому и подружились.

– В шахматы часто играете?

– Играем в нарды, но с ним неинтересно – я постоянно выигрываю.

– Владимир сказал, что за плитой вы проводите одинаковое время.

– Чаще кухня принадлежит Володе. Когда мы только приехали, в первый же день купили курицу. Он сказал, что все сделает сам и приготовил так вкусно, что мне на кухне делать нечего.
«Спорт-Экспресс», 28.01.1995

Роман Орещук

– Ко мне два раза приезжал Геннадий Иваныч Костылев и звал в ЦСКА. Я оба раза отказывался. А тут получается – или армия, или другой клуб. Звоню Костылеву: «Актуален еще ЦСКА?» – «Актуален до завтрашнего обеда. Завтра вся молодежь сдает экзамены в военном институте в Петербурге. Успеешь добраться – в команде. Не успеешь – тема закрывается». Я в самолет – и в Питер. Успел.

Подписал контракт с ЦСКА и приезжаю домой. Мама сидит и плачет: «Посмотри газету новороссийскую, о тебе пишут». Смотрю, а там этот Сербиян говорит: «Орещук погнался за длинным рублем. Мы ему тут институт предлагали, а он поехал в ЦСКА за квартирой и машиной». Мне 16 лет, какая квартира? Какая машина? В эти же дни на стадионе у команды была встреча с болельщиками. Пришло тысячи полторы, не меньше – мы с отцом тоже уселись на трибуны, поглядеть, послушать. Кто-то спросил про меня. Долматов сказал: «Да нет, Орещук не за рублем погнался, он по своим вопросам ушел». И тут кто-то из болельщиков начал меня оскорблять. Я как вспыхнул! Через все трибуны погнал за этим болелой, взял за шкирку, вытащил, как начал мутузить: «Ах ты гад! Ты зачем такие вещи говоришь?» Ну, крыша съехала, бывает. До сих пор эту историю в Новороссийске вспоминают.
Sports.ru, 15.01.2013

Дмитрий Карсаков

– Я успел провести только две тренировки в московском «Динамо», как угодил в больницу с неприятным диагнозом: гепатит. Врачи сразу сказали, что о футболе придется забыть как минимум на год. Но я оклемался уже через полгода. Только в другой команде – в «Торпедо».

– В 1994 году у вас закончился контракт с ЦСКА, по которому вы, в частности, должны были получить квартиру. Но этот вопрос не решался и вы выразили сомнение, что останетесь в ЦСКА, если в ближайшее время руководство клуба не выполнит свои обязательства. Итак, квартирный вопрос, единственное, что повлияло на ваше решение уйти из ЦСКА?

– В общем, да. Но еще, честно говоря, очень хотелось поработать у Бескова.

– Но когда заболели, вы стали «Динамо» не нужны?

– Обычное явление. Я ни на кого обиды не держу.

– Почему после «Торпедо» вернулись в ЦСКА?

– Команду возглавил Тарханов, а мне спартаковский стиль игры всегда импонировал. Я не сомневался, что с приходом Тарханова ЦСКА заиграет остро и комбинационно.

– Живете в квартире?

– Да, только пока не в своей.

– Опять обещают?

– Обещают. Но те люди, которым я верю.
Футбол-Review, 11.05.1995

Не сложилось: Александр Каратаев

Этот игрок подавал и продолжает подавать большие надежды, но любители футбола об этом не знают. Полузащитник юношеских сборных СССР и России Александр Каратаев раз-другой «засветился» в основном составе московского «Спартака», перешел в «Локомотив», не сыграв в рядах железнодорожников ни одного матча, был продан в мюнхенскую «Баварию». Пробыв в молодежном составе «Баварии» более полугода, но так и не получив ангажемента, молодой игрок вернулся в «Локомотив» и опять оказался в дубле. Сейчас Каратаев пробуется в ЦСКА, но опять-таки за дубль. Неужели так и вековать ему свой век в футболе «вечным дублером»?
Еженедельник «Футбол», 22.01.1995

Полузащитник Каратаев, так и не сумевший надолго задержаться ни на одном из пунктов своего заманчивого маршрута – «Спартак» – «Локомотив» – «Бавария» (Мюнхен) – ЦСКА – отправился в Набережные Челны, провел первые контрольные матчи в составе «КамАЗа».
Еженедельник «Футбол» 5.03.1995

