Блог Медвежий угол

Почему дело Глазыриной - крах российской допинговой системы

С удовольствием прочитал решение антидопинговой панели IBU по Глазыриной.

В нём, как в капле воды, отражена вся суть российской допинговой эпопеи: с одной стороны – убийственные доказательства государственной системы и вовлечения в нее поголовно всех топовых атлетов, с другой – невнятное мычание, отсутствие всякой логики в аргументах и замашки полублатной шпаны.

Меня умиляет, как дружно на защиту Глазыриной встали патриотически настроенные товарищи, которые никогда к ней особо тёплых чувств не питали. И пост Копачёва с Самбуром заминусовали, и «Спорт-Экспресс» завёл шарманку про «косвенные улики», «дикие обвинения» и «невероятные претензии».

Правильно истерят товарищи, правильно. Почуяли наконец-то, чем дело пахнет.

Что в кейсе Глазыриной самое главное?

То, что изложенные в докладе Макларена доказательства вновь признаны неопровержимыми, а выводы – обоснованными.

Полгода назад я опубликовал здесь статью «Удар по бандерлогам, или как CAS согласился с Маклареном». Дело, напомню, касалось апелляции легкоатлетки Пятых, которая была признана виновной в нарушении антидопинговых правил на основании электронных файлов, вывезенных Родченковым на жёстком диске компьютера. Тогда CAS решил, что переписка Родченкова с чиновниками Минспорта и ЦСП является вполне надёжным доказательством, достаточным для вывода о применении упомянутыми атлетами допинга.

То решение Лозанны осталось почти незамеченным, а напрасно. Я давно говорил, что изложенная в нем правовая позиция еще не раз всплывет в прецедентной практике, связанной с разгромом российского допингового болота.

Так и произошло: антидопинговая панель IBU неоднократно (п.п. 62, 94, 171) ссылается на дело Пятых, подчёркивая, что доклад Макларена заслуживает абсолютного доверия, а электронная переписка является вполне надёжным доказательством.

Но в деле Глазыриной факты, изложенные в переписке Родченкова, удалось подтвердить еще и данными системы ЛИМС, которые WADA, несмотря на героические усилия Следственного комитета, удалось заполучить из московской лаборатории.

Нет необходимости говорить, что база данных московской лабы полностью совпадает с содержанием писем, которыми обменивались Родченков, Великодный и анонимный информатор Агентства.

А таких данных в базе – сотни, если не тысячи.

И если большей части сочинских аферистов удалось уйти от ответственности, то здесь уничтоженные положительные пробы не спасут. CAS чётко дал понять: он не особо склонен доверять устным показаниям и не считает, что наличие системы обязательно предполагает личное участие в ней отдельных атлетов.

Однако в случае с электронной перепиской и системой ЛИМС ситуация принципиально другая: по ним можно идентифицировать конкретных спортсменов и находить неопровержимые доказательства сдачи ими положительных проб. Тех самых, которые РусАДА годами прятало от системы АДАМС.

По сути, дело Пятых и дело Глазыриной – это тот правовой фундамент, на котором можно начинать казнь государственной допинговой системы.

Ведь Сочи-2014 – это лишь эпизод, верхушка айсберга. Суть российского «допинг-контроля» в 2011-2015 гг. заключалась только в одном – по возможности не выпускать за границу «грязных» спортсменов, вовремя сигнализируя им об опасности.

Сейчас бенефициарам этой системы начнёт прилетать, о чём я предупреждал уже давно.

Что ещё интересного в решении по Глазыриной?

Полный крах версии Бармалео, которой он пудрит мозги наивным домохозяйкам: что метаболиты стероидов, входивших в состав «Дюшеса», обнаруживаются в организме в течение полугода. И, следовательно, сданные россиянами за границей чистые пробы – надёжное свидетельство неприменения коктейля.

Это, как я всегда и говорил, наглое враньё.

19 и 21 декабря 2013 года в пробах Глазыриной есть следы стероидов, а 6 января и 1 февраля – уже нет. И три (три, Карл!) независимых эксперта из разных лабораторий подтверждают, что придуманные Родченковым схема применения и состав Дюшеса

а)обеспечивают его эффективность и

б)сильно уменьшают окно обнаружения.

Финита ля комедия, Бармалео. Это разгром.

Другой пинок по бандерлогам – ленивое замечание панели о том, что анонимность информатора WADA (который самому Агентству, разумеется, известен) не отрицает доказательственного значения его показаний. Это совершенно нормальная практика.

Враньё Пихлера, который, наступив на СБР, до сих пор не может отмыть башмаки. Вольфганг подтвердил, что Глазырина пропускала этап в Оберхофе для отдыха. Что прямо противоречит фактам: её сначала заявили, а потом внезапно сняли с этапа.

Неопознанный летающий пакет с документами, оправдывающими Глазырину – это вообще в мемориз. Такого, наверное, история спортивного правосудия ещё не знала: сторона защиты ссылается на какие-то бумажки, пришедшие в международную федерацию без сопроводительного письма, без подписей, без печати, вообще без каких-то опознавательных знаков! Если бы эти документы были приняты панелью, вот простор открылся бы для доказывания! Печатай у себя на компьютере любые справки и экспертные заключения – нехай арбитры приобщают к делу и разбираются.

Великодный, оказывается – мелкий чиновник, находящийся сейчас под следствием (серьёзно?). Поэтому его переписка не может быть веским доказательством. Уровень логики – 80.

Кстати, о переписке. Понятное дело, что ни один здравомыслящий человек никогда не сомневался в ее подлинности. Я многократно отмечал, что подделка подобных документов, которые легко сопоставить с сотнями фактов, в принципе невозможна, и дело даже не в технических трудностях. Вон, даже короткое видео «работы российской авиации в Сирии» разоблачили как фейк, а тут сотни писем с тысячами мелких деталей. Поэтому вся болтовня о фальсификации переписки Родченкова – это исключительно для внутреннего потребления, сами бандерлоги в эту чушь не верят.

Но что самое забавное, адвокаты Глазыриной, вслед за адвокатами Пятых, не рискнули стать посмешищем на глазах всего мира и оспаривать аутентичность переписки. Правильно. В гостях мы ведём себя куда приличней, только неопознанными летающими пакетами ограничиваемся.

Между тем, согласно мнению членов панели, именно переписка – ядро выдвинутых против Глазыриной обвинений.

И, пожалуй, самое страшное для бандерлогов.

П. 190 решения, чуть ли не самый короткий из всех:

190. Upon careful deliberation, the Athlete’s case is in fact quite clear.

Это конец.

И это всё, что нужно знать о перспективах похода Глазыриной в CAS. Хотя Пацеву, понятное дело, гонорар лишним не будет.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.