Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Жук в муравейнике

Первый Джеймс Бонд мог играть за «МЮ» Мэтта Басби. А победу на турнире по гольфу считал важнее Оскара

Многие не знают, но вся жизнь Шона Коннери, первого и, вероятно, самого узнаваемого Джеймса Бонда, связана со спортом: он гонял в футбол, занимался бодибилдингом и гольфом. Сейчас все расскажем. 

Из-за бедности Коннери работал с шести лет. От уныния спасали футбол и женщины

Детство Шона проходило бедно и безрадостно. Ему не повезло родиться на окраине Эдинбурга, в семье мигрантов из Ирландии. Его родители едва сводили концы с концами, поэтому уже с шести лет Шону приходилось подрабатывать.

Парень не унывал по двум причинам: женщины и футбол. Шон с детства был красавчиком и потерял девственность в 12 лет. Все оставшееся время он посвящал футбол: «Я сходил по нему с ума. При любой возможности я играл на бетонной площадке за моим домом. Ворот не было, я сам рисовал их мелом на стене».

Шона специально отдали в единственную школу Эдинбурга с футбольной секцией (остальные предпочитали регби). С 13 лет он ежедневно после смены молочника играл в футбол в Фет-Флор клубе – благотворительном центре, где бедные люди получали еду и горячую воду.

А когда в 1942-м школу Коннери закрыли из-за войны, он был единственным, кто обрадовался: «Теперь у меня будет больше времени для футбола!».

На флоте Коннери увлекся бодибилдингом: участвовал в «Мистер Вселенная» и, благодаря мощной физухе, попал в театр

Коннери поставил футбол на паузу только ради армии: в 16 лет его призвал военно-морской флот Великобритании, и Шон провел там два года, пока его не комиссовали из-за язвы. На флоте он увлекся физическими упражнениями и вернулся крепким кабаном.

Дома Шон раскачался еще мощнее и нашел новую работу – натурщиком в художественном колледже Эдинбурга.

Коннери всерьез подумывал о карьере профессионального атлета, и в 1953-м поехал на конкурс «Мистер Вселенная» (ежегодное соревнование для культуристов со всего мира). По популярной легенде Коннери занял третье место в основном конкурсе, но на самом деле он состязался в отдельном дивизионе – среди новичков. На турнире Шон увидел настоящих профи (сильнее остальных его впечатлили мощные культуристы из Америки), капитально приуныл и отказался от карьеры профессионального качка.

Зато из-за увлечения бодибилдингом Шон проник в мир театра, хотя сначала казалось, что его фигура, наоборот, только ему мешает. Он долго мотался по собеседованиям и везде получал отказы – театральным режиссерам не нравился его рост, слишком фактурная внешность, мощное телосложение. На пробах в популярном эдинбургском театре режиссер обозвал Шона перекаченным культуристом. Коннери не сдавался, и ему повезло: на прослушивании в мюзикл «Юг тихого океана» Шон так впечатлил комиссию мускулатурой, что для него придумали дополнительное испытание.

«Мне дали партнершу и попросили ее поднять. Я поднял девушку вверх на вытянутых руках, как соломенную куклу. Они засмеялись и велели ее подбросить. Я подбросил, и даже поймал. Наверное, я подбросил ее слишком высоко – они все ахнули. Но меня взяли», – вспоминал Коннери. 

В 1952-м Мэтт Басби пригласил Шона в «МЮ». Он отказался, через шесть лет команда разбилась в авиакатастрофе

В середине 50-х Шон переживал один из лучших периодов жизни. Одновременно он успевал играть и на сцене, и на стадионе (за молодежную команду «Бонниригг Роуз» и футбольную команду театра). Максимум кайфа – очень умеренно ответственности.

С футболом получалось даже лучше, чем с театром: в 1952-м Коннери пригласили в профессиональный клуб шотландской лиги «Ист Файф». Шон еще не был уверен, что сфокусируется на актерской игре, но один случай заставил его определиться с будущим: летом 1952-го его позвали играть за «МЮ».

С сезоне-1951/52 «Юнайтед» под руководством шотландского тренера Мэтта Басби стал чемпионом Англии. Летом 1952-го коуч перестраивал возрастную команду, и для поиска новичков срежиссировал турне молодежки «МЮ» по Великобритании. Мэтт одновременно просматривал молодежь «дьяволов» и искал крутых парней среди соперников.

В матче против молодежки «МЮ» Коннери выжег левый фланг, сделал два ассиста и впечатлил Басби: после игры он предложил Шону контракт с «МЮ», и даже назвал зарплату – 25 фунтов в неделю.

В пересказе Коннери история звучит как сказка, но для 50-х это стандартная ситуация: топ-клубы часто находили игроков среди полупрофессионалов. Смущает один момент: до 1960-го в английской лиге действовал потолок зарплат – 20 фунтов в неделю.