«Динамо»

Вратарь: Валерий Клейменов («Маккаби» Герцлия)
Защитники: Равиль Сабитов («Варегем» Бельгия), Эдуард Демин («Асмарал»), Александр Точилин («Асмарал»), Сергей Подпалый («Апоэль»), Сергей Колотовкин (ЦСКА)
Полузащитники: Александр Гришин (ЦСКА) Владимир Семенов (ЦСКА), Андрей Кобелев («Бетис») Сергей Богомолов («Монолит»), Руслан Ишкинин («Орехово»)
Нападающий: Олег Терехин («Сокол»), Виталий Сафронов («Крылья Советов»), Юрий Кузнецов («Ангара»)

Олег Терехин

Нападающий Олег Терехин (из саратовского «Сокола»), дисквалифицированный на половину прошлого сезона за подписание контрактов сразу с несколькими клубами, похоже, до сих пор не определился со своими дальнейшими планами. Сообщалось, что он заангажирован столичным «Спартаком», потом – тольяттинской «Ладой». Но в прошедший вторник Терехин вышел на товарищеский матч в рядах московского «Динамо»: забил два гола в ворота ЦСКА.
Еженедельник «Футбол», 15.01.1995

«Куда пропал нападающий Олег Терехин, так здорово сыгравший в контрольном матче с ЦСКА за московское «Динамо»?» – интересуются многие любители футбола.
В надежде получить ответ на этот вопрос корреспондент еженедельника связался с Александром Корешковым, главным тренером саратовского «Сокола», воспитанником и игроком которого Терехин являлся все последние годы.

– Контракт Олега Терехина с «Соколом» был действителен до конца 1995 года, – рассказывает главный тренер «Сокола». – Однако еще в прошлом сезоне этим форвардом настойчиво интересовались клубы высшей лиги. Наибольшее упорство тогда проявила тольяттинская «Лада», руководители которой в конце концов нашли с футболистом общий язык. Мы особенно не препятствовали переговорам Терехина с представителями более именитых, чем «Сокол», клубов. Большому кораблю – большое плавание.

Видимо, так же считает и руководство выбывшей из высшего эшелона «Лады», поскольку оно не спешит предъявить свои права на футболиста. Поэтому до окончательного решения вопроса Терехин тренируется в «Соколе», побывал с командой на сборе в Кисловодске, хорошо там выглядел. Им по-прежнему интересуются «Спартак», «Динамо», ЦСКА. Но приоритет теперь, естественно, за «Ладой».
Еженедельник «Футбол», 26. 02.1995

Олег Терехин, самый известный странник второго по счету межсезонья, который, словно гоголевская Агафья Тихоновна при выборе жениха, никак не мог отдать предпочтение какому-либо из многочисленных, жаждавших видеть его в своих рядах клубов, наконец сделал свой выбор. После окончания турнира на «Кубок Хазарова» бывший форвард саратовского «Сокола» подписал контракт до конца сезона с московским «Динамо».
Еженедельник  «Футбол» 26.03.1995

– Окажись вы в «Спартаке», все могло бы сложиться иначе. Вы приняли, однако, предложение «Динамо». Что склонило чашу весов в пользу бело-голубых?

– Меня позвал в свою команду сам Бесков – великий игрок и тренер, личность легендарная. Это во-первых. Во-вторых, динамовцы проявили большую настойчивость и быстро обещали решить жилищную проблему, а я человек семейный...
«Спорт-Экспресс», 20.05.2001

Андрей Кобелев

 В 1992 году 24-летний полузащитник московского «Динамо» Андрей Кобелев, подписав контракт с клубом «Бетис», уехал в Испанию. Его манили высокие заработки, возможность обеспечить семью. В 1995-м Андрей вернулся. Теперь он хотел только одного – играть в настоящий футбол, потому что боялся забыть, как это делается.

– Вы не представляете, как грустно было нам с двумя маленькими детьми уезжать из Испании, где у нас не было никаких бытовых проблем. Мой контракт, если бы я его не разорвал, продолжал бы действовать еще полтора года. После этого мне предлагали заключить новый – еще на три сезона. Так что я спокойно мог бы прожить в Испании еще четыре с половиной года. Но вот играл бы я в основном составе или нет – этого не мог сказать никто.

– А раз не играете, то все не в радость...

– Жизнь в футболе коротка. И пока играешь, надо заработать. Не только для себя, но и для детей.

– Но ведь в «Динамо» вам наверняка платят меньше, чем в «Бетисе»...

– Конечно.

– Получается, что ради настоящего футбола можно пожертвовать какими-то благами?

– Выходит, так.
«Спорт-Экспресс», 25.04.1995

Валерий Клейменов

Валерий Клейменов снова в воротах московского «Динамо». Что-то все чаще возвращаются наши футболисты с земли обетованной. В чем дело?

– Слышал, читал в газетах, что в израильском футболе есть нехорошие люди, – рассказывает Клейменов. – Но не предполагал, что до такой степени. Короче, клуб «Маккаби» (Герцлия), за который я выступал, не выплатил обещанных по контракту сумм ни мне, ни московскому «Динамо». Президент клуба Минаши вообще откалывал номера. Повздорив с одним из моих агентов, он вдруг заявил мне: «К тренировке не допускаю». Когда я потребовал контрактные обязательства клуба, он ответил отказом. А если вспоминать всякие мелкие недоразумения, то конца не будет. Спасибо еще моим агентам Александру Левинсону и Григорию Цвику, которые, как могли, отстаивали мои права.

– Но после Израиля вам, вроде бы, светила Южная Корея?

– Светила, да что-то не разгорелась. Я был в клубе «Поско» на смотринах, понравился, но личный контракт, с которого еще предстояло платить налоги, составлял всего четыре тысячи долларов в год. Руководители клуба обещали по приезде в Сочи на сборы в январе повысить эту сумму, но в связи с известными событиями в Чечне национальная федерация футбола запретила им поездку. Наверное, все это к лучшему. Я вернулся в «Динамо» и не жалею об этом.
Еженедельник «Футбол», 26.02.1995

Не сложилось: Прециоз Монье и Амир Ангвэ

Николай Толстых лишний раз подтвердил, что слова у него не расходятся с делом. Недавно на страницах «Футбола» президент «Динамо» пообещал, что уже совсем скоро в российском футболе появятся футболисты из дальнего зарубежья. И сам подал пример.

В последний день марта представители «Динамо» встретили в аэропорту Шереметьево-2 темнокожих футболистов из Нигерии. Вот их визитные карточки:

Прециос МОНЬЕ – полузащитник. Родился 22.12.1974. Рост 176 см, вес 69 кг. Выступал за клуб «Шаркс» («Акулы»). За сборную Нигерии провел 22 матча. Участник чемпионата Африки, призер Кубка Африки. Был в числе кандидатов на участие в чемпионате мира-94, но не поехал в США из-за конфликта с менеджером сборной.

Амир АНГВЭ – нападающий. Родился 3.04.1970. Рост 172 см, вес 70 кг. Выступал за клубы БСС «Лайонз» («Львы») (1989-1990), «Джулиус-Бергер» (1990-1994). За сборную Нигерии провел 5 матчей. Обладатель Кубка Нигерии 1990.

Оба нигерийца горят желанием закрепиться в столичном клубе, зная о его высокой репутации в России и Европе.

– Мы сразу поняли, что это будет нелегко, заявил Ангвэ. – Но мы приучены к труду, готовы работать сутками. Тем более с мячом. В Нигерии сейчас футбольный бум, более 20 наших соотечественников играют в престижных европейских клубах.