Шон несколько дней метался, но все же отказал: «Мне очень хотелось принять предложение, потому что я обожал футбол. Но я понимал, что на высоком уровне можно играть только до 30. Мне было 23, поэтому времени для профессиональной карьеры оставалось не так много. И я решил стать актером. Это оказалось одним из моих самых умных решений».

Всего через пару лет Шон засветился в массовке крупных фильмов, а в 1958 году получил одну из главных ролей в ленте «Другое время, другое место». В том же году большая часть команды Басби погибла в мюнхенской авиакатастрофе. 

Съемки в «Бонде» требовали шикарной физической формы. Коннери тренировался с Сигалом, и тот случайно сломал ему запястье

В портфолио Коннери около 80 фильмов, но весь мир знает его по роли Джеймса Бонда. Хотя изначально Шона не хотели брать в фильм.

В 1961-м режиссер Теренс Янг экранизировал романы Яна Флеминга о британском суперагенте, и мучился с выбором актера на роль Бонда. Чтобы определиться, Флеминг и Янг опубликовали в лондонской газете шорт-лист из шести претендентов. Коннери (в его портфолио значилось около 10 фильмов) проник в список, но считался аутсайдером: он не нравился Флемингу из-за шотландского акцента, а Янг предпочитал ему звезду британского кино Кэри Гранта. Результаты огорчили обоих – именно за Коннери проголосовало большинство читателей.

В послевоенные шестидесятые в центральной Европе, США и СССР царило напряженное ощущение холодной войны, и фильм о секретном агенте попал в нерв времени. «Бодиана» поймала суперуспех: «Доктор Ноу» (1962) собрал в мире почти 50 миллионов долларов (бюджет едва превысил миллион), а вышедшее через год продолжение «Из России с любовью» собрало 79 миллионов.

Продюсеры купались в деньгах, а Коннери – в славе: он идеально вписался в образ элегантного агента 007 и выглядел более английским, чем многие англичане. Актерскую игру Коннери оценил даже романист Флеминг: после выхода первого фильма он пообещал добавить Бонду шотландский акцент.

На съемках «Бонда» требовалась не только актерская игра, но и физическая мощь: Коннери сам снимался в динамичных сценах с драками, плаванием, вождением гоночных авто, избегая работы с дублерами. 

Ко времени съемок «Никогда не говори “никогда», последней части «Бонда», в которой сыграл Коннери, ему уже исполнилось 53. Для набора формы актер нанял персонального тренера по единоборствам – огромного американца, который ежедневно гонял его в зале. Тренера звали Стивен Сигал. Сотрудничество закончилось не очень удачно: во время тренировки Стивен случайно сломал партнеру запястье. Шон подумал, что это растяжение, и пошел к врачу только через пару дней, после настойчивых уговоров Янга.

Роль в бондиане превратила Коннери в одного из самых статусных актеров. Достаточно взглянуть на фильмы, которые ему предлагали (но от которых Шон отказался): «Парк юрского периода» Спилберга (1993), «Безумие» Альфреда Хичкока (1972), «Матрица» (1999).

Наверняка, самым неожиданным был отказ от роли Гэндальфа из «Властелина колец» (2001): Шон объяснил, что не хочет 18 месяцев торчать в Новой Зеландии.

Коннери обожал гольф: познакомился из-за него с женой и утверждал, что победа на Открытом турнире по гольфу важнее Оскара

Примерно 30 лет Коннери был максимально погружен в кино, но все равно не забрасывал спорт. Правда, футбол постепенно надоел шотландцу. По инерции он гонял в выставочных играх за команду звезд, но его вниманием завладел другой вид спорт. Новой любовью стал гольф.

Увлечение началось со съемок в очередной части Бонда – по сюжету «Голдфингера» (1964) секретный агент играл партию в гольф с главным злодеем. Шон как обычно отказался от дублера, и вместо этого нанял учителя по игре в гольф.

«Игра меня захватила и не отпускала уже никогда. Гольф лучше футбола в том смысле, что ты можешь в него играть до 90 лет», – вспоминал Коннери.

Именно на поле для гольфа ему сообщили о смерти Яна Флеминга в 1964-м. Создателю романов о Бонде, также обожавшему гольф, Шон посвятил партию, которую играл.

Перед съемками очередной части Бонда «Бриллианты навсегда» (1971) Коннери потребовал у продюсеров частный самолет – он должен был возить актера на поле для гольфа в паузах во время съемочного процесса.

На съемках «Лиги выдающихся джентльменов» (2003) в Чехии Коннери работал по 10 часов в день, но в единственный выходной на неделе ехал к замку Карлштайн, где расположено восемнадцатилуночное поле для гольфа.

О гольфе Коннери рассуждал с такой любовью, словно это самое важное занятие в его жизни: «В этой игре полностью обнажаются мои недостатки, пороки моего эго, характера, менталитета. Гольф для меня почти философия. Для меня, не обладающего религиозной верой, гольф служит нравственным ориентиром, поддержкой».

Именно гольф свел Коннери со второй женой. В 1972-м на турнире в Марокко он встретился с миниатюрной французской художницей Мишелин Рокбрюн, и моментально в нее влюбился. Они говорили на разных языках, но их объединил гольф: все свидания пара провела на поле, наслаждаясь игрой и обществом друг друга. Ради любви они оставили супругов (у Шона была жена и сын, у Мишелин – муж и трое детей), и в 1975-м поженились.

Единственное, о чем жалеет Коннери – в его трофейном шкафу нет победы в профессиональном турнире по гольфу: 

«Оскар», который я получил за «Неприкасаемых» — замечательная штука. Но я бы предпочел выиграть Открытый турнир по гольфу в США».

Коннери предал «Селтик» из-за дружбы с владельцем «Рейнджерс»

К началу нулевых Коннери слегка надоело сниматься в кино. Вернувшись в Шотландию, он заново увлекся футболом и часто гонял на местные игры.

«Селтик» – важнейшая часть детства Коннери. Он родился в Эдинбурге, но всегда с равнодушием относился к местной команде «Хартс». «Любовь к «Селтику» я впитал от отца. В детстве мы сами делали зеленые майки и представляли, что играем за «кельтов», – вспоминал Коннери.

Позднее Шон изменил родному клубу с «Глазго Рейнджерс»,  поскольку дружил с президентом команды Дэвидом Мюрреем. Шотландец сколотил капитал на металлургии и добыче полезных ископаемых, а в 90-х купил «Рейнджерс». Именно он в 2010-х повесил на клуб миллионные долги и затянул во вторую лигу, но в за десятилетие до этого клуб переживал расцвет.

Актер и бизнесмен познакомились на благотворительным вечере в Глазго и быстро поладили. «Мы наслаждаемся компанией друг друга. Дэвид стал моим хорошим другом», – говорил Коннери. 

В начале нулевых актер часто проводил время в вип-ложе «Айброкса» на играх «Рейнджерс», и стал там настолько своим, что иногда его пускали в раздевалку. Об этом вспоминает Рональд де Бур: в 2000-м экс-звезда «Барсы» доигрывал в Шотландии, и в первом же матче за «Рейнджерс» встретил в раздевалке Коннери.

«Мы приехали на стадион, и я сразу поразился тому, насколько крошечная раздевалка. Мы едва поместились! Когда мы зашли в раздевалку, в углу стоял мужчина. Сначала я не узнал его, но потом понял, что это агент 007. Я не понимал, что он там делает, но потом узнал, что он хороший друг Дэвида Мюррея».

При этом Шон не забывал о родном клубе. В 2010 году он спонсировал благотворительный матч в честь легенды «Селтика» Джока Стейна.

Из-за футбольной полигамности Шон попадал в неприятности. Точка кипения наступила в 2008-м, когда он попросил у «Селтика» два билета на дерби старой фирмы и получил предсказуемый отказ. Шон не расстроился и взял пару билетов в вип-ложу у Мюррея. О запросе Коннери узнали журналисты, и в утром в матчдэй несколько газет в Глазго вышли с заголовком «Обнаглевшая звезда». А фаны «Селтика» весь матч с упоением мочили Шона: вывесили нецензурные баннеры, скандировали оскорбительные чант и гудели, когда камера находила его в вип-ложе.

После матча Коннери вскипел: «Мне жаль, что существует фанатское сектантство, которое губит шотландский футбол. На месте рефери я бы показал фанатам красную карточку, чтобы навсегда расстаться с этим явлением».

В 2011-м история дружбы Коннери и «Рейнджерс» закончилась. Мюррей, загнавший клуб в гигантские долги, продал его за символический евро, и Шон навсегда забыл о матчах «Рейнджерс».

***

Сейчас Коннери встречает старость на Багамах, где у них с Мишелин небольшой особняк. Бурные развлечения и спорт остались в молодости.

Последнее напоминание о спортивном прошлом случилось в 2012-м, когда в матче кубка шотландской лиги «Бонниринг Роуз» проигрывал «Брихан Сити» 6:0. Комментатор Sky Football освежил игру остроумной шуткой про Шона: 

«В такой ситуации их не спасет даже Шон Коннери. Кстати, вы знали, что агент 007 играл за «Роуз?».

До кино Джейсон Стетхем был в сборной Британии по прыжкам в воду. А еще мы узнали, как он раскачал тело

Фото: imdb.com; Daily Mail/Stephen Gibson; globallookpress.com/Joe Steele & Allan Milligan/ZUMAPRESS.com, Donald Macleod/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Bob Haswell/Express, Clive Brunskill

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+