Придутся ко двору в «Динамо» нигерийцы или нет, должно было выясниться к концу недели после серии тренировок и двусторонних игр.
Еженедельник «Футбол», 09.04.1995

Вспоминается полукомическая история. В конце 70-х годов любой футболист «Динамо» носил звание офицера внутренних войск. И вот тренеры команды обнаружили подходящего игрока в душанбинском «Памире», но когда пришли докладывать об успешном исходе переговоров с ним высшему должностному лицу ЦС «Динамо», по праздникам облачавшемуся в генеральский мундир, тот пришел в ужас. Фамилия футболиста была Гесс. «Вы что, с ума сошли, – был ответ. – Еще бы Гитлера пригласили в команду, надели ему офицерские погоны». И Эдгар Гесс, немец, родившийся и выросший в нашей стране (правда, в конце концов вернувшийся на историческую родину предков), оказался в рядах исконного соперника «Динамо» – «Спартака», способствовал успехам неоднократного в то время чемпиона и призера первенств СССР. Можно себе представить состояние того самого динамовского руководства, если бы ему вдруг представили темнокожих игроков. Теперь же недавние пробы на тренировках и двусторонних играх «Динамо» футболистов сборной Нигерии Монье и Ангвэ ничего, кроме интереса специалистов и любопытства болельщиков, не вызвали. Нельзя сказать, что они не понравились Константину Бескову, но работа с ними, связанная с многочисленными осложнениями бытового характера, языковым барьером, могла идти только на перспективу. А на этот случай тренерам «Динамо» достаточно и своего, отечественного «материала».
Еженедельник «Футбол», 16.04.1995

«Локомотив»

Вратарь: Алексей Поляков («Салют» Белгород)
Защитники: Андрей Соломатин («ТРАСКО»), Евгений Храбростин («КамАЗ»), Вячеслав Царев («Динамо»)
Полузащитники: Александр Смирнов («Динамо»), Тарас Ковальчук («Прикарпатье» Ивано-Франковск)
Нападающие: Виталий Парахневич («Черноморец» Одесса)

Андрей Соломатин

– Я ведь мог из своего ТРАСКО перейти не в «Локомотив», а сразу в ЦСКА. После матча с дублерами армейцы мне предложили контракт. Московский клуб высшей лиги – чего еще можно желать? На следующий матч с резервистами «Локомотива» я ехал, уже чувствуя себя в душе армейцем. ТРАСКО выиграл в тот день – 4:2, а я, играя на позиции опорного полузащитника, забил два гола и еще два организовал. Бывают матчи, когда получается абсолютно все. После встречи Юрий Семин взял меня под ручку, отвел на лавочку и не успел я опомниться, как стал игроком «Локомотива».
«Спорт-Экспресс», 22.05.2002

Тарас Ковальчук

– В «Локомотив» меня взяли без смотрин. При первой встрече Семин говорил, мол, знаем украинцев как бойцов, способных добиваться немеченной цели даже в самых неблагоприятных условиях. Не изменилось отношение Палыча ко мне и после обидной травмы (разрыв связок), полученной буквально накануне старта сезона в «двусторонке». Кто-то другой, возможно, сожалел бы о потраченных впустую деньгах – я был отдан в аренду тульскому «Арсеналу», но не Семин. Наоборот, на тренировках Юрий Павлович подбадривал, призывал не опускать руки. Мне предлагали продлить контракт в «Локомотиве», однако я решил вернуться в «Прикарпатье».
Football.ua, 12.12.2007

Не сложилось: Иван Паземов

В начале нынешнего года один из молодых и способных футболистов московского «Торпедо» Иван Паземов вдруг «разорвал» свой контракт с командой и стал подыскивать другой клуб. Что же произошло? С этим вопросом мы обратились к главному тренеру «Торпедо» Валентину Иванову.

– Главная его претензия к клубу заключается в том, что ему не дали квартиру, обещанную по контракту. Казалось бы, вопрос прост и виновато руководство, но... Когда в августе я вернулся в команду, до конца чемпионата оставалось десять игр. И вот в этот решающий момент Паземов вдруг исчез из команды, тем самым подводя нас, поскольку он был едва ли единственным нашим нападающим. А исчез он по одной причине – ушел в загул, а попросту говоря запил. Причем это случалось с ним уже не в первый раз.

Тем не менее, после окончания чемпионата и я, и президент клуба встречались с ним, провели мужской разговор и вроде бы договорились. Выяснилось, что он до сих пор не удосужился подать соответствующие документы на квартиру. Поэтому мы попросили его такие документы собрать и принести. И действительно, дня через три он эти документы принес и... опять пропал. И тем самым вновь нарушил нашу договоренность о необходимости соблюдения режима. Поэтому теперь, если он вновь придет к нам и попросится в нашу команду, то мы его уже сами не возьмем, ибо нельзя же верить тому, кто неоднократно подводил тебя. Кроме того, насколько я знаю, Паземов просился в московские «Динамо» и «Локомотив», но Константин Бесков и Юрий Семин ему отказали.
Еженедельник «Футбол», 26.02.1995

«Спартак»

Вратарь: Руслан Нигматуллин («КамАЗ»)
Защитники: Андрей Афанасьев («Торпедо» М) и Андрей Иванов («Динамо» М)
Нападающие: Валерий Величко («Маккаби» Ришон-ле-Зион, Израиль) и Сергей Нагорняк («Нива» Винница)

Руслан Нигматуллин

– Руслан, расскажите про свой уход из «КамАЗа».

– Началось все с того, что в октябре прошлого года меня пригласили в «Спартак». После матча олимпийской сборной с Сан-Марино ко мне подошли его представители с предложением о переходе. Я дал предварительное согласие – «Спартак» всегда был моей мечтой. Когда приехал в Челны, то сразу же оповестил об этом руководство клуба, которое однозначно высказалось против моего отъезда. Затем в Челны приехали представители «Спартака», но договориться о переходе не смогли.

– Когда истекал ваш контракт с «КамАЗом»?

– Срок действия первого договора закончился 1 июля. Сразу же я подписал новый контракт с «КамАЗом» на два года. По нему клуб обязывался выполнить ряд условий, но все осталось лишь на бумаге. Я подал заявление на рассмотрение КДК. Мне не хотелось действовать таким путем, но другого выхода в сложившейся ситуации я не видел. Юридически контракт оказался недействительным и незарегистрированным в ПФЛ – таков был вердикт КДК. Вопрос был решен в мою пользу, и в декабре я стал свободным агентом.

– Как развивались события дальше?

– На меня снова вышел «Спартак», и 28 декабря я подписал трехлетний контракт. Также у меня было предложение и от московского «Динамо», где играет мой друг Дмитрий Крамаренко. Но «Спартак» есть «Спартак».

– Как на ваш уход реагировал Четверик?

– Я искренне переживаю наше холодное расставание. Мне, конечно, по-другому хотелось бы уйти из команды, где я стал игроком олимпийской сборной. Я благодарен Четверику за все, что он для меня сделал за те четыре года, что со мной нянчился. Я его прекрасно понимаю: терять игрока всегда неприятно. Но и меня он тоже должен понять. Мне хочется расти, а столица, как ни крути, дает для этого больше возможностей.

– Вы сказали, что «Спартак» – ваша мечта. Откуда такая любовь к этой команде?

– Я начал играть в футбол только в 13 лет. Был 1987 год, чемпионский для «Спартака». В Казани, где я родился, многие болели за красно-белых. Весь сезон я считал дни, оставшиеся до очередного матча любимой команды. Моим кумиром был Дасаев. Тогда-то я и решил заняться футболом, чтобы стать вратарем.

– И как началась ваша вратарская карьера?

– В Казани не было возможности заниматься футболом. Поэтому я узнал адрес общества «Спартак» и каждый день по наивности стал писать туда письма, чтобы меня приняли в футбольную школу. Всего накопилось 44 письма. В одном из них я оставил телефон моих родственников в Москве. Наверное, устав от моих бесконечных писем, кто-то из «Спартака» позвонил и спросил: «У него с головой все в порядке?» Тогда меня это здорово задело, и я решил доказать, что смогу стать настоящим вратарем и без них.
«Спорт-Экспресс», 13.01.1995

Андрей Афанасьев

– Переход в «Спартак» обдумывали долго?

– Долго и мучительно – месяца два. Слишком много было вопросов. Я в «Торпедо» был шесть лет, сросся с этим клубом душой, стал капитаном команды. К тому же мне 30 лет – возраст, не слишком подходящий для перемены мест.

– Поговаривают, что и разница в материальных условиях, предлагаемых двумя клубами, толкнула вас на переход. Это так?

– Какую-то определенную роль это сыграло, врать не буду, но явно не решающую. Конечно, «Ниссан», на котором я сейчас езжу, получше «Жигулей» будет, но если бы я не увидел чисто футбольного интереса в переходе – ни на какие условия не пошел бы.

– Как отнеслись к переходу дома?

– С наибольшей активностью поддержал тесть. Ему за 50, и, наверное, больше 30 из них он яростно болеет за «Спартак». Как услышал о предложении Романцева, был на седьмом небе – наконец-то, мол, смогу за тебя по-настоящему поболеть. Жена тоже поддержала.
«Спорт-Экспресс», 24.06.1995

Валерий Величко

– После окончания национального первенства в 1993 году подался на легионерские хлеба, взяв курс на Израиль, где отыграл целый сезон. После этого вновь вернулся в столицу Беларуси, где меня разыскало руководство московского «Спартака». У меня на то время были планы уехать играть в Германию, но я все же отправился в Москву.

Перед тем, как уйти на зимние каникулы, у спартаковцев оставалась одна игра на еврокубки с французским «ПСЖ», и хоть я не имел права тогда играть за москвичей, меня все ровно взяли в Париж. После отпуска, в начале 95-го начал подготовку к сезону. В то время за «Спартак» выступали Онопко, Аленичев, Цымбаларь, Никифоров, Тихонов и многие другие известные футболисты, потом пришли Юран, Шмаров. Но я не унывал, и вместе с командой вел подготовку к Кубку чемпионов содружества, который, кстати, мы впоследствии и завоевали. Все складывалось довольно-таки удачно, однако вскоре получил травму, которая впоследствии поставила крест на всей моей карьере.

Мы все время тренировались в манеже в Москве, а потом резко перешли на землю, отправившись на сбор в Израиль. К тому же там все время шли дожди, и поле, на котором мы тренировались, было в ужасном состоянии. На одном из занятий мое колено, которое и раньше меня беспокоило, «полетело» окончательно.
«Все о футболе», 26.04.2012

Сергей Нагорняк

– Так получилось, что в неполные двадцать три года я стал одним из старожилов команды «Нивы». А вскоре получил предложения из Белокаменной. Первое — от «Торпедо», которым тогда руководил Валентин Иванов. Потренировался с ними буквально два дня. И тут позвонил Грозный, предложивший пройти смотрины в «Спартаке». С красно-белыми я пробегал в манеже ровно одну неделю, после чего подошел Романцев: «Все нормально. Едешь с нами на сбор».

– А через полгода «Спартак» триумфально прошел групповой турнир Лиги чемпионов, выиграв шесть матчей из шести…

– Я в это время по арендному соглашению играл в «Днепре». Какой, думаю, смысл протирать штаны на лавке, если в состав через раз попадают даже Тихонов с Аленичевым? Тогда из заграницы как раз вернулись Шмаров, Юран и Черчесов, так что в «Спартаке» могли обойтись и без меня.
«Спорт-Экспресс в Украине», 29.03.2009

Не сложилось: Омари Тетрадзе

Омари Тетрадзе стал-таки спартаковцем. Но не московским, а владикавказским и уже укатил с ними на сбор в Италию. Сбылась голубая мечта главного тренера владикавказцев Валерия Газзаева. В его полку прибыло еще одним бывшим тбилисским динамовцев. А также – московским.

Как стало известно редакции, Тетрадзе, тренировавшийся и успешно игравший в контрольных матчах за столичный «Спартак», ожидал более выгодных и вроде согласованных ранее условий контракта с чемпионом страны. А в результате он подался назад в московское «Динамо».

Динамовское руководство отрядило кандидата в сборную России во владикавказский «Спартак», горячим желанием попасть в который Тетрадзе год назад изрядно попортил отношения с возглавляющим «Динамо» Константином Бесковым. И вот, дабы не бередить ничьи раны, Тетрадзе «сослан» на Кавказ. Пока как будто бы на один сезон...
Еженедельник «Футбол», 26.02.1995

10 самых важных игроков в истории «Спартака»

Россия, которую мы потеряли. Кто в юности был круче игроков сборной России

Фото: peoples.ru (1); fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов (2); REUTERS (4); РИА Новости/Владимир Родионов (5); REUTERS/Fatih Saribas (6); РИА Новости/Владимир Родионов (7)

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья